Дорогая мама!

23-12-2001

Здесь Вы можете послушать лекцию чешского языка:

Елена Патлатия. Здравствуйте! В студии Елена Патлатия. Сегодня у нас на радио день самообслуживания. То есть каждый журналист одновременно и режиссер, и звукооператор, и редактор, и начальник. Поэтому мы с Либором договорились, что сегодня программу «Ahoj Praha» проведу я сама.
Сколько тут кнопочек интересных. Я так рада, что сама все буду делать. Итак, начинаем… Здравствуй, дорогая мамочка! Да, да, я обращаюсь к тебе, моя дорогая мама! Ты слышишь меня? Это я, твоя дочь, Лена Патлатия. Милая мамочка! Мне так перед тобой стыдно, что я вот уже год, как какая-то Эдит Пиаф пою в эфире нашей радиостанции, по поводу и без повода, а для тебя, дорогая мама не спела ни слова. ТЫ, конечно, скромничаешь, стесняешься. Не напишешь мне письмо с просьбой: «Спой, Лена, только для меня…» А я решила. Возьму и спою. Твою любимую, мама, песню. Помнишь, когда я маленькая возвращалась с прогулки, жаловалась тебе на подруг или мальчишек, или нос вдруг в драке разбила, или куклу в луже утопила, ты меня усаживала перед собой, кормила кашей с ложечки, ну, или винегретом, или пловом, ты же не только кашу мне готовила. А потом пела. Эту песню. А сейчас я для тебя ее спою. Мама, это для тебя сюрприз. Наверное, у тебя нет под рукой магнитофона, и ты не можешь записать эту песню. Поэтому запиши. Сегодня, через два часа, а потом еще через час, и завтра в 8 утра эта программа будет повторяться. Если захочешь, запиши меня на магнитофон. А когда по вечерам будешь вспоминать свою дочу, Лену Патлатия, включай песню и слушай. Итак, песня Тортиллы. Посвящается маме. Я думаю, дорогие радиослушатели, вы не обидитесь, что раз в год я решила воспользоваться служебным положением. Да и многим из вас эта песня нравится. Нажимаю на желтую кнопку, начинается фонограмма, я беру в руки микрофон и пою…
Затянулась бурой тиной
Гладь старинного пруда...
Ах, была как Буратино
Я когда-то молода
Был беспечным и наивным
Черепахи юной взгляд
Все вокруг казалось дивным
Триста лет тому назад
Мне казалось - счастье рядом,
Только лапку протяни
Но осенним листопадом
Зашуршали лета дни
Старость все-таки не радость,
Люди правду говорят:
Как мне счастье улыбалось
Триста лет тому назад.
Юный друг, всегда будь юным,
Ты взрослеть не торопись,
Будь веселым, дерзким, шумным,
Драться надо - так дерись!
Никогда не знай покоя,
Плачь и смейся невпопад,
Я сама была такою
Триста лет тому назад.
Я сама была такою
Триста лет тому назад.
Либор Кукал. Хрю-хрю.

Е. П. Ой, свинка в студию зашла. Ты где, свинка? Выходи!
Л.К. Хрю-хрю!
Е.П. Под стол полезла! Ой, Либор это ты! А ты свинку не видел? Она тут пробегала!
Л.К. Лена, это была не свинка. Это я. Это я хрюкаю. Хрю-хрю.
Е.П. А зачем ты хрюкаешь? И что ты вообще тут делаешь? Ты же должен прийти через неделю?
Л.К. Лена, я спрятался под столом, хотел тебя напугать. А потом услышал, что ты маме песню пела. Мне так понравилось.
Е.П. А хочешь, ты тоже споешь песню? Для своей мамы…
Л.К. Моя мама по-русски знает только «Добро пожаловать», «Скажите, сколько стоит эта матрешка?» и «Горбачев, я тебя люблю!». А больше ничего. А хочешь, я для твоей мамы тоже спою? Я ведь ее тоже люблю. Ты когда ее письма читаешь, все время мне приветы передаешь. Вы слышите меня, Людмила Ивановна, это я, Либор, друг вашей дочи, Лены Патлатия, я тоже хочу вам спеть.
Е.П. Мама, он хороший. У меня, когда ангина, он мне варенье дарит. И сегодня мне Либор принес в коробочке картофельное пюре и кусок мяса, чтобы я не голодала на работе. И еще, мама, Либор тебе подарок передал, я когда тебе буду новогоднюю посылку отправлять, тебе его подарок положу. Либор, сказать, что там?
Л.К. Не надо, а то так неинтересно. Скажи только, что он теплый и красивый…
Е.П. Да, мама, да. Он, твой подарок, теплый и красивый. Ты его скоро увидишь, мамочка!
Л.К. Лена, я спою для твоей мамы тоже песню Тортиллы. Раз она ей так нравится. Ты когда пела, я все слова на чешский перевел. Только она будет обращаться к Пиноккио, ладно? Нас же в школе учили Пиноккио, а не Буратино. Итак, нажимай на кнопку. Пошла фонограмма.
Е.П. Нажала. Пой.
Л.К. Раз, два…
Pokryla se vrstvou temnou
Hladina starého rybníka
Ach, byla jsem kdysi mladá
Jako ty, Pinochio
Byl dobrácký a naivní
Želvy mladé pohled
Všechno kolem bylo zvláštní
V sedmnáctém století
Zdálo se mi – štěstí je tu,
Jenom packu natáhni
No studeným listopadem
Stesk se krade na mozek
Stáří není vůbec radost
Dobře lidé říkají
Jak se na mě štěstí smálo
V sedmnáctém století
Dítě moje, buď vždy dítě
Dospělým stát nespěchej,
Buď veselý, drzý, hlučný,
Chceš se rvát, jenom se rvi
Nikdy se nezdávej, nikdy
Plač a směj se jak se dá
Taky jsem taková byla
V sedmnáctém století
Taky jsem taková byla
V sedmnáctém století
Е.П. На этом наша программа подошла к концу. Я прощаюсь со всеми слушателями, а тебе, мамочка, еще раз привет. Я тебе позвоню завтра после обеда, а вчера я тебе письмо выслала с фотографиями. Я там снялась на фоне зимней Праги. Через неделю ты должна получить. Да, мама, если не забудешь – вышли мне в конверте адрес Оля Романович, ну моей подруги, с которой я училась. Я ей письмо написала, а адреса то у меня нет.
Л.К. И у меня еще будет просьба. Пришлите нам, пожалуйста, рецепт супа-харчо. Лена говорит, что вы его прекрасно варите, а сама рецепт не помнит.
Е.П. Мама, я его помню, только у меня почему-то рис какой-то водянистый, а бульон, как будто в нем цветы две недели стояли. Ничего не пойму, мама. Слушай, и еще. Посмотри вон ту мою зеленую курточку, которая в шкафу висит, в большой комнате. Если ее еще моль не съела – вышли ее мне. Буду в ней на работу ходить. Ладно? Ну, пока. Целую тебя, мама сто раз. Всем нашим привет!

23-12-2001