Йиржи Шуст – чешский композитор из московской консерватории

08-07-2001

Дорогие радиослушатели! В студии Радио Прага вас приветствует Елена Патлатия. В сегодняшней музыкальной рубрике «Аллегро» мы хотим познакомить вас с жизнью и творчеством композитора Йиржи Шуста.

Йиржи Шуст писал музыку для кино. В его творческом архиве - более 80 полнометражных фильмов и около тысячи короткометражных фильмов и телесериалов. Очень плодотворным оказалось сотрудничество композитора с режиссером Йиржи Менцелем, для которого Йиржи Шуст написал музыку к 11 полнометражным фильмам. У нас в гостях Яна Шустова, дочь композитора, которая расскажет нам, каким был Йиржи Шуст.

Елена Патлатия: Итак, Яна, несколько слов о детстве композитора. Обычно этот период всегда оказывается особенно важным для дальнейшего развития событий. Йиржи Шуст сразу понял, что музыка это его призвание?

Так мой отец оказался в Москве. К большому удивлению всех, он сдал приемные экзамены в Московскую консерваторию и стал студентом двух отделений: игра на фортепиано и композиция. По фортепиано он учился в классе профессора Гинзбурга, а секреты композиции постигал у Кабалевского и Дубовского. После начала Второй мировой войны он был вынужден вернуться в Прагу, где мог продолжать образование только по одной из специальностей. Мой отец выбрал композицию, так как говорил, что в Москве его так хорошо научили играть на фортепиано, что в Праге ему уже учиться нечему. Яна Шустова: Мой отец родился в Праге в 1919 году. Он рос в семье, где не было ни одного музыканта. Но с детства любил музыку и учился игре на фортепиано. Ему повезло с учителем, который сразу заметил интерес мальчика к композиции и отнесся к этому с пониманием. Однако когда однажды мой отец выразил желание продолжить музыкальное образование и учиться в консерватории, родители об этом и слышать не хотели. Они позаботились о том, чтобы сын доучился в гимназии и поступил в торговую академию. Отец мой был плохим студентом. Он вытворял всяческие безобразия, так что его, в конце концов, выгнали из академии, и более того, он получил справку об исключении из всех школ республики. Его бедная мать не знала, что делать дальше. Ей не оставалось ничего иного, как отправить сына к отцу, который в то время работал советником в чехословацком посольстве в Москве.

Елена: Как Йиржи Шуст решил писать музыку к фильмам?

Яна: Он закончил консерваторию в 1941 году и устроился работать композитором на Киностудию в Злине. Но самым первым заданием было написать музыкальную заставку к рекламе обувной фирмы «Батя». После того, как он успешно справился с этим заданием, он решил в Злине остаться. Там он написал музыку к 14 фильмам. Пять из них были мультфильмы и кукольные гротески. Один из них, «Рождественский сон», в 1946 году, получил приз на кинофестивале в Каннах. В 1948 году отец вернулся в Прагу и работал на киностудии Баррандов. Самым первым значимым в его карьере стал фильм «Неделя в тихом доме».

Елена: Чем отличается творчество композитора для кино от создания симфонической, оперной, камерной музыки?

Яна: Оно отличается тем, что композитор для кино должен уметь написать все. Это интересно, сколько всего приходится ему написать. Например, в начале своей профессии Йиржи Шуст работал над музыкой к фильму о чешских национальных песнях. И как контраст к красоте этих песен в фильме должна была прозвучать затасканная песенка. Но нельзя было использовать действительно настоящую уже затасканную песенку, чтобы не оскорбить ее автора. Потому было надо написать затасканную песенку специально для этого фильма - и это должен был сделать мой папа. Он написал ее, но ему было очень стыдно за это, потому что незадолго до того он окончил консерваторию с симфонией, которую на Чехословацком радио дирижировал знакомый дирижер Отакар Еремияш. Друзья моего отца знали, что ему стыдно за затасканную песенку, и когда он через год женился, они наняли музыкантов, которые новобрачным перед ратушей ее сыграли. И надо сказать, что позже моему отцу пришлось написать еще много таких затасканных песенок.

Как композитор киномузыки мой отец также иногда должен был писать фашистские марши, потому что в исторических фильмах нельзя было использовать настоящие фашистские марши из-за авторских прав. Это было иронией судьбы, потому что мой отец из семьи, которая очень пострадала от фашистов. Мой отец и его брат боролись против фашизма. Брат был арестован, и он возвратился из концлагеря с разбитым здоровьем. Мать моего отца погибла в концлагере, а его отчима фашисты замучили. Мой отец долго скрывался перед гестапо, которое хотело арестовать также и его. Но, несмотря на все воспоминания, связанные с войной, он хорошо справлялся с этими заданиями. Обычно говорили, что нельзя отличить фашистский марш, написанный Шустом от настоящего.

Елена: Яна, а с кем из режиссеров твой отец сотрудничал больше всего?

Яна: Среди самых известных можно назвать Веру Хитилову, с ней был сделан фильм «Маргаритки», который был запрещен в Чехии. Он пользовался большим успехом во Франции, а в Чехии премьера состоялась уже после смерти моего отца. Еще он работал с Йиржи Крейчиком, Франтишком Влачилом, но больше всего, конечно, с Йиржи Менцелем. Их сотрудничество началось уже в 1967 г., когда Менцель еще учился на факультете кино, и кто-то ему посоветовал, что начинать снимать фильмы лучше вместе с опытным композитором. И так их сотрудничество продолжалось почти тридцать лет. Йиржи Менцель говорил, что Шуст его «придворный композитор». Мой отец написал музыку к 11 его фильмам. Самые известные из них:

* «Поезда особого назначения» (1966)
* «Пострижение» (1980)
* «Праздник подснежников» (1982)
* «Деревенька моя, центральная»
* «Жаворонки на нити»
* «Забавное лето»

Фильм «Поезда особого назначения» в 1968 г. получил Оскара (это до сих пор один из трех чешских фильмов награжденных этим призом). К одной из мелодий из этого фильма американцы написали текст, и песня вышла на граммофонной пластинке. Вот послушайте: Из фильма «Пострижение»Из фильма «Пострижение»


Елена: А можешь рассказать нам какую-нибудь историю из его жизни, которую ты помнишь сама, а не знаешь, например, со слов мамы или друзей?

Яна: Я помню, как всегда расстраивался мой отец, что у него ни в имени, ни в фамилии, не было букв, обозначающих в латинской транскрипции звуки гаммы, как, например, у Иоганна Себастиана Баха, который по буквам-звукам своей фамилии B - A - C - H написал композицию. Но в 1993 г. у моего отца была проблема с ногой, и он должен был идти на облучение цезием. И слово "цезий" как раз содержит в себе такие буквы-музыкальные тоны гаммы. С-до, Es – ми бемоль, Ces –до бемоль. Так мой отец по сюжету C - Es - Ces написал композицию «Облучение цезием» - танец смерти в размере три четверти.

Вскоре к нам пришел режиссер Ярослав Брабец и спросил отца, не мог бы он написать музыку к фильму «Кровавый роман». Но это нужно было сделать в очень короткий срок. Тогда отец ему сыграл «Облучение цезием» и режиссер эту композицию посчитал очень подходящей для своего фильма-ужастика.

Йиржи Шуст писал, конечно, не только киномузыку. Давайте послушаем небольшой отрывок из монументального произведения, «Кончерто Богемо», которое прозвучало в чешском павильоне на Международной выставке «Экспо» 1967 в Монреале.

Елена: Вспоминал ли твой отец когда-нибудь о Москве?

Яна: Да, вспоминал. До сих пор дома стоит зеленое кресло, где отец очень любил сидеть и вспоминать, как это кресло было с ним в Москве. А на фортепиано лежит Палехская шкатулка с картинкой Москвы, где написано: «Шустам Гинзбурги». Мой отец был в Москве в 1987 году. А после возвращения сказал: «Круг замыкается, жизнь кончается, я возвратился туда, где я начинал». Он скончался в 1995 году.

Для прослушивания звукового варианта выпуска рубрики «Аллегро» в формате Real Audio нажмите здесь:

08-07-2001