Чехова в Чехии читали и будут читать

09-06-2004

Созвучие фамилии Антона Павловича Чехова с названием страны Чехия дало однажды повод к шутливому предположению о чешских корнях писателя. На выставке «Чехов в Чехии», проходившей несколько лет тому назад в петербургском литературно-мемориальном музее Достоевского красовался плакат с надписью «А все-таки Чехов был чех». И хотя шутка не обоснована, Чехова здесь знают и любят.

Начиная с прошлого века, не было практически ни одного значительного режиссера Чехии, кто не испробовал бы свои силы на материале чеховских произведений. В 1892 г. А. П. Чехов в письме В. А. Тихонову писал: «...давно уже переведен немцами. Чехи и сербы тоже одобряют». Но чехи не просто одобряли творчество незаурядного автора, он был одним из самых читаемых русских писателей в Чехии, как, впрочем, и в мире. Еще в 1889 г. чешский писатель Кирилл Мудры просил у него разрешения по поводу переводов его рассказов на чешский. А в 1954 г. писатель Йиржи Марек говорил о своем восторге перед открывшейся перед ним истиной: «Впервые я узнал Чехова как автора незабываемых коротких юмористических рассказов, но только позже, познакомившись со всем его творчеством, я понял, что скрывается за его юмором, какая скорбь - и какая вера!..».

Отрадно, что недавно в Чехии, в издательстве «Dokoran» вышел новый сборник рассказов Антона Павловича Чехова «Podvodnici z nouze» («Мошенники поневоле») в переводе Либора Дворжака, обладающего тонкой литературной интуицией. Презентация книги напоминала дружеский вечер. В исполнении Милана Дворжака, брата переводчика, кстати, он также переводит с русского и музыкально озвучивает тексты Булата Окуджавы, Владимира Высоцкого и других авторов, прозвучал чешский вариант песни «Извозчик»:

О том, как работалось переводчику над книгой, как и о его планах на будущее, мы беседуем с Миланом Дворжаком.

- Многие чеховские произведения мелкой прозы неизвестны чешской широкой общественности...

- Это вы верно заметили. Но, с другой стороны, читательская публика здесь - ранее в Чехословакии, потом в Чехии и Словакии всегда читала Чехова, и он был ей интересен. Я думаю потому, что он, действительно, самый настоящий современный писатель. Моя читательская практика говорит о том, что авторов такого рода сейчас в российской литературе, в принципе, нет. Есть очень хорошие рассказчики, но именно такого типа, какой представляет Чехов или Зощенко, нет. Поэтому их постоянно читают.

- В Чехии повторно издавались известные, почти хрестоматийные рассказы Чехова. Ваш сборник представляет менее знакомое «лицо» Чехова.

- Я думаю, что это как раз самое настоящее его «лицо». Вы, наверное, заметили, что в этот сборник, небольшой в принципе - меньше пятидесяти рассказов, где есть и самые известные рассказы, вошли - их более половины - и те, которые, может быть, даже российскому читателю пока не известны. Хотя я составлял эту книгу по сборникам, изданным в 90-е годы в Москве, а в них можно отыскать почти все. Или, по крайней мере, то, о чем досконально известно, что это действительно Чехов. Мы ведь знаем, что он подписывал различными псевдонимами, и есть рассказы, которые приписывают Антону Павловичу, однако они не чеховские.

- Натолкнулись ли вы на специфические трудности при переводе?

- Наоборот. У меня такое ощущение, что это был очень приятный труд, а это бывает редко. Последняя книжка, которую я переводил, это -последний роман Булата Окуджавы. Вот это было гораздо труднее. А язык Чехова-рассказчика прозрачный, просто прекраснейший. Это просто радость - сидеть и трудиться над переводами такого автора!

- А переводческие планы на будущее?

- Вы знаете, я даже сам не знаю, за что возьмусь, потому что сейчас перевожу публицистику. Я переводил и для театра, потому что у нас ставил известный российский режиссер Сергей Федотов «Мелкого беса» Сологуба. Может быть, возьмусь за Сологуба, если, конечно, издательство сочтет возможным эту книгу издать. Хотел бы еще переводить рассказы Чехова, а также Аверченко и Зощенко. А потом, поживем - увидим.

09-06-2004