Йосеф Навратил – чешский художник колорист

03-04-2002

Сегодня я приглашаю вас в пражский «Почтовый музей». Но в этот раз мы не будем вам рассказывать об истории возникновения чешской почтовой марки. Совершенно неожиданно в почтовом музее я познакомился с искусством художника, который марками никогда не занимался.

На берегу реки Влтавы, достаточно недалеко от центра города стоит маленький двухэтажный домик, на балкончике которого висит табличка с номером 1988. Как я потом узнал, это год открытия почтового музея, но сам дом намного старше. Раньше, в 1847 году, этот дом принадлежал семье мельника Михаловица, благодаря которому дом на берегу Влтавы и прославился. В 19 веке мельники были всеми уважаемы и относились к числу обеспеченных людей. Пан Михаловиц был человеком, который хотел жить в ногу со временем и по моде, поэтому для того, чтобы превратить свое жилище в уютный семейный дом он пригласил дизайнера, вернее сегодня эта профессия называется дизайнер, в 19 веке она называлась немного скромнее. Пан Михаловиц отправился в одно из пражских «Бюро по росписи комнат» и сделал заказ у художника – декоратора Йосефа Навратила.

Дом, в котором располагается «Почтовый музей», и где в середине 19 века жила семья Михаловиц внешне ничем не привлекает. Интерьер тоже достаточно скромный. И я наверняка не обратил бы внимание на настенную роспись, которая служит довольно неудачным фоном для стендов с марками, сделанных в социалистическом, канцелярском стиле. Если бы не встреча с Йиржи Берглом, который рассказал мне о художнике Йосефе Навратиле, чьей кисти принадлежат прекрасные картины, написанные прямо на стенах комнат. Мы рассматривали орнамент на потолке, а в моем воображении оживала эпоха, когда комнаты назывались салонами, а люди ходили в цилиндрах, эпоха, когда творили Гектор Берлиоз и молодой Иоганн Штраус.

Первая комната, в которую мы вошли, называлась «Зеленый салон». Первое, что обращает на себя ваше внимание, это расписной потолок.

«Йосеф Навратил в 1847 году применял особую технику, он использовал шаблоны. Когда слышите слово шаблон, то первая ваша ассоциация связана с чем - то одинаковым, похожим одно на другое, приложил и готово. Но если посмотрите на потолки в комнатах «Ваврова дома», это второе название дома, где жил мельник Михаловиц, то не найдете ни одного одинакового орнамента. Орнаменты очень похожи на лепнину, плавно переходят с потолка на стену».

Еще одной особенностью этого дома являются печи. В каждой комнате печь иная.

«Совсем недавно посетителям говорили, что в «Зеленом салоне» печь сделана по эскизам Навратила. Сегодня Вам этого уже не скажут. Однажды здесь побывала дама – искусствовед, которая говорила, что когда видит эту печь, то ей хочется поклониться, настолько она красива. Печь ей страшно понравилась, но она не была неуверенна, что эта печь сделана по проекту Навратила. Скажем, что это прекрасная печь в стиле ампир. А она действительно прекрасна».

Из «Зеленого салона мы перешли в «Альпийский». Снова нас окружила прекрасная настенная роспись. Каждая стена – отдельная картина. Название Альпийский салон не означает, что на стенах только пейзажи с изображением Альп. Здесь можно увидеть и несколько отклонений от темы. На одной из стен изображен град «Камык», а напротив «Адржпашский водопад», все это находится в Чехии.

«А если обратите внимание на семью, изображенную около водопада, то их одежда вызовет воспоминание о книге «Философская история» Алоиса Йираска. Это семья мельника Михаловица, который в 1847 году заказал Йосефу Навратилу роспись стен в своем доме. Все картины обрамлены золочеными рамами. Снова стоит обратить внимание на потолок. Снова иной, снова прекрасный. Детям очень нравятся ангелочки, украшающие потолок, а родители всегда вздыхают и говорят: «Ах, какой красивый, лепной потолок». Это не лепка, этот способ называется тон в тоне, это роспись».

Когда смотришь на некоторые картины Навратила, хорошо понимаешь значение слова, которое мы узнали еще в школе на уроках изобразительного искусства – сумеречный свет. Может сумеречно светить? Может. В этом я убедился, любуясь одной из картин в «Альпийском салоне». Туман, неясные тени.

«Альпийский салон» семье мельника служил в качестве столовой, в окружении альпийских пейзажей обед был наверняка особенно вкусным. Когда проходите по комнатам Ваврова дома, то понимаете, сколько работы в него вложили реставраторы. Картины были написаны в 1847 году, первая реставрация осуществилась в 1950 году, когда дом переходил во владение государства, а вторая в 1988 году, когда бывший дом мельника был превращен в почтовый музей».

Чешский художник Йосеф Навратил родился в 1798 году в городе Сланы. В 1819-23 годах учился в Пражской академии у Й. Берглера. В 1826 году женился на Терезии Майрановой, дочери пражского производителя товаров из шелка. В 1838 –43 годах расписал стены в замке Антонина Вайта в Либехове, в 1840 году для Вацлава Вайта в замке Кленова у Клатов и для Мартина Вагнера в Велких Иирнах. Он много путешествовал, несколько раз был в Германии, Швейцарии, Бельгии, Австрии и Франции.

В 1847 году он расписал стены для пражского мельника Михаловица. В 1847 – 48 годах оформлял зал капитулы в пражском монастыре крестоносцев. В 1850 году он стал председателем Союза живописцев. Йосеф Навратил вместе с К. Пуркыне был самым знаменитым колористом в чешской живописи 19 века. В своем творчестве он прошел путь от стиля ампир и романтической росписи, через декорацию второго рококо к современному понятию краски. Его цикл настенных картин о Власте в Либехове по стихам пражского немецкого поэта К. Э. Эберта является пиком чешской романтической исторической живописи. В качестве живописца он проявлял себя в малых жанровых картинах и натюрмортах, в которых старался реалистично изобразить мир. Он работал со светотенью, при этом давая простор фантазии зрителя.

Третий салон в доме мельника Михаловица называется «Театральный салон». Свое название он получил не потому, что здесь игрались домашние спектакли, а потому, что на стенах в своеобразных, нарисованных раковинах изображены сцены из различных театральных пьес, чешских и немецких. Это салон в стиле второго рококо, который в Чехию пришел из Англии, по настоящему стал популярным в конце 19 столетия. В «Театральном салоне» посетителям рекомендуют из пальцев руки сделать подобие театрального бинокля или подзорной трубы, так особенно интересно рассматривать настенные картинки.

Прекрасный потолок, орнаменты, но на стенах чего-то не хватает. Оставлены большие пробелы, для чего они могли служить? И вновь это загадка для посетителей.

«Некоторые предполагают, что художник просто не закончил свою работу, но это не так. Это пробелы, в которых должны висеть картины».

Все рассчитано и гармонично. Картины в обрамлении настенного орнамента. И, конечно, неотъемлемой частью салона является печь. Пожалуй, самая красивая в доме, считается, что она также сделана по эскизам Навратила».

«А теперь одна особенность. Йосеф Навратил разрабатывал дизайн для каминов, люстры, мебель, был прекрасным художником. Возможно причина такой творческой всесторонности в том, что он все это впитал еще в детском возрасте от своего отца, который в Праге имел «Бюро по росписи комнат». Отец Йосефа Навратила, в городе Сланы, содержал ателье по пошиву одежды. Это ему не очень удавалось. Родился ребенок, и он решил переселиться из Сланого в Прагу. Тогда он еще носил фамилию Невратил, то есть «Не вернул или Не вернулся» и ему казалось, что в его неудачах немного виновата и фамилия. Поэтому ателье в Сланом закрыл Невратил, а пражское бюро по росписи комнат уже носило имя Навратил, «Вернул, Вернулся».

Искусством Йосефа Навратила восхищались, как богатые дворяне, так и простой люд, но судьба часто преподносит неприятные сюрпризы. Последние четыре года жизни Йосеф Навратил из-за болезни не смог писать картины, а в 1865 году умер в бедности и забвении.

03-04-2002