Карел Сволинский

31-10-2014

В 2014 году пражский кафедральный Собор Святых Вита, Вацлава и Войтеха отмечает 670 лет с момента начала возведения и 85 лет со дня окончания строительства. За пролетевшие столетия свою лепту в возведение храма и создание его убранства внес целый ряд архитекторов, скульпторов и художников. Одним из них был и Карел Сволинский (Karel Svolinský), автор витража в часовне рода Шварценберг, о котором мы сегодня хотим вспомнить.

Святая Гора (Фото: CzechTourism)Святая Гора (Фото: CzechTourism) Карел Сволинскы, который прожил долгую плодотворную жизнь, родился 14 января 1896 года на Святой Горе, ныне являющейся одним из районов города Оломоуц. Это известное паломническое место с замечательным храмом, построенным в стиле барокко. Отец Карела Сволинского был столяром-мебельщиком, зарабатывавшим на жизнь изготовлением столов, а прадед по материнской линии занимался резьбой по дереву, и для собора на Святой Горе в свое время создал замечательный традиционный Вертеп, представляющий сцену поклонения новорожденному Христу. Его до сих пор под Рождество в соборе выставляют на обозрение прихожанам и туристам.

«Карел Сволинский с самого рождения находился под влиянием трех культурных волн. Одной была его семья, тяготевшая к искусству, а второй среда Святой Горы, где постоянно проходили собрания паломников. Набожность этого региона Ганы всем хорошо известна. Во время паломничеств здесь осуществлялись народные гулянья с театрализованными представлениями, а также показом всевозможных кукольных спектаклей. Третьей волной было народное творчество, процветавшее в крае Ганы и в Моравии. Песня, поэзия, танец – весь фольклор», - рассказывает Эдуард Бургет, автор книги о Кареле Сволинском.

Эдуард Бургет (Фото: Архив International ART CAMPUS Prague)Эдуард Бургет (Фото: Архив International ART CAMPUS Prague) «Это было очень известное паломническое место. Собрания верующих проходили там с весны до осени. Это были мои первые сильные впечатления детских лет. Длинные процессии из региона Словацка или из немецких деревень Северной Моравии и из других мест. Красота, неимоверное количество чистых народных типажей, все в национальных костюмах. Музыка. Помню, что на Святой Горе тогда была и бабка, которая продавала ярмарочные песни, да еще все их покупателям напевала. Но были и другие впечатления. Рядом был лес, через который мы с родителями ходили в ближайшее село Радиков к бабушке. У нее был хлев с козами. Как сейчас вижу – в темноте светятся глаза коз. Видны были и длинные рога, как у чертей. Я уверен, что именно это воспоминание вдохновило меня для написания моих чертей позже», - вспоминал в эфире Чехословацкого радио сам Карел Сволинский.

Как и его прадед Сволинский сначала научился ремеслу резчика по дереву. В Прагу художник отправился в 1910 году после окончания мещанской школы, когда ему исполнилось 14 лет. В столице его в ученики взял один известный мастер. Далее, уже после окончания Первой мировой войны, постигать тонкости искусства резьбы Сволинский хотел и в мастерской педагога Государственной художественно-промышленной школы Штепана Залешака.

Однако в 1922 году художник сначала перешел в мастерскую скульптора Богумила Кафки, но потом попал под крыло графика Франтишека Кыселы. Именно в графике Сволинский нашел себя. Очень скоро Кысела рекомендовал своего талантливого ученика в издательство Яна Отта, где художник всерьез взялся за графическое оформление книг и создание иллюстраций. У Яна Отта молодой художник стал и автором новых иллюстраций к переизданию избранных сочинений Алоиса Йирасека. Интересно то, что подход молодого художника к делу и эскиз именитому автору сначала чрезвычайно не понравился.

«Напечатали первую страницу с названием, да еще несколько других страниц и директор пошел к Йирасеку. Однако ему эскиз страшно не понравился. А все почему? На первом листе мы убрали все точки, то есть нарушили принятые правила оформления. У Алоиса Йирасека после каждого предложения стояли точки. Например, заглавие «Темнота» - точка! Подпись - «Написал Алоис Йирасек» - точка! Подзаголовок - Исторические картины – точка! Издательство Отта – точка. Везде! Сегодня такого не увидите. Это просто невозможно. Я же хотел сделать новый, красивый вариант – вот и вычистил все точки. Алоис Йирасек рассердился так, что все думали, что старого пана кондрашка хватит. Но, ничего. Сначала рассердился, а потом его уговорили, и все осталось так, как мы придумали», - вспоминал Карел Сволинский. Благодаря стараниям Франтишека Кыселы, своего учителя, Карел Сволинский попал и в число тех, кто приложил руку к созданию убранства пражского кафедрального Собора Святого Вита. Работа началась в 1929, а завершилась в 1931 году.

Витраж в Соборе Святого Вита (Фото: Яна Шустова)Витраж в Соборе Святого Вита (Фото: Яна Шустова) «Благодаря этой работе Карел Сволинский заслужил себе имя монументального художника. Необходимо помнить, что в тот момент он был только признанным книжным иллюстратором. Будучи еще студентом Художественно-промышленной школы, Сволинский в 1925 году принимал участие в крупной выставке в Париже. Его иллюстрации к «Маю» Карела Гынека Махи были оценены Гран-при. После такого успеха Карел Сволинский оказался в центре внимания, его буквально засыпали заказами различные издательства и писатели, желавшие, чтобы художник иллюстрировал их книги. Уже в 20-х, а потом и в 30-х годах прошлого века, Карел Сволинский принимал участие и в выпуске ряда коллекционных книжных изданий», - рассказывает историк Эдуард Бургет.

Витраж в Соборе Святого Вита (Фото: Yair Haklai, Wikimedia CC BY-SA 3.0)Витраж в Соборе Святого Вита (Фото: Yair Haklai, Wikimedia CC BY-SA 3.0) Стать создателем витража в Соборе Святого Вита, который сегодня притягивает внимание множества туристов, Карел Сволинский, однако, согласился не сразу.

«Это было серьезным событием в моей жизни, когда пришло письмо от князя Шварценберга с предложением создать эскиз витражной иконы для часовни в соборе Святого Вита. Я долго думал, соглашаться или нет, хотя потом оказалось, что работа была удачной. Во-первых, я мог попробовать написать картину при помощи цветного стекла. Это был большая фигуративная живопись. Ну, а во-вторых, я мог получить хороший гонорар, благодаря которому можно было какое-то время жить и работать над собственными замыслами. Думал я долго. Проблема была в том, что покровителем рода Шварценберг является Ян Непомуцкий, а я этого святого не люблю еще со школьной скамьи. От такого серьезного заказа, однако, просто так не отказываются, поэтому я придумал следующий выход из положения. В ответном письме я написал сумму гонорара, который мне казался невообразимо высоким. Сегодня я знаю, что это было вовсе не так, что мои требования были весьма-весьма скромными. От своего учителя Франтишека Киселы я узнал, что окно, которое заказали Альфонсу Мухе, финансировал банк «Славия». Мастер творил на Французской Ривьере, нанимая русских эмигрантов в качестве натурщиков. Я же написал сумму гонорара, ожидая, что получу отказ, но получилось иначе. Шварценберг, как оказалось потом, послал предложение еще одному художнику и, сравнив эскизы, выбрал мой».

Витраж в Часовне Шварценбергов не единственная работа Карела Сволинского, украшающая Собор Святого Вита. В 1933 году был завершен также витраж в Часовне Гроба Господня, а в 1939 году мозаика южного портала.

31-10-2014