Кинотворчество, которое «обнаруживает метастазы продолжающегося коммунистического мышления»

04-08-2004

Чем примечательны люди, получающие так называемые премию самозванцев, премию имени Андрея «Николаевича» Станковича? Это создатели исключительных произведений в области кинематографии. Исключительных, но недооцененных. Станкович - поэт, публицист и кинокритик, начиная с 1979 г., был членом Комитета по охране несправедливо осужденных. Некоторые из его произведений вышли еще в самиздате, девять поэтических сборников - после 1989 г. Особенная премия, носящая имя Станковича, присуждается уже в течение трех лет, с момента смерти поэта.

Кристина Влахова, 2002 г. (Фото: ЧТК)Кристина Влахова, 2002 г. (Фото: ЧТК) В нынешнем году ее обладательницей за частичную реализацию документального фильма об Алоисе Гребеничке и за кинотворчество, «обнаруживающее метастазы продолжающегося коммунистического мышления», стала режиссер и драматург Кристина Влахова, которую мы и хотим представить в сегодняшней рубрике «Богема». К слову, это псевдоним режиссера, настоящее же имя - Яна Сланская. Ее детство пришлось на период политических процессов, одним из которых было нашумевшее дело Рудольфа Сланского. Уж не родственник ли это ваш, - домогались ответа от девочки - однофамилицы бывшего генерального секретаря компартии Чехословакии все кому не лень, и, когда Яне исполнилось 18, она решилась на использование псевдонима.

С Кристиной Влаховой мы познакомились осенью прошлого года на внеконкурсном показе чешских документальных фильмов, организованном чешским Союзом деятелей теле и кино-творчества Fites, где был показан ее фильм «Ангел или Благославение Анечки Томановой» о стигматизированной девушке, жившей до 1957 г. в Орлицких горах. Многие обращались к глубоко верующей девушке за духовной помощью и исцелением от физических недугов. Что побудило Кристину Влахову обратиться к этой теме?

- Анечка интересовала меня как составная часть темы преступлений коммунизма.

Каким образом ее личность связана с преступлениями коммунистической эпохи?

- Многие люди говорили, но это не запечатлено в фильме, поскольку у нас нет доказательств, что чешская коммунистическая тайная полиция STB убила Анечку. И я думаю, что это правда.

Вы намереваетесь расследовать это дело и снять об этом свой следующий фильм?

- Да, это мое желание».

Что вам мешает осуществить задуманное?

- Мне необходимо посетить церковный архив города Градец Кралове, но с этим сопряжены проблемы, пока мы не могли туда попасть.

Несмотря на то, что вы пытались это неоднократно сделать?

- Да, я звонила туда и все же не могу на этом работать.

Вам объяснили, почему нельзя воспользоваться данным архивом?

- Нет, не объяснили.

Первоначально вы не ориентировались на документальный фильм?

'Игра за яблоко''Игра за яблоко' - Нет, я училась на инженера-электротехника. Мои родители не были членами компартии и я думала, что не смогу учиться на кинематографическом факультете ФАМУ - кадровый профиль не позволял. Но в 1967 году я видела, что это возможно, пришла оттепель. Я училась у доцента Милана Кундеры, он преподавал в ФАМУ драматургию и сценаристику.

Потом пришел 1968 и, кажется, многие планы пришлось отложить в долгий ящик?

- 1968 -ой еще не был конец всего. Еще один год было можно работать.

В 1969 г. вы написали свой первый сценарий к фильму «Takze аhoj» - «Так пока». О чем он был?

- О моем любимом, который эмигрировал.

Следующий фильм, автором сценария которого вы являлись, «Игра за яблоко», был очень успешным - в то время вы сотрудничали с таким известным режиссером как Вера Хитилова. Прежде чем выйти на экраны, он был несколько раз запрещен.

'Игра за яблоко''Игра за яблоко' - Да. Тогда опять сложилась такая ситуация - можно было сделать один фильм и мы с Верой Хитиловой думали: если это будет комедия, нам позволят ее снять.

Могли бы вы рассказать нашим слушателям, о чем этот фильм, отмеченный призом «Серебряного Гуго» в Чикаго в 1977 году?

- Это тема спора, вечного спора между мужчиной и женщиной, а также тема ответственности.

Потом последовал вынужденный перерыв - в том же 1977 г...

- Я считала невозможным подписать «Антихарту»: Вацлав Гавел, мой друг, был арестован, я просто не могла этого сделать. И это был конец, я уже не могла - мне не дали - работать над фильмами. После этого кинорежиссер Агнешка Голланд, которая тоже училась на режиссерском факультете Пражской киноакадемии ФАМУ, пригласила меня в Варшаву и наш сценарий о любви двух сестер к одному мужчине реализовал супруг Агнешки - Адамек.

К фильму Кристине Влаховой удалось вернуться лишь в 1990 г, когда она выиграла конкурс на должность драматурга на Баррандовской киностудии.

- Каждый сценарист мечтает быть режиссером, это смешно, но это правда. Эти мечты были и у меня, после ноября 1988 г. они стали осуществимы. И еще - полнометражный фильм обходится в миллионы, а документальный - не такой дорогостоящий, поэтому мы их делаем. Я бы хотела снять полнометражную картину, но это невозможно.

В 90-е годы Кристина Влахова пережила наиболее плодотворный период своего творчества, сняв ряд фильмов о политзаключенных и о тех, кто не находится в центре внимания общества.

- Да, меня интересуют политические заключенные, которые были лишены свободы с 1948 года по 60-е годы, некоторые вплоть до 1967г.

Алоис Гребеничек 1998 г.Алоис Гребеничек 1998 г. Вы общались с этими людьми - тех, кому удалось выжить, становится все меньше. Их исповедь приобретает с каждым днем все большую цену...

- Да, и надо успеть снять это, пока они еще живут. Это - цель моей жизни. Уже три года я снимаю фильм на тему «Алоис Гребеничек и чешская юстиция.

Алоис Гребеничек являлся бывшим следователем Государственной службы безопасности, отцом сегодняшнего лидера Коммунистической партии Чехии и Моравии Мирослава Гребеничка. Летом прошлого года Алоис Гребеничек скончался...

- Все думают, что я никогда не закончу эту картину, потому что суд над Алоисом Гребеничком так и не состоялся. Это - большая ошибка. Но тема сегодняшней чешской юстиции заслуживает того, чтобы снять об этом документальный фильм, - убеждена Кристина Влахова.

04-08-2004