Международная премьера фильма Вл. Машкова в Карловых Варах

11-08-2004

В ходе 39-го Международного кинофестиваля в Карловых Варах состоялась мировая премьера фильма «Папа» российского актера и режиссера Владимира Машкова. В кинокартине, созданной по мотивам пьесы Александра Галича «Матросская тишина», затронуто несколько тем: отцы и дети, сталинские репрессии и геноцид еврейского народа. Внимание привлекла также предыстория создания этого фильма - с постановки «Матросской тишины» в свое время должна была начаться работа знаменитого московского театра «Современник».

«Папа»«Папа» Словом, интерес к этой кинокартине, особенно, среди знатоков российского кино, был обусловлен целым рядом причин. Очень тепло об этой работе отозвалась, например, одна из главных организаторов пражского Международного кинофестиваля «Фебиофест» и образовательной программы «Летняя киношкола» в Угерском Градиште Мирра Гавиарова:

- Самое большое впечатление на меня произвела картина Володи Машкова «Папа», которая рассказывает не только об отце и сыне из провинциального украинского городка. Во всем мире были и есть такие человеческие судьбы, как в этой картине.

Фильм «Папа» был снят в 2004 году. Премьера этой кинокартины состоялась 25 июня в рамках конкурсной программы 26-го Международного кинофестиваля в Москве. Сам Галич назвал пьесу «Матросская тишина» театральной хроникой. Данному принципу следовали и создатели фильма. Для тех, кто не видел эту кинокартину, предлагаем послушать ее краткое содержание. 1929 год. Действие происходит в небольшом украинском городке, значительную часть населения которого составляют евреи. Единственной мечтой старика Абрама Шварца является то, чтобы его сын Давид стал знаменитым скрипачом. Проходит 10 лет, и ученик Московской Консерватории Давид Шварц выступает на сцене Большого Зала Консерватории. Перед ним открывается блестящее будущее. Неожиданно в Москву приезжает Абрам. Давид стесняется своего отца и, одновременно, опасается, что еврейское происхождение может негативно сказаться на его собственной карьере. В Москве проходят гонения на «врагов народа» и членов их семей. По требованию сына Абрам покидает Москву. И, наконец, 1944 года, поезд-лазарет. Среди получивших тяжелое ранение на фронте - Давид, которому грозит ампутация руки. В бреду он разговаривает со своим отцом, которого давно нет в живых, Абрама Шварца расстреляли фашисты... На этом заканчивается фильм Машкова, однако, в пьесе Галича есть еще один акт, четвертый, в котором действие происходит 9 мая 1955 года. Давид Шварц погибает, но у него остается сын, которого тоже зовут Давид...

Режиссера и исполнителя одной из главных ролей в этом фильме - Абрама Шварца - Владимира Машкова мы спросили о том, почему он решил обратиться именно к экранизации «Матросской тишины»?

- Дело в том, что вообще эта история началась очень давно. Этой пьесой должен был открываться театр «Современник», но она была закрыта на Генеральной репетиции. Запрещена. Это был фантастический спектакль, как мы читали, как нам рассказывали. В ней должен был играть весь цвет «Современника».

Об этом событии в автобиографической повести «Генеральная репетиция» пишет и сам Галич:

- Здесь в это утро очередная студия Художественного театра - впоследствии она будет называться Театр-студия «Современник» - показывала генеральную репетицию моей пьесы «Матросская тишина». Впрочем, и студийцам, и мне - автору, и многим другим заинтересованным лицам было известно, что пьеса уже запрещена, но при этом запрещена как-то странно... Нечто подобное происходило и в других городах, где репетировалась «Матросская тишина». И нигде никто ничего не говорил прямо - а, так сказать, не советовали, не рекомендовали, предлагали одуматься! И вот - перестали сколачивать декорации, прекратили шить костюмы, помрежи отобрали у актеров тетрадочки с ролями, режиссеры-постановщики спрятали экземпляры пьесы в ящики письменных столов. Когда-нибудь на досуге они перечитают пьесу, вздохнут и помечтают о том, какой спектакль они бы поставили, если бы... И только маленькая студия - еще не театр, не организация с бланками и печатью - упорно продолжали на что-то надеяться.

«Папа»«Папа» - Она пролежала 30 лет, эта пьеса, сначала у Олега Николаевича Ефремова, режиссера и основателя «Современника», потом он отдал ее Олегу Павловичу Табакову, актеру «Современника» и моему учителю. Уже с нами со студентами он поставил спектакль, и я играл туже роль. И вот я сыграл 300 спектаклей, но всегда хотел сделать свой взгляд на эту историю. И вот, спустя 5-6 лет я вернулся к этой истории и посмотрел на нее по-своему, - рассказывает Владимир Машков.

Для того, чтобы пьеса была экранизирована, в ее текст пьесы были внесены определенные изменения. Кроме того, название фильма - «Папа», а не «Матросская тишина» или «Моя Большая Земля», как написал сам Галич. Не являлись ли подобные перемены слишком заметными?

«Мне кажется, что в этом смысле, к пьесе Галича я отнесся очень деликатно. Фильм создавался по ее мотивам, при этом я несколько поменял ее смысл и цель. Потому что, с моей точки зрения, Галич писал ее под неким внутренним цензом, понимая, что у него очень малая надежда на то, что эта пьеса будет разрешена. В ней был 4-ый акт, совсем коньюктурный, но даже в таком виде она не прошла. На мой взгляд, монологи отца и сына отличаются от того, что происходит вокруг. Я хотел это убрать и написать историю (в таком же наивно-патриотическом духе, что и пьеса) о человеке, который любит своего сына ни за что».

Что, по Вашему мнению, привлекло внимание к этой кинокартине чешского зрителя?

- Я думаю, что это - интернациональная история. То есть, она не зависит от того, в какой стране зритель ее смотрит - в Чехии или в России. Опять же, я - не еврей, и для меня не столь важна была тема геноцида. Для меня это была библейская история.

11-08-2004