О возвращении Мага жеста в Прагу забыть будет невозможно...

17-12-2003

Недавно в Праге с единственным спектаклем выступил 80-летний французский мим Марсель Марсо. На сцену Конгресс-центра вышли и его ученики, члены труппы La Nouvelle Compagnie de Mimodrame.

Марсель Марсо (Фото: ЧТК)Марсель Марсо (Фото: ЧТК) - Когда возвращаешься в столь прекрасный город, как Прага, хочется любоваться этими замечательными памятниками архитектуры и размышлять об истории вашей страны - родины Франца Кафки и многих выдающихся писателей и музыкантов. У вас великая культура, а это значит, вы уважаете и цените искусство, - сказал артист на состоявшейся вскоре после его прибытия пресс-конференции.

Спектакль состоял из двух частей. В первой из них Марсель Марсо выступил со своими знаменитыми сольными этюдами, составляющими «золотой фонд» мировой пантомимы: «Городской сад», «Юность.Зрелость.Старость. Смерть», «Руки», «Создатель масок» и, конечно же, этюдами в стиле Бип, Пьерро 20-го века, созданного Марсо под влиянием Чарли Чаплина и ставшего «альтер эго» французского актера. Герой Марсо - маленький человек, который попадает в разные, чаще всего неблагоприятные ситуации, однако, пытается бороться с превратностями судьбы, не теряя при этом свойственной ему искренности. Всему выступлению была присуща глубочайшая вера в искусство пантомимы, надежда на то, что происходящее на сцене заставит зрителей и улыбнуться, и задуматься о жизни. Великий мим остался не только рыцарем своего искусства, но и вечных человеческих ценностей...

- Выгода пантомимы заключается в том, что, как и танец, она использует не слова, а обращается непосредственно к образу», - определил Марсо суть этого жанра. Интересно, что в своем новом спектакле он обратился и к русской церковной музыке. По его мнению, ее «глубокая психологическая сила и эстетическая ценность как нельзя лучше отвечает его задаче - отразить суть человеческого бытия.

Во второй части спектакля всем театральным коллективом La Nouvelle Compagnie de Mimodrame были показаны три инсценировки под общим названием «Таинственные истории», мировая премьера которых состоялась в январе этого года в Париже.

- Первая мимодрама называется «Странствующий монах» и находится под влиянием японского искусства. Действие второй мимодрамы «Бал-маскарад» происходит в Италии 18 или 19 столетия. Лица актеров закрыты масками, в то время, как в моей миниатюре «Создатель масок», их нет, и все зависит от воображения зрителей. «Бал-маскарад» - это романтическая история, и в тоже время она таинствена, это - эмоции, страх, сон. Третья мимодрама называется «Тигр» и возникла под влиянием одной из старинных китайских повестей, в которой осужденный человек превращается в тигра, а тигр опять в человека.

Эта повесть относится к тому периоду истории, когда китайский поэт и философ Лао-Цзы написал: «Жизнь - большая река, все уходит, все уплывает, обо всем забывается, все возвращается». О возвращении легенды мировой пантомимы в Прагу забыть будет невозможно.

В чем заключается секрет популярности Марселя Марсо? Этот вопрос мы задали Мартину Сохору, преподавателю пражской Академии изящных искусств и единственному чешскому дипломированному выпускнику Международной школы пантомимы Марселя Марсо в Париже:

- Прежде всего, ему удалось пантомиму, которая в прошлом столетии перестала интересовать людей, трансформировать так, что она стала современной и популярной во всем мире. Конечно, сегодня «хотьбой на месте» никого не удивишь, но в 50-е годы это было нечто совершенно новое. Созданные им герои, миниатюры, стиль - все это представляет собой вершину искусства.

Оказал ли он влияние и на чешскую школу пантомимы?

- Чешская послевоенная пантомима неразрывно связана с именем уже покойного Ладислава Фиалки, директора Театра пантомимы. Получилось так, что Ладислав Фиалка учился в Танцевальной консерватории и, где-то в 50-х годах прошлого века, во время гастролей Национального театра он попал на представление Марселя Марсо, который в то время уже был известным мимом. Этот спектакль произвел на него такое впечатление, что из танца он ушел в пантомиму, сначала подражал Марсо, а потом создал свой собственный репертуар. Другие наши известные мимы, как например, Борис Гыбнер и другие учились у Фиалки, благодаря которому люди у нас узнали о существовании пантомимы, поскольку впервые Марсо приехал к нам только в 1969 году.

Таким образом, Марселя Марсо смело можно назвать одним из основателей чешской школы пантомимы. Тем более символично то, что для учащихся пражской Академии изящных искусств он провел мастер-класс. А как вспоминает о годах учебы в Париже Мартин Сохор?

- Приемные экзамены проходили формой семинара, нас собрали и предложили показать этюды. Из 20 человек, которые были приняты, дипломы получили только 9. Остальным пришлось уйти - кому из финансовых соображений, потому что школа платная, а Париж - достаточно дорогой город, кто-то не выдержал из-за физической нагрузки, потому что мы занимались по шесть-восемь часов пять раз в неделю, и, наконец, каждый триместр проходило заседание Художественного совета, на котором нам безаппеляционно объявлялось о том, кто продолжит учебу, а кто нет. Должен сказать, что там были люди из самых разных стран - из Северной и Южной Америки, Италии, Франции, бывшей Югославии, Украины, Японии, отовсюду. И так было на всех курсах.

После завершения семинара мастер-класса ректор пражской Академии изящных искусств в торжественной обстановке вручил Марселю Марсо, которого он назвал «легендой не только 20, но уже и 21 века», Золотую медаль Академии за вклад в развитие мировой пантомимы, в том числе и чешской. Ведь это искусство не имеет границ...

17-12-2003