Петербуржцы воскрешают интерес к личности чешского педагога-гуманиста

20-11-2015

«Следует постоянно освежать в памяти молодых людей золотое правило: ничего лишнего! Дабы везде можно было охранять себя от пресыщения и отвращения» или «Тот, кто мало знает, малому может и учить». Каким видят автора данных изречений, великого чешского педагога-гуманиста Яна Амоса Коменского петербуржцы, основавшие отдельную секцию с целью более глубокого изучения его наследия? Почему они считают его провидцем? Сегодня мы продолжим разговор с ректором петербургского Исследовательского педагогического центра им. Я.А. Коменского Элеонорой Мушниковой.

Надежда на школу в преддверии нового времени

Элеонора Мушникова, Фото: Эва Туречкова, Чешское радио - Радио ПрагаЭлеонора Мушникова, Фото: Эва Туречкова, Чешское радио - Радио Прага Чем обусловлен интерес именно со стороны российских ученых к личности Яна Амоса Коменского, потому что основание секции комениологии наверняка говорит о том, что они собираются взяться за его наследие с новыми силами? -Вы совершенно правы. Дело в том, что как это ни обидно и ни странно, Коменского в России переводили очень ограниченно, и наши студенты педагогических вузов практически не знакомы с его трудами философскими и теологическими. Но это было обусловлено системой – о Коменском говорили только как о педагоге, упоминали его, но даже педагогические произведения «Великая дидактика» или «Лабиринт света и рай сердца» были малодоступны для студентов. Поэтому сегодня произошло как бы возрождение этого великого не только философа, не только педагога, но и провидца еще и потому, что он жил в «пограничном» времени, в преддверии нового времени, когда все старое рушилось и создавалось неизвестное новое время. И вот в этом временном промежутке он оказался гениальным провидцем, который смог указать направление к новому времени. Его надежда была связана со школой, об этом он много писал. Вот сейчас мы тоже живем в таком странном времени, промежуточном.

В безвременьи…

- В безвременьи – много можно эпитетов приложить, и нам кажется, что то, что сейчас происходит, оно разрушится, и будет что-то новое, и в этом преддверии у нас тоже есть надежда на школу, которая формирует новое поколение.

Иллюстративное фото: Милош Турек, Чешское радио - Радио ПрагаИллюстративное фото: Милош Турек, Чешское радио - Радио Прага Как раз школа в лице учителей призвана формировать это новое поколение, и именно педагоги в данном смысле определяют будущее страны. Очень важно, чтобы педагоги знали и понимали наследие Коменского во всей его совокупности, а не только с чисто утилитарно-педагогической стороны, чтобы они видели в нем философа, подчеркивает наша собеседница.

- Потому что там он открывает духовные перспективы и то, как общество должно держать себя и как оно должно себя вести в промежуточном периоде, как оно должно готовиться к новому времени.

На комениологический форум, который проходит во время петербургских белых ночей, съезжаются ученые не только из Москвы и других российских городов, но и из зарубежья – из Чехии, Германии, Польши…

- … и Японии и Испании, как ни странно. Дальние страны интересуются творчеством Коменского именно сейчас.

Что они привнесли и привносят в рассматриваемые аспекты? Насколько обогащают наличием собственного взгляда с учетом особенностей их национального восприятия на наследие этого ученого и провидца?

- Вы знаете, это каждый раз открытие для нас. В прошлом году мы слушали доклад нашего коллеги из испанского Университета Льюля на Майорке (Andres L. Jaume-Rodriges), который нам показал другого Коменского, заострил внимание на этических проблемах науки, общении Коменского с Фрэнсисом Бэконом и с Рене Декартом. Это была совершенно иная позиция, отличная от той, которая была нам известна. В этом году мы слушали доклад нашего коллеги из Хиросимы, профессора Шиниши Сома, который перевел практически все труды Яна Паточки на японский язык, и вот тут зазвучали социалогические и социальные проблемы сегодняшнего дня, которые тоже представлены совершенно неожиданно. Поэтому каждый доклад открывает для нас что-то новое.

То есть и из восприятия зарубежных коллег выстраивается, что речь идет о многослойном явлении, представленном личностью Коменского. Что в нем «выхватывает» российская сторона, в чем состоит особенность подхода российских ученых?

- Вы знаете, я, к сожалению, не могу сказать на сегодняшний день, что российская сторона в целом в этом заинтересована. Мы достаточно одиноки, как это ни обидно. Есть люди в Санкт-Петербурге, как и в Москве, есть в других городах, но это пока не приняло общего характера, но мы как раз об этом заботимся.

Школа - слуга не науки, а жизни

То есть речь пока идет о разрозненных попытках?

Школьное общество земляков им. Я.А. Коменского в Вене, Фото: Архив Радио ПрагаШкольное общество земляков им. Я.А. Коменского в Вене, Фото: Архив Радио Прага - Да, но мы популяризируем труды Коменского, выпускаем книги о нем и сборники докладов наших конференций. Стараемся в первую очередь привлечь внимание педагогов и разделяем мнение Коменского о том, что в переходное время - надежда на школу, на новое поколение, непрерывность образования, о котором говорил Коменский. И потом эта его замечательная фраза, которую многие цитируют, но до сих пор никак не могут сообразовать с реальностью, это то, что школа должна служить не для науки, а для жизни, то есть используя науку, но - для жизни. Пока что получается, что мы в школе служим для науки, потому что тот объем образования очень далек от реальной жизни, хотя и велик.

Подход к изучению иностранных языков

Семена, разумеется, приносят плоды по истечении более длительного времени, но первые результаты, которые вы ожидаете от передачи знания наследия Коменского, возможно, уже наблюдаются?

Ян Амос Коменский, Фото: Архив Чешского радиоЯн Амос Коменский, Фото: Архив Чешского радио - Мы работаем со студентами. Уже есть некоторые категории, можно сказать, некоторые генерации студентов, которые знают о Коменском больше, чем это знали раньше, которые видят его с разных сторон. То есть сейчас есть возможность показать Коменского во всем многообразии его представлений о мире, и не только как философа, но и как лингвиста, который говорил о возможной технологии, сегодняшним языком выражаясь, изучения иностранных языков, и она сегодня актуальна. Предложенная им технология так же актуальна, как и во времена Коменского. Поэтому мы и об этом говорим. Есть какие-то первые шаги, мы видим это на выпуске нашего педагогического университета.

Чем помогает вам сотрудничество с чешскими коллегами и учеными?

- Это тот самый феномен, о котором я хотела сказать. Во-первых, совершенно удивительное участие принимает Генеральное консульство Чешской Республики в Санкт-Петербурге. Бывший до сих пор генеральным консулом господин К. Харанза на каждой нашей конференции принимал участие, писал статьи в наши сборники. Вот для нас это - поразительное совершенно качество дипломата, который столько знает о культуре и науке своей страны. Еще раз произношу слова благодарности в адрес господина Харанзы. И до сих пор у нас с чешским консульством контакт. Там есть Клуб братьев Чапеков, где есть все новости чешской культуры, все проекты, связанные с чешской наукой и культурой в Санкт-Петербурге обсуждаются, издаются сборники, это очень помогает.

Общего у нас много

Элеонора Мушникова призналась, что общие планы чешских и российских ученых помогают справиться ей с чувством без вины виноватого, навязанным давним прошлым.

- Я могу сказать честно, что каждый раз, когда я еду в Чехию и в Прагу конкретно, я испытываю внутренний стыд за 1968 год. Хотя я совершенно к этому и не причастна, мне тяжело, но когда я сюда приезжаю и когда общаюсь с коллегами из Чехии, это уходит на задний план, потому что я чувствую, что сейчас у нас столько общего, что эти тяжелые воспоминания как-то меркнут на этом плане. Поэтому я очень благодарна коллегам, что мы с ними можем делать проекты, общаться и заниматься таким важным – для нас в первую очередь важным делом, как изучение наследия Яна Амоса Коменского.

20-11-2015