Полеты во сне и наяву по Пиене

17-07-2002

Галерея «Дома у каменного звона» представляет творчество выдающейся личности мирового мультимедиального искусства второй половины 20-го века Отто Пиене. Пиене является основоположником международной группы «ЗЕРО», возникшей в 1958 году и стремившейся соединить техническую цивилизацию с миром природы, а также создателем светового искусства и Sky-art- искусства, которым он хотел дополнить и обогатить естественную красоту небосвода. Можно сказать, что современная практика новых форм и жанров искусства, которыми Пиене населяет пространство (о его хэппенингах мы расскажем чуть позже) является также воплощением мечтаний Александра Николаевича Скрябина, его грандиозной идеи Всеискусства, называемого им самим «Мистерией». В «Мистерии» он предполагал использовать синтез многих искусств, как традиционных, так и совершенно новых. Наряду с идеями о всеобщей и одновременной причастности людей к художественной акции, о движущейся, текучей архитектуре, имя Скрябина неизменно упоминается в контексте проблемы «космизация искусства». Его музыку называют космической, а самого Скрябина – первым космонавтом в искусстве. Он мечтал о том, что небосвод превратится в купол необъятного зала, а естественная среда - восходы и закаты, мерцание звезд, сольются с искусственной художественной средой.

Жизнеспособность замыслов Скрябина проявляется и в творчестве Отто Пиене, основавшем группу «ЗЕРО» совместно с однокурсником Гейнцем Мацком из Академии искусства в провинциальном Дюссельдорфе. Для Германии второй половины 50-ых лет (напомним, что «Зеро» возникло в 1958) был характерен тягостный процесс дистанцирования от нацизма, поиск новой национальной и экономической идентичности. В течение немногих лет студенческое объединение становится международной группой, объединяющей европейский авангард. Так возникает платформа, на основании широко поставленной программы объединяющая художников достаточно разного воззрения: Новых Реалистов, кинетистов, неоконструктивистов и других. «ЗЕРО» явилось позитивной альтернативой, основанной на синтезе современной искусственной среды с естественной средой преобладающего до того времени движения информальной живописи, связанного, главным образом, с французской экзистенциональной философией. «Зеро» - это новый идеализм.

Экспозиция, подготовленная пражской галереей, является ретроспективной. Это картины, созданные огнем и дымом, видеопроекции воздушных хэппенингов и электронные световые постановки. Уже в 1957 году Пиене начал эксперементировать с электрическим светом. Его не интересовала фиксированная установка света. События, диктуемые фантазией автора, носили характер представлений и были названы им «Архаический световой балет». Реально это выглядит приблизительно так: с помощью корпуса конструкции, составленного из нескольких типов света и приводимого художником в движение, на стенах темного зала возникает хрупкая и постоянно видоизменяющаяся световая игра. Но о технической стороне процесса вы просто забываете. Пребывание в этом световом муравейнике, где смутно угадывается внутреняя иерархия пульсирующей световой дроби и по солнечному тяжелых бликов и созерцание этой мерцающей вереницы вас втягивает на галактическое дно, не побуждает к обострению логики. К чему же побуждает эта пробужденная Пиене догадка о вселенной как и соучастие в хэппенингах, когда на виду у публики возникали и начинали свой небесный путь наполненные гелием воздушные скульптуры, в начале 60-ых лет напоминающие тубус, а с течением времени принявшие подобие цветов, магических и фантастичных созданий? И, забегая вперед, открою, что составной частью «Sky events» стал воздушный балет людей, поднятых на высоту, или воздушный виолончельный концерт. Побуждает, но не принуждает к осознанию потребности взлететь (и так возможно видеть окрыленного Марка Шагала). Не скрыто ли в сопереживании и отождествлении с воспарившими освобождение от земного притяжения и земных тягот нас всех, задравших головы вверх? А если предметам, наполненным гелием, дано уноситься все выше и выше, то для человека, преисполненного духом, быть может, еще естественнее взлететь? Пиене интересовался полетом уже давно. Первые рисунки летающих людей были созданы им в 1952 году. Попытку взлететь он приравнивает к эмиграции в космос. «Именно поэтому я создавал скульптуры легче воздуха», - объясняет автор воздушной радуги длинной в 750 метров. Скульптура эта была создана для церемониала Олимпийских игр 1972 года в Мюнхене.

Еще касательно картин Пиене, выполненных дымом и огнем - это нечто на границе сознания, подсознательного автоматизма и природы. К огню, к использованию пламени Пиене пришел сам, своим путем. Также как Ивс Клейн, он воспринимает огонь как один из основных элементов архетипа. Начиная с 1957 года, он, в прямом слова смысле, играет с огнем, укрощает его и опять выпускает на волю. Кажется, именно так запечатлены целым рядом картин отношения Пиене с огнем. Если посредством воздушного искусства художник дарит ощущение свободы и сопринадлежности небу, то его живопись имеет свойство приземлять на почву, где дышат цветы, о которых так правдиво рассказывают огонь и дым, подвластные Пиене.

Простите одно отступление: после посещения выставки ( мне для ощущения состояния невесомости было достаточно видеопроекции полета, что уж говорить об очевидцах...) мне повстречалась знакомая, поинтересовавшаяся, откуда же я иду. Отважно признавшись в посещении столь непрактичной выставки, я попыталась привести смягчающие вину обстоятельства и принялась рассказывать о волшебном Пиене. «Так это – как у Коперфильда: тоже люди как - будто бы летают, все так освещено, что никаких веревок, на которых они держатся, не видно», - обрадовалась знакомая. Переубеждать ее я не стала. Людям дано слышать призыв разных магий: циркового зрелища и вселенского шепота.

17-07-2002