Расстрелянная украинская литература: перевод на чешский

17-03-2020

Валерьяна Пидмогильного называют одним из лучших прозаиков украинского «расстрелянного возрождения». За свою короткую жизнь, которая оборвалась в 1937 году в карельском урочище Сандармох, писатель успел создать достаточно, чтобы сегодня его сравнивали с Сартром и Камю. Филолог-украинист, сотрудник «Чешского Радио» Мирослав Томек перевел центральное произведение творческого наследия Пидмогильного – роман «Город».

Писатель Валерьян Пидмогильный, фото: открытый источник Писатель Валерьян Пидмогильный, фото: открытый источник В интервью «Радио Прага» Мирослав Томек объясняет, почему он выбрал своей специальностью украинистику и почему решил взяться за перевод прозы ранее неизвестного в Чехии автора.

– Мне кажется, это один из лучших украинских писателей ХХ века, которого помнят, прежде всего, как автора романа «Город». Это произведение считается первым украинским «городским» текстом, поскольку ранее, в царской России, украинская культура ассоциировалась с селом, народным бытом. Пидмогильный – еще и автор множества превосходных рассказов, «Маленькой драмы», «Повести без названия».

– Как сложилась его судьба — творческая и человеческая?

– Валерьян Пидмогильный родился в 1901 году под городом Екатеринослав, который сегодня называется Днепр, а перед этим – Днепропетровск. Во времена независимой Украины, в начале 1920-х, это был Сичеслав – сегодня это название мало кто знает. Проза Пидмогильного пользовалась большим успехом в конце 1920-х годов, ее читали, широко обсуждали. Однако в начале 1930-х годов атмосфера, культурная политика в Советском Союзе изменилась, начались притеснения украинской литературы, от писателей требовали книг в стиле социалистического реализма. Мне кажется, Пидмогильный даже попробовал это делать, но у него не очень получалось, и вскоре он был лишен возможности публиковать свои произведения. Некоторое время он зарабатывал переводами, но в 1934 году, после убийства Кирова, его вместе с его близкими друзьями и коллегами осудили по сфабрикованному делу как террориста, члена вымышленной террористической организации. Его отправили на Соловки, где он прожил еще несколько лет. 3 ноября 1937 года его расстреляли в урочище Сандармох, вместе с другими выдающимися деятелями украинской культуры.

Украинский писатель Валерьян Петрович Пидмогильный (1901–1937) родился в селе Писаревка, в бедной крестьянской семье. Изучил русский, французский и немецкий языки, переводил, работал в Киеве редактором. Жена – дочь священника, актриса Катерина Червинская. В 1934 г. был арестован по обвинению в «участии в работе террористической организации». В марте 1935 г. осужден на «десять лет с конфискацией личного имущества». В нечеловеческих условиях Соловецкого лагеря продолжал писать. Расстрелян вместе с тысячей других заключенных 3 ноября 1937 г. В 1956 г. посмертно реабилитирован.

– Давайте напомним эти имена.

– Это актер, театральный деятель Лесь Курбас, драматург Микола Кулиш, поэт и переводчик Микола Зеров... Говорят, что тогда нужно было в срочном порядке освободить лагерь из-за притока новых осужденных, и управление лагерей решило расстрелять большое количество заключенных. Даже есть версия, что это специально приурочили к очередной годовщине Октябрьской революции, но я в этом сомневаюсь.

– Вы бывали в Сандармохе?

– В 2006 году я путешествовал по Карелии, был очень близко от этого места, в поселке Великая Губа. В Петрозаводск мы возвращались через город Медвежьегорск — это уже совсем рядом с Сандармохом. Однако в то время я еще не знал о Пидмогильном. В музее города Вытегра, на берегу Онежского озера, я заметил, что экспозиция там не менялось со времен Советского Союза. Мне с трудом удалось достать карту лагерей – эту тему там вообще не разрабатывают. Я точно знаю, что в Карелии даже нет посвященного ГУЛАГу музея – такой музей действует в Перми, в Москве.

– В биографии Валерьяна Пидмогильного присутствует и Прага – в 1923 году в пражском журнале «Новая Украина» были опубликованы его новеллы из цикла «Повстанцы». И еще интересный факт – в 1928 году «для налаживания творческих связей», как тогда сообщали, писатель побывал в Германии и Чехословакии. Вам удалось найти здесь следы этой поездки?

– У меня даже есть копия доклада полиции о собрании украинских эмигрантов просоветского толка в ресторане «У Крока» под Вышеградом. Кстати, этот ресторан существует в Праге до сих пор. Вместе с Пидмогильным туда пришел сопровождавший его в поездке писатель Аркадий Любченко. Они читали свои произведения, пели песни, а потом мирно разошлись. О приезде украинских писателей сообщалось в газетах, правда, больше в немецких.

– Какие были у Пидмогильного политические взгляды? Все же он встречался именно с просоветскими эмигрантами.

– Об этом я точно сказать не могу. Я считаю, что у него были гуманистические взгляды, и он точно не был идейным коммунистом и, насколько мне известно, не состоял в компартии. В его прозе отчетливо видно, что он интересовался повседневной жизнью, а не политическими взглядами своих героев. «Город», изданный в 1928 году, – удивительно неполитический роман, даже партия там упоминается лишь косвенно. При этом он говорит об украинизации — эта тема, по-видимому была ему близка.

Роман "Город", фото: открытый источникРоман "Город", фото: открытый источник – Чем вас захватил роман «Город»?

– Он мне очень понравился, когда я его впервые прочитал. В университете историю украинской литературы у нас читала прекрасный преподаватель Тереза Хланёва. Она тоже любит Пидмогильного и даже написала диссертацию о его творчестве. Когда я прочитал роман, мне очень понравился тонкий юмор, ирония, которая, по-моему, не слишком типична для украинской литературы, где мы чаще встречаем сильные эмоции, переживания. Другие писатели того времени не писали о повседневной жизни – они предпочитали рассказывать о подвигах, революционной борьбе, Гражданской войне. Иван Багряный, например, позже писал о репрессиях, мучениях украинцев в лагерях. Пидмогильный брал другие темы, которые, возможно, ближе современному человеку.

– Эта книга может заинтересовать широкого чешского читателя?

– Украинская литература 1920-х годов все равно остается литературой, которая интересует узкий круг – специалистов, филологов, любителей переводной литературы, тех, кто увлекается европейской литературой межвоенного периода.

– В России этот роман тоже знают далеко не все, хотя он и переведен на русский язык. Скажите пару слов о сюжете.

– Молодой человек Степан Радченко, который работал экономистом в деревне, приезжает в Киев. До этого он тратил свои последние копейки на книги, репетиторов, надеясь поступить в вуз, стать экономистом и вернуться в село. Однако город, который он раньше не видел, производит на него мощное впечатление. В книге присутствуют очень точные описания Киева, упоминается Андреевский спуск и даже приведены адреса, по которым жил герой. В городе Радченко начинает интересоваться культурной жизнью, ходить на встречи с писателями и чувствует, что тоже хочет писать, бросает учебу, много читает.

Роман "Город", фото: издательство Větrné mlýnyРоман "Город", фото: издательство Větrné mlýny – Напоминает фабулу французского романа…

– Пидмогильный переводил французскую литературу конца XIX века ощущал ее влияние, и «Город» иногда сравнивают с «Милым другом» Мопассана. Герой ищет женщину, которая бы ему подходила, ищет сексуальные удовольствия. Когда его перестает устраивать та или иная женщина, он ее безжалостно бросает, и одна из его подруг кончает жизнь самоубийством. Некоторые критики даже назвали Радченко «отвратительным персонажем», но я так не считаю, хотя этот герой, конечно, не может служить примером высокой нравственности и «социалистического образа жизни».

– А можно провести какие-то параллели между этим произведением и чешской литературой?

– Если считать «Город» романом воспитания, то его можно соотнести с «Серебряным ветром» Франи Шрамека, написанным в начале ХХ века. Это тоже роман о юноше, который взрослеет, приобретает сексуальный опыт. Однако роман Шрамека по сравнению с «Городом» уже кажется устаревшим, он сильно поэтизирован — его автор был, в первую очередь, выдающимся поэтом.

– «Город» вы считаете абсолютно современной прозой?

– Этот роман в Украине все знают, его проходят в школе, его все время переиздают, в том числе с роскошными иллюстрациями, так что думаю, на эту книгу есть спрос.

– Что представляло для вас сложность в ходе работы над переводом, и требовалась ли вам помощь украинских коллег?

Переводчик Мирослав Томек, фото: Антон КаймаковПереводчик Мирослав Томек, фото: Антон Каймаков – Переводчику всегда требуется помощь. В тексте есть сноски, даже в украинском издании, так как сегодня уже не все знают слова, аббревиатуру той эпохи, так что тут у меня трудностей не было. У автора – непростой стиль, на котором сказалось влияние французской философской прозы – Вольтера, Дидро. Там присутствуют сложные рассуждения, которые было трудно переводить на чешский, поскольку в нашем языке невозможно использовать деепричастия, так что появлялось много придаточных предложений. Не знаю, насколько я справился, но полагаю, мне удалось передать своеобразие стиля Валерьяна Пидмогильного. Я старался оставлять реалии, хотя потом подумал, что это было ошибочное решение, поскольку сноски могут отвлекать читателя.

– Удивительно, что такая классика как «Город», не была до сих пор переведена.

– Помимо русского, существует только перевод на английский, причем он был издан каким-то кустарным способом и не получил известность среди литературоведов англоговорящих стран. Так что чешский стал третьим иностранным языком, на который был переведен этот роман

– Что вас привело к украинской культуре? Мы с вами ведем беседу на русском языке, так что было для вас первым — украинистика или русистика?

– Для меня первой была именно украинистика – по образованию я историк и филолог-украинист. Я всегда увлекался историей Восточной Европы, планировал писать диссертацию по украинским эмигрантам в Чехословакии.

– Украинский вы выучили раньше русского?

– Это происходило параллельно. Русским я занимался на курсах в Российском центре науки и культуры. Сейчас я, наверное не стал бы туда ходить, но тогда там неплохо преподавали русский. У меня была возможность поехать на стажировку в Минск, где я практиковался в русском и изучал белорусский.

– Кого еще из украинских авторов вы переводили?

– Современных писателей – Сергея Жадана, Юрия Андруховича, которых в Украине считают живыми классиками, а также поэта Вано Крюгера, известного лишь в узких кругах. У меня закончен перевод романа Жадана «Депеш мод» – уже есть издатель, и мне остается только внести правку.

– Вы часто бываете в Украине — последний раз год назад. Какое впечатление на вас производит страна сегодня?

– Там очень интересно, бурно развивается культура, даже дизайн, мода, гастрономия. Это все, конечно, происходит в больших городах, где присутствует средний класс. Конечно, есть и много негативных явлений: продолжается война, многие уезжают за границу.

– Вам приходилось бывать на Донбассе?

– В 2014 году я был в Донецке и даже написал большой репортаж о начинавшихся событиях – я старался встречаться с людьми разных взглядов. Я вспоминаю об одном человеке левых взглядов, который запутался, пошел служить в ополчение ДНР, и его уже нет в живых. Другие мои респонденты потом уехали в Киев или за границу. Однако поскольку я не военный журналист, то уже туда не езжу.

– Насколько глубоко вы связаны с украинской диаспорой Чехии?

– У меня есть друзья украинцы, я интересуюсь украинской культурой, бываю на мероприятиях диаспоры, хоть и не на всех. Благодаря посольству Украины, культурная жизнь здесь бурлит, что очень хорошо. Я изучаю Украину, стараюсь пропагандировать ее культуру, но не становиться украинцем, поскольку среди украинистов такое случается…

– Повлиял ли российско-украинский конфликт на восприятие Украины в Чехии?

– Безусловно. Украина привлекла к себе большое внимание, которое сейчас уже почти сошло на нет. Некоторые продолжают следить за происходящими там событиями, хотя чешское общество несколько лет назад пережило то, что можно назвать «усталостью от Украины». Однако чехи узнали, что есть такая страна – Украина, и что это не Россия.

17-03-2020