Режиссер Сергей Федотов: «Русский театр - это русская душа»

04-12-2002

Все, что связано с именем пермского театрального режиссера Сергея Федотова - без сомнения, самого удачного режиссера, ставящего в Чехии русскую классику, окутано мистикой. В чешских театрах о нем ходят легенды, и как признается сам Сергей, вся его жизнь - череда мистических случайностей. Но только то, что спектакль «Ревизор», поставленный Федотовым, с огромным успехом шел в пражском Дейвицком театре пять сезонов подряд, случайностью никак не назовешь. Как и то, что новую работу режиссера - постановку «Игроки» по пьесе Николая Гоголя, осенью восторженно принимали зрители в столице и других крупных городах Чехии. Чем же так привлекает театр Сергея Федотова чешского зрителя? Это - основная тема нашей беседы с пермским режиссером.

Впервые о пермском театре «У моста» и его создателе - Сергее Федотове в Чехии услышали 7 лет назад.

- Все было так. Лет 8 назад в Москве проходил фестиваль, который назывался «Система Станиславского в современном театре». На фестивале было много актеров, режиссеров, а также директор театральной школы из Чехии. Он увидел наш спектакль - «Панночку», а «Панночка» - это своеобразная «Чайка» для нашего театра. Мы ее сыграли более тысячи раз, возили в Германию, Чехию, Польшу, Австрию. Это спектакль имеет такую притягательную силу, что всех завораживает.

Можно сказать, что «Панночка» открыла пермскому режиссеру дорогу к сердцу чешского зрителя. Новая страна неожиданно открылась для Сергея Федотова на Фестивале театров европейского региона.

- Это очень большой фестиваль, в Чехии два таких фестиваля - Плзеньский и Градец Краловский. На фестивале мы сыграли два спектакля - «Панночку» и «Женитьбу» Гоголя. Так постепенно мы прочно вписались в чешскую культурную жизнь, каждый год нас приглашали на этот фестиваль. Театр «У моста» - единственный, побывавший на пяти фестивалях театров европейского региона. В каждый свой приезд мы заезжали в Прагу, Остраву, Брно. В общем, Чехии стала нам невероятно близка.

На счету Сергея Федотова - восемь спектаклей, поставленных в различных театрах Чехии.

- Уже после первого спектакля мне предложили работать в Чехии. Первой постановкой был «Ревизор» в Дейвицком театре. Он шел 5 лет и выдержал 90 представлений - это очень много для Праги. Потом я поставил в Градце Кралове «Мастера и Маргариту», потом сделал в театре «На Забрадли» «Доходное место» Островского. Потом меня пригласили в театр «Без забрадли», и я поставил «Игроков» Гоголя.

Попытки поставить русскую классику в Чехии предпринимались неоднократно, но такого ажиотажа, какой вызывали и вызывают до сих пор работы Федотова, до сих пор не удавалось добиться в Чехии ни одному режиссеру. В чем же Ваш секрет, Сергей Павлович?

- Русский театр - это русская душа, это отчаяние, взлеты, падения. Для чешского театра я показываю, что такое русская душа. Для меня интересна классика, и в театре «У моста» 99 процентов репертуара - классические пьесы. А здесь, в Чехии, для меня была особая ниша, которую никто не занимал - ниша психологического театра с элементами мистического реализма. Я думаю, что их привлекает русская психологическая школа. В Чехии больше театра развлекательного, глубоких классических вещей меньше. И я решил, что моя задача - показать, как я вижу нашу классическую литературу.

Театральная постановка должна быть интересна любому зрителю, - считает наш собеседник. И даже если художественного уровня спектакля человек полностью оценить не в силах, важно, чтобы он полностью проникался атмосферой театра.

- Каждый спектакль - это несколько уровней восприятия, это 15 разных измерений. Любой зритель должен находить в спектакле вещи, которые его увлекают. Обычный зритель «считывает» два уровня постановки - сюжет и необычные декорации, бывалый театрал - 5 уровней, профессионал - 10. Мои спектакли мы всегда играем без перевода, и зрители говорят, что они все понимают буквально дословно. В спектаклях очень сильная энергетика.

Сам Федотов от незнания чешского языка ничуть не страдает: вне театра он прекрасно изъясняется на смеси русского, чешского и польского, а на репетициях, по его собственным словам, устанавливает с актерами контакт не на словесном, а на энергетическом уровне.

- Часто бывает так: я приезжаю в новый театр, я никого там не знаю, но актеры слышали обо мне и немного меня боятся. Мы начинаем работать, и через три дня у нас уже возникает очень творческая обстановка.

Федотов с удовольствием работает в Чехии, он утверждает, что в этой стране отношение к русской классике особо трепетное. Причем не только со стороны зрителей: многие чешские актеры стремятся узнать больше о русской театральной школе.

- Я четыре года веду в Чехии семинары актерского мастерства для молодых актеров по системе Михаила Чехова. Они проходят в августе, и я по 10 дней работаю там. Эта система очень привлекает здешних актеров, каждый пытается для себя открыть новое, понять, что такое театр Михаила Чехова.

Каждой новой работой пермский режиссер стремится подтвердить свой мистический имидж. Особенно это ему удалось при постановке булгаковского «Мастера и Маргариты» в Градце Кралове.

- Спектакль «Мастер и Маргарита» в Чехии я ставил после Польши. Когда мы начали репетиции, то пришла идея на роль Воланда пригласить французскую актрису Шантал Пулен, которая в Чехии живет уже лет двадцать. Поскольку Воланд - это не мужчина и не женщина, это дьявол, то я решил попробовать. А Шантал имеет такой низкий голос, в чем ее горе, как она говорит. Внешне ей всегда давали роли принцесс, но как только начинала говорить, роли тут же теряла. Самое интересное, что русского она не слышала никогда в жизни, первый русский, которого она увидела, был я. Я говорил какие-то вещи, а она не понимала ни слова без переводчика. И, представьте, через неделю репетиций она начала не только меня понимать, она другим актерам переводила, что я говорю. Она настроила со мной такой инфернальный контакт.

С таким загадочным Воландом спектакль был просто обречен на успех.

- Спектакль получился очень необычным, я подтвердил репутацию экспериментатора, но экспериментатора в рамках классической школы психологического русского театра.

Свой осенний гастрольный тур по городам Чехии Сергей Федотов совершил с Челябинским камерным театром. На фестивале в Екатеринбурге он увидел спектакль челябинцев и, восхитившись зажигательностью их игры и способностью к импровизации, решил сделать с ними совместный проект.

- В эту поездку я привез неизвестный в Чехии театр - Челябинский, с которым поставил «Игроки» Гоголя. Очень интересный театр, но они никогда не были в Чехии. С ними мне удалось сделать спектакль, основанный не на словах, а на энергетике.

В своем пермском театре Федотов поставил «Чайку». Но не чеховскую, как вы, наверное, подумали. Я говорю о новом варианте чеховской пьесы, созданном невероятно популярным ныне российским писателем Борисом Акуниным. Сергей Павлович вполне допускает возможность постановки произведений этого автора и в Чехии.

- Я думаю, это возможно. Но «Чайка» Акунина не очень получилась драматургически. Исходя из характеров персонажей, играть иную историю, мне кажется, Чехов не позволяет.

Режиссер также поделился с нами своими творческими планами, которые он собирается претворять в жизнь в Чехии.

- В брненской театральной академии я планирую ставить пьесу «Зверь» петербургских авторов - Гиндина и Синакевича. Это фантастическая история, происходящая после атомной катастрофы. В декабре я приезжаю в Остраву, где буду ставить одновременно два спектакля в двух разных театрах. В театре Петра Безруче буду работать над «Идиотом» Достоевского, а в камерном театре «Арена» над «Собачьим сердцем» Булгакова.

Несмотря на то, что наш собеседник проводит достаточно много времени в Чехии и других европейских странах, о том, чтобы переехать жить за границу, он и слышать не хочет. Почему, спросите вы?

- Для меня интересно ездить в разные города и иметь свой домашний театр, где я могу проводить в жизнь эксперименты, которые невозможно провести в больших стационарных театрах.

04-12-2002