Русская классика вернется на прилавки книжных магазинов

09-10-2002

Кануло в Лету то время, когда переводные книги русских и советских авторов продавались в Чехии практически на каждом углу. Сейчас их можно купить, разве что, в центре Праги – в огромных книжных магазинах. Зато от произведений английских, немецких и французских писателей книжные развалы просто ломятся. Удастся ли русскому языку вернуть себе потерянное на чешском книжном рынке место? У членов чешского Союза переводчиков на этот счет свое, особое мнение.

«Союз переводчиков возник в начале 1990-х годов, после Бархатной революции, и объединяет более чем 500 переводчиков художественной прозы с самых различных языков. Кроме языков мировых, которыми являются английский, немецкий, французский и русский, мы занимаемся переводами и с экзотических языков – японского, каталанского, грузинского», -

рассказывает председатель Союза переводчиков Гана Линхартова. Эта добровольная организация людей, увлеченных своим делом, тщательно отслеживает всю переводную литературу, издающуюся в Чехии, и ежегодно в конце сентября – совместно с министерством культуры ЧР и «Чешским литературным фондом» вручает премию Йозефа Юнгмана за лучший перевод года.

А для переводчиков, чьи творения не выдерживают никакой критики, учреждена специальная антипремия «Скржипец». Это слово в переводе с чешского означает орудие пыток – дыбу и происходит от глаголов «скрежетать, скрипеть». В прошлом году «Скржипец» достался чешской переводчице, взявшейся переводить книгу соратника бывшего российского президента Александра Коржакова «Борис Ельцин: от рассвета до заката».

- А как обстоит дело с переводом книг русских авторов? Есть ли к ним интерес у чешского читателя? С этими вопросами я обратилась к Гане Линхартовой.

«В последние 10 лет русский язык уступил пальму первенства другим языкам, например, английскому. И это понятно. В последние 40 лет предложение русской и советской литературы на чешском рынке превышало спрос. От этого страдали переводы с других языков – английского, немецкого, французского. Так что, можно сказать, что в определенной степени книжный рынок просто ликвидировал существовавший дефицит».

«Но я убеждена, что со временем русский язык будет становиться все популярнее. Русская классика ХIX века – это вершина мировой литературы. Я всегда удивляюсь, когда слышу, что чешские библиотеки избавляются от русской классики. Меня интересует - по каким книгам будут учиться студенты? Ведь новые русские книги не выходят. Но я думаю, что русская классика снова появится на прилавках чешских книжных магазинов. Это лишь вопрос времени».

Госпожа Линхартова обращает внимание еще на одну интересную вещь:

«Перевод стареет быстрее оригинала, время жизни перевода, если можно так сказать, 20-30 лет. И если произведение переведено на современный язык, то оно предназначено только одному поколению. Это значит, что русскую переведенную литературу непременно ждут лучшие времена. Те переводные вещи, которые появились в последние годы, даже спустя 20 лет будут ждать молодых русистов».

В то, что у книг на русском языке действительно есть будущее в Чехии, я убедилась сама, когда побывала на состоявшейся в конце сентября церемонии вручения премии Йозефа Юнгмана. Второй победительницей этого конкурса стала переводчик Яна Мертинова, переложившая на чешский язык роман русскоязычного писателя Григория Кановича «Козленок за два гроша». Госпожа Мертинова рассказала мне о том, как долог был ее путь к победе.

- Как давно вы занимаетесь переводами?

«Можно сказать, с той поры, как я окончила философский факультет университета. Я работала редактором издательства в Праге, которое выпускало русскую и советскую литературу. Потом я начала переводить сама – переводила прозу Андрея Вознесенского, Анатолия Макарова. Надеюсь, что буду переводить Людмилу Петрушевскую».

- Расскажите, пожалуйста, о книге, которая принесла вам победу.

«Это довольно обширный роман Григория Кановича – автора, который долгое время жил в Литве, в Вильнюсе. В 1993 году он уехал в Израиль. В начале 1980-х годов я переводила его первый роман, в начале 90-х годов – второй, а этот роман «Козленок за два гроша» - третья часть большого цикла. Григорий Канович не включен ни в одну литературную среду, он не русский и не литовец. Его родной язык, язык его детства – идиш. Во время войны Канович находился в эвакуации в Казахстане, где начал писать по-русски. Потом вернулся в Вильнюс и начал писать по-литовски сценарии, киносценарии. Но языком его прозы оставался русский».

- С какими сложностями вы сталкивались, работая над переводом?

«Сложностей как будто нет, если читать книгу, то кажется, что все течет очень естественно. Но если все течет естественно в одном языке, то это не означает, что естественность можно механически перенести в другой язык. Язык Кановича очень поэтичный, он полон метафор. Автор черпает вдохновение в литовском и польском языках, в идиш. Все это включается в русский язык, обогащая его».

Переводам книг Григория Кановича на чешский язык Яна Мертинова посвятила долгие годы. И она очень гордится тем, что знакома с писателем лично.

«Я познакомилась с Кановичем, когда переводила его второй роман, сама ездила в Вильнюс. В 1992 году, когда роман вышел, писатель на неделю приезжал в Прагу. А сейчас мы переписываемся».

Я спросила у победительницы о полученной ей премии и вот какой получила ответ.

«По-моему, там есть какие-то деньги, но я еще не смотрела. Приз Йозефа Юнгмана – самый престижный приз, который может получить переводчик нашей стране. Жюри состоит из настоящих профессионалов. Это моя первая премия, потому что роман Кановича я переводила 7 лет. Таким трудным делом можно заниматься только по вечерам, после работы. Я не могу отдавать этому все свое время, мне надо зарабатывать себе на хлеб».

Да, к сожалению, сейчас переводчики художественной литературы не могут заниматься исключительно любимым делом. Им просто не прожить на эти деньги - книжный рынок Чехии уже несколько лет переживает кризис.

«На переводах художественной литературы очень трудно выжить. Только несколько человек в стране целиком посвящают себя этому занятию. Все остальные либо преподают в вузах, либо занимаются техническими переводами».

09-10-2002