Сердце «Пражского Квадриенале» пульсирует и перекачивает энергию творческих идей

02-07-2003

Что такое «Пражское Квадриенале 2003»? Это - театр всего мира под одной крышей. Десятая по счету, самая большая международная выставка сценографии и театральной архитектуры, привлекающая любителей и профессионалов театра. Значимость «Пражского Квадриенале», проходящего в этом году под лозунгом «Лабиринт мира и рай театра», подтверждает неизменная поддержка ЮНЕСКО и огромный интерес со стороны зарубежных участников.

В юбилейном «Квадриенале» участвуют театральные творцы из 25 стран всех континентов. Они приехали из Бразилии, Мексики, Индии, Израиля, Скандинавии, Прибалтики, России, из всех соседствующих с Чехией стран. США, Канада, Австралия тоже не остались равнодушными и выслали своих театральных гонцов в Прагу. Всех не перечислить. Впервые пражская выставка сценографии и театральной архитектуры состоялась в 1967 г. В пражских «Квадриенале» приняли участие такие личности как Сальвадор Дали, Тадеуш Кантор и Йозеф Свобода. Однако вернемся в сегодняшний день.

Составной частью проекта является архитектонический лабиринт - не что иное, как публичная театральная лаборатория, в которой театральные деятели, художники, перформеры, музыканты вместе с посетителями экспериментируют с органами чувств. Лаборатория пульсирует и перекачивает энергию творческих идей, поэтому, наверное, названа «Сердцем Пражского Квадриенале». Лаборатория «Сердца» стремится ломать устоявшиеся стереотипы художественного восприятия, заявляя об этом как об «Инфаркте условностей». Здесь возникла творческая зона, где группы художников театра со всего мира устраивают перформансы на тему органов чувств. Это, к примеру, стена обонятельных воспоминаний, звуковая лаборатория и студия массажа для тела и души. Участие посетителей выставки в эксперименте предполагается и приветствуется.

Петербургская театральная группа «АХЕ» в рамках кипучей деятельности «Лаборатории ощущений» обслуживает гостей у алхимического бара, где случайно можно выпить минеральной воды, но скорее - закономерно - по правилам начавшейся игры вы можете оказаться одним из троих, кого посадят рядком и повяжут на шею общий слюнявчик. После чего две девушки предложат опрометчивым незнакомцам, вступившим в эксперимент, весьма подозрительную еду. Можно, правда, остаться лишь наблюдателем.

Опять же группа «АХЕ» представила сценку, в которой у стола друг напротив друга сидят мужчина и женщина. Бесстрастно глядя друг на друга, они затевают некий ритуал. Он сводится к обыденным действиям: Героиня легко солит, Герой, как будто в ответ на это действие, несколько ожесточенно перчит. Кстати, перчат и солят не что иное, как стол, отчего вдруг мелькает мысль, что это беззвучное повествование - о нас с вами. Это мы перчим и пересаливаем наши отношения, нашу жизнь. Вот Она наливает ему из самой большой бутылки на столе, в то же время не пытаясь наполнить имеющийся у него стакан. Для этого бы понадобилось совсем незначительное усилие - наклониться или привстать. Но нет, жидкость проливается женщиной опять же прямо на стол, катится ручейком до его края и льется на пол. Он, не брезгуя такой возможностью напиться, подставляет стакан под стекающую со стола жидкость и наполняет его. В таком духе или бездушии герои взаимодействуют.

Побеседуем с одним из художников группы «АХЕ» Павлом Семченко.

- Я люблю показывать предметы шиворот навыворот - не в их обычном, общеприемлемом, функциональном использовании, а как бы немножко их повернуть и через них показать какую-нибудь историю, не связанную с обычной функцией этого предмета.

Показанную историю каждый воспринимает по-своему, но для меня она прочитывалась как SOS отношений мужчины и женщины. Был ли это посыл, чтобы задуматься, куда идут эти отношения?

- Мне показалось, что это - небольшое стихотворение, рассказанное при помощи бутылочек, соли, лука. Мы всегда в своей работе очень рассчитываем на сознание зрителя, на его внутренний багаж, потому что в голове у человека - огромный склад образов. Можно только спровоцировать его немножко и там уже у него у самого в голове выстраивается какая-то интересная история или картинка,

- говорит Семченко.

А дегустатор пролитого вина Максим Исаев дополняет:

- Для нас было интересно попробовать работать с новой для нас областью, потому что до этого мы работали со всякими оптическими вещами и только здесь на выставке соприкоснулись со вкусом. Я думаю, что некоторые находки, которые мы здесь нашли, возможно, войдут в следующую нашу работу.

Проект «Сердце Пражского Квадриенале» возникал как симпозиум, посвященный человеческим чувствам и архитектуре, - говорит его автор и драматург Томаш Жижка и продолжает:

- Все культуры пришли сюда с определенным багажом и мы стараемся поработать на этом интернациональном мосту, но дело не только в этом. Все aктеры и группы, находящиеся здесь, специфичны. Каждый работает с иным театральным медиумом; одни работают с технологией, вторые - с объектом, третьи исходят из шаманского фокуса. И африканцы, например, - с ритуальным направлением.

Если, гуляя по международной выставке сценографии, вы то и дело попадаете под различные культурные «крыши», то в лаборатории «Сердца» театр как здание перестает существовать. Здесь властвует театр как атмосфера. Театр, родившийся у первобытного костра.

- Я думаю, что существует определенный антропологический момент в том, что появилась возможность воспринимать ситуацию как бы еще до состояния театра, пограничные состояния, которые подталкивают к восприятию трансцедентальной сущности театра. Воспринимать происходящее одновременно пятью органами чувств; на самом деле - их гораздо больше,

- делится впечатлениями от творческой мастерской «Пражского Квадриенале» Томаш Жижка.

02-07-2003