Свет и тени Власты Храмостовой. Долгий век актрисы и диссидентки

07-10-2019

Она прожила три долгих, содержательных и сложных жизни, как сама признавалась – актерскую, диссидентскую и ту, которая выпала ей после двадцатилетнего возвращения в нормальное русло жизни, а также на сцену. Вынужденный перерыв в карьере Власты Храмостовой начался с 1968 года и связан с открытым выступлением против оккупации Чехословакии войсками Варшавского договора и подписанием программного документа гражданского сопротивления «Хартии-77». В воскресенье актриса и блестящий публицист ушла из жизни в возрасте 92 лет. В архиве радио сохранились записи интервью с Храмостовой, которую многие коллеги и соотечественники считают образцом бесстрашия и внутренней честности, одновременно отмечая парадокс как одну из примечательных черт ее биографии.

Власта Храмостова, фото: Jan Vodňanský, ЧРоВласта Храмостова, фото: Jan Vodňanský, ЧРо

В роли супруги врага партии

«В 1950-е годы – тогда я была бесконечно глупой и совершенно наивной – я оказалась в конфликтной ситуации по отношению к обществу, так как моим первым мужем был человек, ставший врагом правительства и партии».

Станислав Милота и Власта Храмостова, фото: SedlacekVojta, CC BY-SA 4.0Станислав Милота и Власта Храмостова, фото: SedlacekVojta, CC BY-SA 4.0 Впервые актриса вышла замуж за Богумила Павлинеца. После Второй мировой войны он занимал пост директора «Чехословацкого радио», в Брно, однако после политического процесса с его знакомым, влиятельным деятелем КПЧ Оттой Шлингом, Павлинец стал неугодным для стоящих у власти коммунистов. Шлинга, которого прозывали марграфом Моравским вследствие практически неограниченной власти, которой он обладал в подведомственном ему регионе, осудили по процессу Сланского и казнили через повешение. Реабилитировали в 1963 году.

«Перестань пустословить и плыви!»

«В 1960-e годы мне выпало самое ужасное, что вообще может выпасть на долю женщины – я потеряла в автоаварии единственного четырехлетнего сына. В 1970-80-е я была уже диссиденткой, подписавшей «Хартию - 77», якобы продавшейся Западу, то есть потерянным человеком. В моей жизни продолжалась тяжелая полоса. Наконец пришла «бархатная» революция. В 1990-е годы мое имя оказалось в списках Цибулки в качестве сотрудника госбезопасности STB (аналог КГБ – прим. ред.), однако это уже не был вопрос жизни или смерти. Вообще, мне кажется, что все это происходило так давно, что я рассказываю историю из средневековья. В это верится с трудом, но я все еще живу»,

– с улыбкой поражалась Власта Храмостова в одном из последних радиоинтервью.

Власта Храмостова, фото: ЧТВласта Храмостова, фото: ЧТ

В 1965 году сыграла роль жены смотрителя замка в фильме Bilá pani («Привидение»). Последняя из брошенных ею в картине фраз "Перестань пустословить и плыви!" даже стала крылатой. И об этом вспоминают учителя, рассказывая сегодняшним девятиклассникам на уроке истории литературы, театра и кинематографа о феномене домашнего театра, ставшего единственной сценой для Храмостовой, перед которой захлопнулись двери театров. Этой уникальной площадке даже посвящена глава в Энциклопедии чешских театров.

«Лучше уж быть дураком в молодости»

Власта Храмостова, фото: Архив ЧРоВласта Храмостова, фото: Архив ЧРо Неофициальные списки сотрудников чехословацкой госбезопасности. Петра Цибулки – он был лидером партии «Правый блок», были опубликованы в 1991 году. Позже на основе Закона о доступности списков 2002 года, МВД издала свои списки тех, с кем сотрудничала STB.

Власта Храмостова оказалась в этих списках неслучайно, она действительно подписала договор о сотрудничестве, однако доносительством, по ее словам, что подтверждали и те, кто более глубоко изучал ее биографию, не занималась и никому, кроме себя самой, не повредила. Пo словам aктрисы, «лучше уж быть дураком в молодости и набраться мудрости к старости, чем наоборот». Тем не менее, позже она глубоко в этом раскаивалась, что подтверждает и написанная ею автобиографическая книга.

После подписания «Хартии-77» ей запретили публично выступать где-либо, и в 1976–1980 гг. она играла лишь в домашнем театре для своих друзей. После революции стала членом труппы Национального театра.

В своих воспоминаниях Храмостова возвращалась в пору молодости, когда в возрасте шестнадцати-семнадцати лет, еще до выхода на профессиональные театральные подмостки, начала сотрудничать с радио.

'Až přijde kocour', 1963, фото: ЧТ'Až přijde kocour', 1963, фото: ЧТ «Это происходило в военный период. Прежде чем нацисты отдали приказ закрыть театральное училище в Брно, в котором я училась на втором курсе, меня кто-то пригласил на радио с тем, что у меня хороший голос – сейчас он у меня, конечно, уже никакой… Договор, который со мной тогда там подписали, был на немецком языке. Я тогда гордилась, что мне за счастье выступать на радио еще и платят. Я до сих пор помню слова пьесы, в которой тогда играла, хотя не помню имени ее автора. То есть мое сотрудничество с радио началось еще со времен протектората Богемии и Моравии, до того я играла лишь в школьном театре «Новый дом» в Брно».

*«Я играла роль сестры Ленина, а мужа под пистолетом выводили из здания Чехословацкого радио»

С Национальным театром Брно, где она за четыре года успела поработать с девятью режиссерами, связано много творческих удач Храмостовой – сценические воплощения образов Антигоны, Жанны д'Арк и целой плеяды характерных персонажей. Позже ее пригласили в пражский Виноградский театр (1950–1970). Здесь она запомнилась зрителям своей неподражаемой интерпретацией Maрии Стюарт, Aнны Карениной, Роксаны и других персонажей.

«Однако первое, что мне выпало сыграть в Виноградском театре, была роль Ольги, младшей сестры Ленина, в советской пьесе «Семья». Я как раз была на сцене, когда моего мужа под пистолетом выводили из здания «Чехословацкого радио» в Брно. Разумеется, что после процесса над Оттой Шлингом мужа сразу же «выбросили» с работы на радио, так как он считал Шлинга своим гуру. Знаете, этот опыт не передаваем, насколько тягостными были 1950-е. Говоря откровенно, как и подобает даме в моем возрасте, признаюсь – от сугубо театральных забот, которыми я была всецело поглощена после окончания войны, когда мне хотелось прежде всего попасть в театр, я вляпалась по полной в самые ужасные авантюры 1950-х гг.»

«Крематор», фото: ЧТ«Крематор», фото: ЧТ

Союз двух безработных диссидентов

Самой известной ролью Власты Храмостовой является Лакме в картине «Крематор» по повести Ладислава Фукса. Успеху фильм во многом обязан знаменитому кинооператору Станиславе Милоте. К слову, именно он в 1969 году заснял на пленку похороны Яна Палаха, совершившего самосожжение в знак протеста против советской оккупации. Милота стал вторым мужем актрисы, также, как и она участвовал в диссидентском движении, подписал «Хартию-77». В годы нормализации был уволен с киностудии «Баррандов», из-за частичной потери зрения не смог позднее вернуться в профессию. Супруги перебивались чуть ли не с хлеба на воду, однако жили в полном понимании и гармонии.

«Нужно убить Секала», фото: ЧТ«Нужно убить Секала», фото: ЧТ Последний раз Храмостова появилась на киноэкране в роли бабушки в кинодебюте и единственном фильме Вацлава Гавела «Уход» 2011 года, снятом по мотивам его одноименной пьесы. В 1998 году исполнила роль Марии в ленте «Нужно убить Секала», собравшей целый урожай национальных кинопремий – десять «Чешских львов». Критики и публика не скупились на похвалу, оценивая также другие созданные ею тетральные и кинообразы.

В 1998 году Власта Храмостова была награждена орденом Томаша Гаррига Масарика III степени за развитие демократии и защиту прав человека, Награду она из рук президента Вацлава Гавела.

Церемония прощания с актрисой состоится 14 октября в пражском Национальном театре. И Власта Храмостова, как и «чешский соловей» К. Готт, удостоится похорон с государственными почестями.

07-10-2019