Заботы чешских издателей за рубежом и дома

24-03-2004

Кто не знает произведения Гашека и Чапека? А вот творчество современных чешских писателей остается в России непознанным. Тронется ли лед в издательских планах россиян? Об этом, равно как и о заботах чешских издателей у себя на родине, и пойдет сегодня речь в рубрике "Богема".

В последние годы возросло количество переводов русской литературы, издаваемой в Чехии. К сожалению, чешская литература в таком объеме на русский язык не переводится. Именно в привлечении интереса российских издателей к произведениям чешских авторов должна помочь выставка, которая откроется в среду, 24 марта в главном зале Библиотеки иностранной литературы в Москве, на улице Николоямской.

- Мы хотим открыть двери чешской литературе за границу. В последние годы в России выходили лишь переводы чешской классики: Чапека, Грабала, некоторые произведения Кундеры (хотя, конечно, остается открытым вопрос, до какой степени Кундера является чешским писателем), а также Вацулика. Однако такие современные авторы как Вивег, Беркова или Урбан в России не издаются, - с огорчением отмечает представитель Ассоциации чешских книготорговцев и издателей Ян Цисарж.

Выставка книг чешских авторов состоится по инициативе чешского посольства в Москве и пражской Службы чешских центров, которая в сотрудничестве с Ассоциацией чешских книготорговцев и издателей организует подобные мероприятия в 20 уголках мира - там, где существуют центры чешской культуры. В этом году в Москве будет представлена коллекция, которая насчитывает почти 200 книг и представляет, прежде всего, чешскую современную беллетристику. Это уже упомянутые и наиболее популярные сегодня в Чехии авторы Михал Вивег, Милош Урбан, Ян Пелц, Александра Беркова - она, кстати, лично представит все свои изданные книги в столице России. Это продукция 26 издательств Чешской Республики».

- Можно сказать, что чешская литература будет представлена в наиболее широком спектре?

- Можно сказать, что это - репрезентативная коллекция. Здесь будут представлены почти все книги, награжденные литературными премиями. Пик современной чешской беллетристики. Здесь же будет представлен небольшой отдел чешских книг, изданных на русском языке в Чешской Республике. Одну часть их издали чешские издательства, а другую -русские издательства, существующие на территории Чехии.

Выставка продлится три недели. В ее рамках состоится и ряд сопроводительных мероприятий: дискуссии за круглым столом с российскими издателями, встреча писательницы Александры Берковой с русскими читателями, а в субботу и вручение премий российским студентам богемистики, написавшим лучшие сказки на чешском языке.

- Выставка нацелена не только на интересы читателей художественной литературы, но наверняка заинтересует и людей, имеющих различные хобби?

- Я провел несколько консультаций с экспертами, которые возят русские книги из Чехии и в Чехию. Они порекомендовали мне, чем могли бы заинтересоваться читатели и издатели в России, и поэтому в этой коллекции есть и книги о чешском футболе, чешском хоккее, книги для детей, - прежде всего, - о Кротике, созданном Зденеком Миллером, а также карты Праги, карты Чехии на русском языке и многое другое, - говорит Ян Цисарж.

А чем живут издательства в Чехии? Заглянем сегодня в гости к одному из пражских издателей Федору Галу, который представляет издательство «Г+Г». В чем особенность этого издательства? По словам Федора Гала, среди изданных им томиков преобладают книги не о тех, кто отличается от большинства, а именно о самом большинстве.

- Я издаю только те книги, которые бы хотел сам читать. Это значит, что для меня эта деятельность не представляет прибыльную работу. У меня должно быть чувство, что книги, которые мы издаем, имеют смысл.

- С какими проблемами вы как издатель сталкиваетесь?

- Надо сказать, что у меня нет проблем с авторами, с тем, что издавать, но есть проблемы с дистрибуцией, с тем, как найти своего читателя. Это - нелегко, но я делаю это с удовольствием.

- Что вы считаете своим самым большим успехом за последние годы?

- Мы издали несколько книг, в отношении которых я предполагал, что они станут сенсацией - не бульварной, но касающейся нашей истории. Например, книгу, которая повествует о том, что среди нас живут многие известные общественные деятели, которые сотрудничали с нацистами и были активны в период холокоста. Я издал эту книгу, но ничего не произошло.

- Вы имеете в виду книги, которые вышли четыре года тому назад. Одна из них - Boure / Гроза вышла на чешском и на английском языках (The Storm).

- Я скажу правду, я испытывал страх, когда издал эту книжку, но ничего не случилось. И я понял - кстати, я не чех, а переехал в Прагу из Братиславы в 1991 г. и не знаю хорошо чешский менталитет, понял, что один из способов решения проблем здесь - просто закрыть глаза, не видеть проблемы.

- То есть это опыт, вытекающий из издательского неуспеха четыре года тому назад? Думаете ли вы, что ситуация с того времени изменилась?

- Нет, я думаю, что большинство людей не любит проблемы. Я не говорю, что их надо любить, но если мы хотим решать проблемы, надо их знать. Если мы хотим жить, надо знать свою историю. Если мы хотим жить нормально, надо знать, что ненормально в нашем обществе. Но это интересует немногих.

- Вы также издали книгу о цыганском холокосте в Чехии, которая, в общем, опровергает преобладающее здесь мнение, что холокост был якобы исключительно привнесен из Германии.

- Да, как раз цыганский холокост не был привнесен из Германии. Здесь были два концентрационных лагеря - в Годонине и в Летех у Писку. Это были наши, чешские концлагеря. Весь персонал там был чешский: солдаты - надзиратели и руководитель этого лагеря, а условия - такие же, как и в остальных лагерях. Первая же книга об этих концлагерях была издана только в 1993 году. Написал ее не чешский историк, а американский исследователь, - напоминает пражский издатель Федор Гал.

24-03-2004