Зачем мужчинам война? Грузинское кино в Чехии

01-04-2019

Что будет, если приехать в отдаленную область Грузии, дать местным детям кинокамеру и предложить им снять кино о жизни в родном селе? Что получится? Каламбур или шедевр? Игра или правда? Результат такого необычного эксперимента можно увидеть в документальной ленте грузинского режиссера Мари Гульбиани «Пока отец не вернется».

Некогда грузинское кино считалось одним из феноменов культуры советского периода: маленькая республика добилась в этой области поразительных успехов. Фильмы грузинских режиссеров дважды премировались на Каннском фестивале. После распада СССР кинематограф Грузии столкнулся с рядом проблем, однако смог стать частью мировой киноиндустрии. На пражском фестивале «Один мир» режиссер Мари Гульбиани представила свой новый фильм «Пока отец не вернется». Подробнее о картине она рассказала в интервью Радио Прага-

– На работу над фильмом меня вдохновило желание найти ответ на вопрос: «Почему мужчины уходят воевать?» Действие картины разворачивается в небольшой деревушке в Панкисском ущелье, где проживают главным образом кистинцы – чеченцы из Грузии, являющиеся потомками переселенцев XVI–XIX веков. Большая часть здешних деревень – мусульманские, хотя есть и христианские – грузинские и осетинские населенные пункты. Местные жители всегда были умеренными мусульманами, но в последние годы растет число людей, склоняющихся к радикализму: все больше мужей, отцов, сыновей, братьев и женихов покидают свои дома и отправляются воевать. В фильме описывается жизнь двух девочек, Евы и Иман, которые воспитываются без отца, уехавшего воевать в Сирию, и неизвестно, вернется ли он когда-нибудь.

Дети Панкиси, которые играя, показывают правду

Фото: Jeden světФото: Jeden svět Особенность картины – в том, что большую ее часть снимают сами главные героини, Иман и Ева. Это удалось организовать в рамках проекта «Кино в школе», разработанного Национальным киноцентром Грузии, цель которого – повысить знание о грузинском и мировом кинематографе и развить творческие навыки подростков. Учителями становятся выдающиеся грузинские кинематографисты: они не только рассказывают школьникам об истории кино, вместе с ними смотрят и обсуждают культовые ленты, но и дают ученикам возможность попробовать себя в роли кинематографистов. Как участие Мари Гульбиани в этом проекте отразилось на работе над фильмом?

– Я решила отправиться в Панкиси в качестве учителя кинематографии, и это помогло мне не только найти нужную и важную для моей картины историю, но и научить чему-то детей, сблизиться с ними, ведь они гораздо более открыты, чем взрослые. А потом через детей мне удалось наладить связь и остальными местными жителями. Для меня было важно сойтись с ними, объяснить, что этот фильм нужен не мне, а им самим и другим семьям из других регионов, которые тоже теряют своих мужчин. Этот фильм – возможность задуматься над тем, что происходит. Это огромная трагедия.

Чеченцы: травма проигранной войны

Фото: Jeden světФото: Jeden svět В фильме показано отношение детей к происходящему: они не рассуждают о том, почему их отцы и братья покидают родной дом и отправляются воевать, они воспринимают это как данность. Юные девушки без колебаний говорят о том, что их женихи, видимо, скоро тоже уедут, мальчишки уверены, что вскоре покинут отчий дом. Мари Гульбиани пыталась научить детей не просто работать с камерой, но и критически мыслить, анализировать мир вокруг: свою семью, друзей, свои собственные решения. Каково мнения автора картины о том, почему мужчины уходят воевать в чужую для них страну, бросая собственные семьи?

– Знаете, это очень сложный вопрос. Я сама думаю, что причин тут несколько. Во-первых, они чеченцы, покинувшие родину во время первой чеченской войны. То есть, это мужчины, которые были вынуждены смириться с тем, что одну войну они уже проиграли. И хотя понятно, что здесь их вины нет, и что исход этой войны от них не зависел, – все решалось другими людьми в других местах, тем не менее, мысль о том, что они оказались побежденными, несомненно, гложет их. Это очень бедный регион, здесь нет никакой возможности как-то себя реализовать, чего-то добиться, тут практически нет работы. Им нужно что-то делать, поэтому они и уходят туда, где могут сражаться.

Кино как путь к решению проблемы

Фото: Jeden světФото: Jeden svět Показ на фестивале «Один мир» в Праге стал мировой премьерой фильма, национальная премьера в Грузии состоится в мае 2019 года. Режиссер Мари Гульбиани призналась, что с волнением ждет этого дня и верит – эта тема никого не оставит равнодушным. А сможет ли фильм и начало дискуссии на эту тему как-то повлиять на ситуацию в Панкиси и изменить жизнь живущих там людей?

– Я считаю, что это может помочь изменить ситуацию, если не сейчас, то в будущем. Ведь мало что в мире имеет моментальное действие, для всего нужно время. Кинематограф, да и искусство в целом, – это возможность не только описать ситуацию, но и поделиться своим мнением. А людям вокруг нужно время, чтобы они обдумали увиденное или услышанное, сформировали свою точку зрения и начали что-то делать. Это непростой процесс. Но я верю, что ситуация начнет меняться – чем дальше, тем больше.

Если закрывать на проблему глаза, она не исчезнет, а наоборот, усугубится. Проблему войн надо решать сегодня, если мы хотим, чтобы завтра наши дети жили в мире.

01-04-2019