Куда делось наследие папочки Масарика?

10-09-2010

14 сентября 1937 умер Томаш Гарриг Масарик. В годовщину его смерти в нашей рубрике «На пути к демократии» мы будем говорить о том, актуально ли его политическое наследие сегодня, берут ли современные политики на вооружение уникальную концепцию демократии, разработанную Масариком, и чтут ли его память.

По-солдатски выправленный, но с интеллигентной бородкой, знающий уйму языков, образованный, посвятивший свой первый научный труд анализу природы души в трудах Платона, но глубоко верующий. Невластолюбивый и великодушный, тем не менее, никогда не сопротивлявшийся росту культа его личности и с удовольствие позировавший « на коне». Родившийся в Моравии, вдали от культурных центров Европы, сын кучера и кухарки, он неукротимо тянулся к политике, но не считал себя подготовленным для государственной деятельности и тогда, когда ему было уже 43. Учитывая, что атмосфера восхищения «папочкой Масариком» дожила до наших дней, странно что в Праге никогда не существовало его музея. Почему? Я задала этот вопрос историку, профессору философского факультета Карлова Университета и сотруднику Института Масарика, специалисту по его жизни и делу – Ивану Шедивому.

«Это вопрос, наверное, очень интересный. Надо сказать, что, к сожалению, сейчас нет, и никогда прежде не было. В межвоенный период был очень сильный культ личности Масарика, в честь его называли школы и улицы, были собрания, где праздновался его день рождения и так далее. Сейчас невозможно вернуться к тому, что было. Масарик умер в самом конце Первой Республики, а потом уже было с 1938 до 1945 года, когда оккупация Германией была, а потом коммунисты – уже было не до музея».

Историк Иван ШедивыИсторик Иван Шедивы Да и сейчас, например, живы прямые потомки Масарика по линии дочери Ольги, которые проживают в Америке – у него ведь было четверо детей. Никто о них не говорит, хотя сотрудники Института Масарика пытались с ним связываться в 90 годах.

- Скажите, а вы бы могли сравнить вот этот культ Масарика с каким-то другим культом чешского политического деятеля? Повторилось ли такое после Масарика?

«Никакого такого другого случая я не знаю. В таком качестве и в таком масштабе в современной чешской истории».

- А с Вацлавом Гавелом вы бы не стали сравнивать?

«Ни в коем случае. Интенсивность невозможно сравнивать. В межвоенный период дети в школе стихи писали, песни пели о Масарике. Вот моя мама вспоминает. Я бы никогда не сказал, что существовал культ Гавела».

- А в чем, собственно говоря, состояла суть его концепции демократии?

«Что суть демократии имеет этическое происхождение. Масарик не любил, например, политических партий. Он думал, что они идут в разрез с этической и моральной концепцией демократии. С этой точки зрения Масарик имеет много общего с Вацлавом Гавелом. Это совсем другой взгляд, нежели имеет настоящий президент Клаус, который полагает, что демократия есть свободная борьба политических партий».

- В одной из бесед с Чапеком Масарик сказал такую фразу, что «Демократия есть политическая реализация любви». Вы бы с этим согласились?

«Я бы с этим не был согласен. Мне кажется, что концепция демократии намного сложнее, чем реализация любви. Я чувствую демократию прежде всего как политическое расположение общества. Масарик придавал демократии оценку моральную, а не практическую».

- Я могу ошибаться, но я где-то читала, что Масарик сам себя полагал посланником Господа. Это правда?

Алиция, дочь Масарика (Фото: ЧТК)Алиция, дочь Масарика (Фото: ЧТК) «Да, да. Это представление, что он действует с позволения Господа существовало. Есть воспоминание одной из секретарш Масарика, о том, что дочь Масарика Алиция часто говорила: «Нас Господь выбрал, чтобы осуществить в стране настоящую демократию».

-Скажите, а как вот с таким наивным подходом и заявлениями о том, что демократия – это политическая реализация любви, Масарику все-таки удалось сотворить демократическую Чехословакию в окружении в то время сплошь авторитарных и тоталитарных режимов?

«Знате, это мифическое представление, что демократия в Чехословакии начала существовать в 1918 году, когда была создана Первая Республика. В Чехии основные демократические права были уже с середины XIX века. Австрия имела свою демократическую конституцию, она была издана в 1867 году. С этого года начинается демократический период в Чехии. У нас уже была традиция основных прав, традиция политической демократии. Большинство политических партий, которые существовали в межвоенный период, были основаны перед первой мировой, во время Австро-Венгрии».

- Но, тем не менее, поклонение Масарику имело место быть. И знаете, что мне интересно... Масарик был очень религиозным человеком, и вера, как и демократия, была одним из его моральных постулатов. Как при таком невероятно высоком авторитете в обществе он не смог передать эту веру народу? На сегодня Чехия считается одной из самых атеистических стран в мире…

«Да… Масарикова вера – типичная протестантская вера. О ней пишет выдающийся социолог и историк Макс Вебер, размышляющий о том, что протестанты были основным мотором развития капитализма в XVIII и XIX веках. И все эти черты Масарик, на мой взгляд, имеет. Он очень много своих взглядов из других источников черпал, из американских, английских, в меньшей мере – из французских».

- Я знаю, что он еще дружил с Толстым…

«Да, он его до войны два раза посетил. В своих мемуарах он пишет, как они разговаривали о вот этой известной теории непротивлении злу насилием, и Масарик пишет, что уже тогда он пришел к выводу, что Толстой не прав. Злу нужно сопротивляться даже с оружием в руках. Масарик был выдающимся экспертом по русской философии и литературе».

- Как вы пришли к тому, чтобы заниматься жизнью и делом Масарика?

«Знаете, меня лично Масарик интересует как очень оригинальный человек. Я очень ценю то, что Масарик всегда готов был высказать свое мнение, даже в условиях, когда большинство против. Мне кажется, что этот подход очень ценен и сейчас. Масарик всегда очень серьезно оценивал чешско-немецкие контакты, одним словом, он никогда не был экстремальным националистом. А в прошлом таких политиков было мало - как правило, политики давали более жесткие оценки чешско-немецкого вопроса».

Рената ФучиковаРената Фучикова - Я еще знаю, что Масарик еще приютил очень много советских профессоров и дал им работу в Чехословакии…

«Да, в межвоенный период здесь было большое сообщество русских интеллектуалов. Можно сказать, что правоориентированные люди ехали во Францию, а эсеры, меньшевики, - в основном в Чехословакию».

Наш второй собеседник – Рената Фучикова, иллюстратор, которая оформила и написала первую книгу для детей о первом президенте Чехословакии. Опять же странно, но до того такой книги просто не было. Сегодня молодое поколение Томаш Гарриг Масарик занимает главным образом на банкноте достоинством в пять тысяч крон. Да и сама Фучикова говорит, что ничего не знала о Масарике, когда начинала писать книгу:

«Я работала над этой книжкой с открытыми глазами как ребенок. Для меня это все тоже было внове. Это, наверное, стыдно должно быть, но не мне, потому что таково было наше поколение. Так что на меня эта информация ложилась как на чистый лист. Можно сказать, что я была выгодном положении - на мне не было бремени знаний, который бы оставляли свой отпечаток в моем восприятии его творчества и дела. Так что я детям передала просто чистую информацию без подтекста».

Книга, часть издания под названием «Великие чехи», была номинирована на премию «Магнезия Литера», получила премию детской международной библиотеки в Мюнхене «Белая ворона» и «Золотую ленту» как популярно-научное издание для детей и молодежи.

Продолжает Рената Фучикова:

«Ничего революционного в этом нет, просто меня вдохновил опыт Тайваня и Китая, где очень часто выходят такого плана популярно-научные адаптированные книги для детей. Я делаю акцент на картинку, то есть мои книги богато иллюстрированы, картинок 80 процентов против 20 процентов текста. Книга ориентируется на детей младшего школьного возраста, это просто - ворота в мир истории».

- Что вам больше всего понравилось в работе над книгой?

«Его кредо - гонка за правдой. Правда и чистота – это было то, что за что он страстно боролся. Поэтому он перешел в протестантство из католицизма, потому что это было для него более правдивым подходом к христианской вере. Его жизненным стремлением было - очистить жизнь от разных суеверий, глупостей и лжи. Я когда посвящаю книгу кому-то, всегда выбираю одну из его цитат. К сожалению, выбранная мною цитата из Масарика в книгу не вошла, но она очень красивая - «Что не правдиво, то нельзя считать великим».

10-09-2010