Почувствуйте себя "негром"!

16-02-2004

Когда произносишь слово «дискриминация», сразу в памяти всплывает книга из детства - о расовой дискриминации в прогнившей насквозь, как нас уверяли тогда, Америке. На кучерявого чернокожего малыша показывают пальцем одноклассники, смеются: «Ты не такой, как мы». Маленького негритенка было жалко, но жалко как-то абстрактно, стоило захлопнуть книжку и от жалости не оставалось и следа.

Время шло, и однажды на уроке американской литературы к ужасу учительницы я призналась, что в душе я немного расистка. «Все-таки чернокожие не такие как мы, они какие-то, ну не знаю, не такие и все тут», - тщетно силилась я объяснить свое недоверие к чернокожей расе, которое в свои 15 лет действительно испытывала. Самое интересное, что объяснить мою предубежденность против афроамериканцев было абсолютно нечем: в нашем волжском городке негры были такой же редкостью как снег в Сахаре.

Уже находясь в Чехии, я не раз слышала истории, где жертвами дискриминации выступали уже мы, бывшие граждане великой страны. Подружка- украинка до сих пор не может забыть, как ей при выходе из трамвая дал коленкой под зад какой-то злобный чешский старикан - только за то, что она обнаружила в разговоре по телефону свою национальность. Меня тоже не избегла чаша дискриминации. На прошлой неделе я решила записаться на прием к чешскому врачу. Трубку взяла медсестра. Она было весьма любезно начала рассказывать мне, в какие часы доктор ведет прием. Но... вдруг, после очередной моей реплики, прозвучавшей явно с акцентом, трубка пренебрежительно спросила: «А вы какой национальности?». Не ожидая подвоха, я наивно призналась, что русская, но у меня работа, страховка - все как у нормальных людей. «Русских не принимаем», - отрезала тетка на другом конце провода. На меня напала непонятно откуда взявшаяся робость: вместо того, чтобы припугнуть трубку обращением в полицию или хотя бы громогласным «Я этого так не оставлю!», я начала что-то лепетать, оправдываться, уверять, переспрашивать. Пока в ответ не услышала короткие гудки. Размазывая по щекам слезы, я думала только об одном: вот оно каково - быть «негром». И вот что любопытно. У всех моих знакомых в Чехии этот случай вызвал возмущение и негодование, а родители в России, выслушав мои жалобы по телефону, только вздохнули: «Ну так найди себе другого врача, что же теперь делать?». Их реакция меня не удивила. По себе знаю - не побывав в шкуре «негра», никогда его не поймешь.

16-02-2004