Пока флейта тонкая - в дереве...

08-03-2004

Веснодеяние

Ты продирался через лишних слов кустарники -
скорей, скорей к аллее.
Апрель полагался на дождь,
мостовая на выдох и вдох,
и все вы в условленном месте встречались:
что выпукло - вмялось осадком небес.

И город, оставив дома сторожами,
просочился травою куда ни попало.
Уже как свиданье бессонным глазам
подтеки грезились сирени,
опознан свет был фонаря
в подкидыше тени.

Лишь реки вселились в стволы,
как начали нерест древесные соки,
и рябью по устью ветвей
косяки чешуйчатых почек.

Свершилось. Бог распустил чугунноногих почтальонов,
и к окнам качнулись деревья:
зеленые строки,
весны запятые в липких конвертах.

 

На запястьи - часов наручники.
Каждое одеяние - смирительное,
смиряющее с удушьем
подо льдом отбывающей сроки реки,
с искривлением позвоночника
поезда удаляющегося.

Одеяние - конвоир условности;
нас с утра облачает в должность
чувствокомандующего. Победы
воли - беды сердца.

Городской истоптан плац
в рядовые разжалованными ангелами.

 

Пока флейта тонкая - в дереве,
молоко еще - в травах мается,
подойди, распрямившись во весь свой свет -
эта дверь как дыхания маятник,
замирает от шепота.

Отвергаемым свертком опыта
разожжен очаг, но я где-то там ...
Усомнись в моем неприсутствии -
я в пути: из сновидения
в осязаемость наваждения
неожиданно кем-то пропущена.

08-03-2004