Лучший способ подружиться с кумиром - сделать ему рекламу

05-02-2005

Практически у каждого из нас в юности был свой музыкальный кумир. Его портретами увешивались все стены, песни заучивались наизусть, а автограф звезды и подавно был пределом всех мечтаний. Кумиром нашего сегодняшнего собеседника в конце 1980-х годов был родоначальник чешской бардовской песни Карел Крыл. Во что переросло подростковое увлечение? Об этом в рубрике «Хобби».

Интерес к творчеству поэта, эмигрировавшего в 1969 году в Германию из оккупированной Чехословакии, Йиржи Купшовский, ныне сотрудник крупного чешского концерна, объясняет так:

- С самого детства мне нравились песни и песенные тексты со смыслом: в них проявлялась языковая изобретательность и некоторая шаловливость.

Радио «Свободная Европа», редактором которого Карел Крыл стал в Мюнхене, каждое воскресенье передавало его программу «Крылогия». Крыл пел в эфире свои песни и читал стихи, обличавшие оккупантов, приехавших в страну на танках в августе 1968 года. «Свободную Европу» глушили, но разве могло это остановить почитателей творчества чешского барда?

- Не знаю, как у других, но по моему опыту, чем короче были волны, тем качественнее был прием. Если мне не изменяет память, в 1988 году «Свободную Европу» глушить перестали, тогда записывать все, что звучало в эфире, стало намного проще.

Каждое воскресенье Йиржи Купшовский дежурил у радиоприемника, боясь пропустить очередной выпуск «Крылогии».

- Песни я записывал на аудиокассеты, а стихи переписывал на пишущей машинке. Когда в ноябре 1989 году произошла «бархатная» революция и все изменилось настолько, что в Чехословакию смог приехать и Карел Крыл, мне в руки попал список его произведений. И я был очень удивлен, что у меня есть практически все его песни и стихи. Полное собрание, единственное, что оно было не упорядоченным.

В 1989 году, когда Карел Крыл вернулся из эмиграции на родину, по всей стране возникло несколько клубов его поклонников. Самый большой и до сих пор работающий пражский, дечинский и братиславский. Йиржи Купшовский был одним из основателей клуба в своем родном северочешском городе Усти-над-Лабем. Каждый клуб издавал свой собственный журнал. В Усти в течение трех лет, с 1990 по 1993 годы, выходил журнал Vobjeznik («Циркуляр»), осветивший за время своего существования все творчество Крыла.

- Чаще всего мы публиковали рукописи стихотворений или песенных текстов Крыла, интервью с автором и его автограф. Но не только: были в журнале и стихотворения членов нашего клуба. Мы были в том возрасте, когда каждый пробовал перо. Клуб, в какой-то степени, именно таких творческих людей и притягивал. Не знаю, печатается ли до сих пор кто-нибудь из наших членов, я бы этому не удивился,

- говорит Йиржи Купшовский.

- Что я считаю самым важным и хочу подчеркнуть - это факт, что мы с согласия автора опубликовали полное собрание его работ, вышедшее за 20 лет его эмиграции и бывшее практически закрытым для читателя здесь. Сейчас, когда все это уже есть в книгах и на компакт-дисках, наша затея кажется лишенной смысла. Но в то время она действительно имела смысл.

- Йиржи, какое впечатление производил Карел Крыл в личном общении? Насколько я знаю, вы с ним переписывались и несколько раз встречались...

- Я бы выделил тут два периода. Первый - когда он только-только приехал из эмиграции, и второй - непосредственно перед смертью. Сначала он был очень открытым, прямо излучавшим дружелюбие, например, после концертов он всегда угощал своих друзей и знакомых. Позднее, как мне кажется, он стал вести себя больше как «звезда». Разумеется, когда тебе множество людей говорят, что ты гениален, трудно в это не поверить.

05-02-2005