06-07-2003

В городке Костелец-над-Орлици местные жители решали, хотят ли они жить по соседству с лагерем для беженцев или не хотят. На собрании, куда пришли более трехсот граждан, как пишет еженедельник RESPEKT в статье «Тяжело жить с русскими», эмоции перехлестывали через край. В принципе, на повестке дня стояли лишь два предложения: организовать акцию протеста под стенами лагеря или попытаться договориться с министерством внутренних дел о более приемлемом способе коммуникации между городом и лагерем.

Начальник городской полиции утверждал, что на долю беженцев, которые временно проживают в лагере, приходится всего 40 процентов регистрируемых прегрешений, чаще всего это мелкие кражи. Но жители города возражали: здесь существует скрытая криминальность. Атмосфера в зале постепенно накалилась до предела. Дана Немцова из гражданского обьединения «Консультация для беженцев» попыталась обьяснить законопослушным гражданам, что люди, живущие в лагере, родились в других странах с иной культурой, а потому и не понимают некоторых местных обычаев.

Проблема заключается в том, что горожане уверены, что все выломанные деревья, разбитые окна и перевернутые мусорные бачки, - дело рук иностранцев, хотя прямых доказательств этому не существует.

После длительной дискуссии местные поняли, что можно найти и менее болезненное решение. Министерство внутренних дел пообещало, что будет чаще и подробнее информировать граждан о том, что происходит в лагере для беженцев. Ну, а когда страсти утихли, староста города, госпожа Червинкова, запретила организовывать демонстрацию у лагеря.

 

«Колючее хобби» пришлось по вкусу Рудольфу Слабому еще когда ему было десять лет. Тогда его отец, страстный ботаник, подарил сыну первый кактус, пишет журнал PATEK LIDOVYCH NOVIN. С тех пор кактус вырос с первоначальных пяти сантиметров на полметра.

Коллекция Рудольфа Слабого насчитывает 15 тысяч кактусов. Он ездит изучать кактусы в Мексику, Чили, Боливию и Аргентину. Именно оттуда и привез Рудольф Слабы редкие экземпляры и даже нашел несколько новых видов кактусов, которые зарегистрировал в государственном архиве гербариев под своим именем.

Господин Слаба привык работать с колючими растениями без рукавиц, говорит, что именно так, голыми руками, может прочувствовать растение, которое потом отблагодарит большими и красивыми цветами. А ждать первого цветка кактуса можно и двадцать лет.

 

На пражской горе Витков стоит крупнейший на свете бронзовый памятник Яну Жижке. А у подножия горы, в пражском квартале Жижков, мы найдем еще три бронзовые статуи: Уинстона Черчилля, Карела Боровского и Марушки Кудержиковой. В планы входил и памятник Ярославу Гашеку, который именно здесь начинал писать книгу «Похождения бравого солдата Швейка во время Мировой войны». Но весь проект «замерз» из-за недостатка денег, пишет еженедельник TYDEN в статье «Гашек на коне не ездит».

Еще во время тоталитарного режима было решено установить бронзовый памятник великому чешскому автору в квартале рабочих и богемы Жижков. Даже на Олшанской площади заложили первый камень. Но...

Шесть лет тому назад, работники ратуши вспомнили об идее и попросили авангардного скульптора Карла Непраша создать памятник Ярославу Гашеку. Автор абсурдных скульптур из канализационных трубок «увидел» Гашека как наездника на коне. Модель финальной скульптуры была готова, хотя некоторым она и не нравилась уже хотя бы потому, что не существует никаких известий о том, что Ярослав Гашек когда-либо ездил на коне.

К сожалению и по сей день скульптура находится в рабочем ателье скульптора, уже покинувшего этот свет. Город все еще не может найти средства на установку памятника.

06-07-2003