К.Б.Йирак

24-05-2004

Сегодня я расскажу вам о супругах Йираковых. Он, Карел Болеслав Йирак, композитор, дирижер, педагог, - стоял у рождения настоящего музыкального вещания Чехословацкого радио, редакции одной из первых своего рода в мире. Она, Бланка Бенешова, позднее Йиракова - была его верной помощницей, спутницей жизни, оставшейся в тени кипучей деятельности и заслуг мужа. Их история могла бы запросто лечь в основу романа или кинофильма, и многие бы сказали: так не бывает! И все-таки, так бывает, и так было. Свидетельством тому - воспоминания Бланки Йираковой и сохранившаяся в архивах Чешского радио музыка Болеслава Йирака и его выступления.

Карел Болеслав Йирак (1935) Фото: ЧТККарел Болеслав Йирак (1935) Фото: ЧТК - Можете себе представить, что, когда я пришел на радио в 1930 году, радио только развивалось, еще было слабым, новая техника только пробовала себя, электричество только-только протягивали по Чехии, Моравии и в Словакию. Представьте себе, что мы вещали в Словакию, где не было электричества! Я не знаю, как они нас там слушали... Сегодня уже никто не может себе представить, в какой ситуации мы, музыкальная редакция, тогда оказались. Ведь наша аудитория, наш народ еще не был готов слушать серьезную классическую музыку. Люди из деревни или из провинции никогда не слышали ничего, кроме полек и вальсов на танцах в трактире или церковную музыку в костеле, если она вообще была. И вдруг они должны были слушать симфонии и квартеты, - вспоминает К.Б.Йирак.

Бланка Бенешова начинала свою работу в редакции коротковолнового вещания:

- До этого я работала в госиздательстве. И мои друзья с радио предложили мне попробовать подать документы на конкурс. Я была рада - все-таки радио была новинка по сравнению с протухшим издательством... Я успешно прошла собеседование, и меня взяли на работу.

Знакомство с будущим супругом произошло довольно необычным способом. Вспоминает Бланка Йиракова:

- Однажды я пришла в музыкальную редакцию. Йирак пролетел по коридору как вихрь, из кабинета в кабинет. Его секретарша была на обеде, и так как он никогда не мог ждать, то, оглядевшись, щелкнул пальцами - и я должна была приступить к работе вместо его секретарши. Я пыталась возмутиться: «Почему я, у меня здесь своя работа...

А потом наступили злые времена. И К.Б. нуждался в помощи, в силе. Однажды он пригласил меня к себе в кабинет и очень несмело, опустив глаза вниз, разглядывая стол, спросил, не перешла ли бы я работать к нему? Я спросила: -Как Ваша секретарша? А он: - Ну, Вы же понимаете, я так работать не могу... А я ответила: - С удовольствием!

Он расцвел. Потому что и не ожидал, что я соглашусь. Все его очень боялись. А я не могла понять: почему? Я никогда его не боялась, он не говорил громких слов. А я все время думала: что же случилось у него в жизни, что он был настолько закрытым?

Все должно было быть быстро. А я ему: - Господин профессор, не сердитесь, я сейчас все найду. Я очень ценила, что он меня выбрал. Потому что работать с ним для меня была одна радость.

После войны обстановка осложнилась. Йирак стал на радио персоной нон грата. Музыкальную редакцию возглавил его заместитель пан Очадлик... А Бланка продолжала работать секретарем теперь уже у Очадлика.

- Я не держала на него зла. Это был хороший человек, и я с ним работала. Мы никогда не обсуждали вопросы партийной принадлежности. Я даже не знала, кто есть кто... Я уважала его как профессионала.

А К.Б.Йирак несколько лет был без работы.

- В то время все плохие качества наших примитивов проявились полностью. Анонимные звонки по телефону, грубые, пошлые. Он никуда не выходил, работал дома. А я удивлялась, что он вообще способен работать.

В 1947 году К.Б.Йирак получил письмо от своего друга и бывшего студента Лайде Тедеско, испанца из Чикаго. В то время в Чикаго открывался Рузвельт-колледж, позднее университет, и нужен был европейский профессор с именем.

- Предложение было очень интересное. И финансово. За четырнадцать дней он собрался и уехал. Летом 1947 года. Я должна сказать, что все старались ему помочь. Тогда еще были хорошие люди в учреждениях. И я ему сказала: - Ты там останешься. А он ответил: - Так приедешь ко мне, -

рассказывает Бланка Йиракова.

Как сложилась дальше судьба Бланки и профессора Йирака, вы узнаете в следующем выпуске рубрике «Жизнь у микрофона».

24-05-2004