Алла Головина – «И лишь бумага как слюда трепещет, звуки принимая…»

15-06-2016

Георгий Адамович назвал Аллу Головину «самым талантливым поэтом в Праге», а руководитель «Скита» Альфред Бем говорил о ее ранних шагах: «Настоящий поэт, во всей полноценности этого слова». Одноклассница Ариадны Эфрон, она потом более 10 лет переписывалась с ее матерью – Мариной Цветаевой. Хотя ее жизнь прошла в Чехословакии, Франции и Швейцарии, Алла Головина считала себя неразрывно связанной с потерянной родиной.

Фото: Издательство «Росток»Фото: Издательство «Росток» «Это сусальное золото, театральный румянец» – говорит о ее стихах Марина Цветаева. «Вдохновенное любопытство сказочника» – описывает Владислав Ходасевич характер поэзии Аллы Головиной за ее неустанные попытки раскрыть внутреннюю суть вещей.

Она родилась в 1909 году на Украине, в Черкасском уезде Киевской губернии, в семье барона Штейгера, происходившего из древнего швейцарского аристократического рода, – в 1714 году король Пруссии Фридрих-Вильгельм I возвёл в баронское достоинство члена совета кантона Берн Христофора фон Штейгера. Дед Аллы Сергеевны, Эдуард Рудольфович, был действительным статским советником города Одессы. Отец Сергей Эдуардович в молодости служил адъютантом командующего войсками Одесского округа, после отставки был избран предводителем дворянства Каневского уезда, позже – депутатом Государственной Думы IV-го созыва от Киевской губернии, в гражданскую стал сподвижником А.И. Деникина.

После Октябрьской революции семья эмигрировала, успев в 1920 году на одном из последних пароходов выбраться из Одессы в Турцию. Два года, проведенные в Константинополе, были настолько тяжелыми, что детей пришлось на время помещать в приюты, открытые там британцами и американцами. В 1923 г. Штейгеры добралась до Чехословакии, где Сергей Эдуардович устроился заведующим библиотекой Русской гимназии в г. Моравска Тршебова, где тогда училась и дочь Цветаевой Ариадна Эфрон. «…приезжала поэтесса Марина Цветаева. У неё была дочка Аля в десятом бараке, такая же зеленоглазая, странная и дерзкая, как её мать.… Когда она приехала, то оказалось, что об её матери слыхали только мой брат и я… Мы с моим братом стали бегать за Цветаевой по аллеям, а она проходила, ни на кого не глядя и видя всё на лет двадцать вперёд и на тысячу – назад, встряхивала своими медовыми волосами, стриженными в кружок, не очаровывалась нами и зачаровала нас навеки», – вспоминала позже Алла Головина. Цветаевой, которая сыграла большую роль в ее поэтической судьбе, поэтесса посвятит в 1935 г. такие строки: «Чтоб ее увидать – Умереть, Умирать – на разбитом крыле, Только не на земле...»

Дети в семье Штейгеров рано начали писать стихи. Анатолия Штейгера (1907–1944) назовут потом одним из лучших поэтов «первой волны» русской эмиграции. Во время войны он станет участником Сопротивления, скончается в возрасте 37 лет от туберкулеза. Он станет одним адресатов многих писем Марины Цветаевой (сестра сохранит архив), и ему она посвятит цикл «Стихи сироте».

Философский факультет Карлова университета, Фото: IP1985, CC BY-SA 4.0Философский факультет Карлова университета, Фото: IP1985, CC BY-SA 4.0 Начинающая поэтесса в 1928–1931 гг. училась на филологическом отделении философского факультета Карлова университета. 18 ноября 1929 г. впервые выступила с чтением своих стихов в «Ските поэтов» и в том же году была принята в его члены. Вскоре она вышла замуж за скульптора и художника Александра Сергеевича Головина, тоже выпускника гимназии в Моравской Тршебове. Венчались в церкви св. Николая. Вскоре у супругов родился сын. В пражские годы дружили со многими членами «Скита», больше всего – с Марией Толстой и Александром Ваулиным, ее первым мужем.

В 1935 году Головины переехали в Париж. Хотя Александру приходилось ради заработка работать и чертежником, и маляром, ему удавалось и писать картины, и лепить. Оба продолжали поддерживать тесные отношения с пражским «Скитом». Письма, адресованные его бессменному руководителю Альфреду Бему, поэтесса подписывала «пражский поэт Алла Головина». Брат ввел чету Головиных в парижский литературный круг. Там они познакомилась с И. Буниным, А. Толстым, В. Ходасевичем, Г. Адамовичем, И. Одоевцевой, В. Набоковым, М. Алдановым, А. Ремизовым, Н. Тэффи, Б. Поплавским и другими звездами русской литературной эмиграции. В 1935 году в берлинском издательстве «Петрополис» вышел единственный прижизненный поэтический сборник Головиной «Лебединая карусель».

Родители обосновались на родине своих предков – в Швейцарии. У них воспитывался и внук. Туберкулез, которым болела Алла, заставлял ее проводить много времени в Швейцарских Альпах, а в годы Второй мировой войны поэтесса жила там постоянно, зарабатывая на жизнь канцелярской работой. После развода с мужем, уехавшим в Америку, в 1952 г. она вышла замуж за бельгийского барона Филиппа Жиллеса де Пелиши (Gillès de Pélichy) и в 1955 г. переехала в Брюссель, где открыла магазин русской книги. Работала в военной цензуре. В 1967 г. смогла побывать в Советском Союзе. Скончалась в 1987 году, похоронена на брюссельском кладбище Юкль.

Сын Аллы Сергей Александрович Головин стал известным швейцарским немецкоязычным писателем, переводчиком, собирателем фольклора.

Лишь частично дошедшее до нас литературное наследие Аллы Головиной – это стихи, рассказы, воспоминания, письма.

Мы подготовили для вас стихотворение, написанное в пражский период жизни Аллы Головиной, в 1930 году.

В городские сады возвращаются птицы
И у кактуса сбоку – веселый бутон.
Ночью рифмы влетают сквозь черепицы,
Разбивают стекло и железобетон.

Млечный путь за окном и бушует, и пенит,
Он как с мыльной рекламы, но только живой.
Я иду через сон, а подушки — ступени,
Через поле постели с короткой травой.

Пусть волокна паркета прохладны и сыры –
Я уже задыхаюсь от высоты.
Потолок раскрывает четыре квартиры,
И на крыше железные тают листы.

Только ночью такой: городской и вешней –
Можно видеть от радости и от тоски,
Что квартиры похожи совсем на скворешни,
А балконы качаются, как гамаки.

Стены – чудо из папиросной бумаги,
И шаги по карнизу легки и просты.
И у средних оконниц, где в праздники – флаги,
Через улицы облаком дышат мосты.

В эту ночь за плечами не чую бессилья:
Ходят люди и ангелы общим мостом, –
С непривычки сцепляю со встречными крылья,
Как на улице девочка первым зонтом.

Черный город в ночное безмолвье знакомей,
Отражающий всё, как в заливе вода…
Посмотри: ведь на мною покинутом доме
У парадного номером служит звезда.

15-06-2016