Гари Штейнгарт: «Мне не хватало книг писателей-эмигрантов моего поколения»

24-04-2004

«Наш язык обеднел, как наша земля, и очень сложно найти правильные слова, даже когда человек готов заплатить за них твердой валютой», - считает Гари Штейнгарт, автор одного из американских бестселлеров «Пособие русского дебютанта».

Гари Штейнгарт родился в 1972 году в Ленинграде. С 7 лет он живет в Соединенных Штатах Америки. В начале 90-х лет он учился в пражском Карловом университете. Гари Штейнгарт регулярно посещает Россию и, прежде всего, Санкт-Петербург.

Не так давно Гари Штейнгарт стал гостем Международного фестиваля писателей Прага. В информационных материалах фестиваля была помещена его фотография с медведем. На подиум он вышел в ярко-красной рубашке. Что это - поза, стереотип, рекламный трюк или способ самозащиты?..

Успех пришел к Гари Штейнгарту с первым же романом «Пособие русского дебютанта». Что находится в центре внимания этой книги, и как возникла идея ее создания?

- Меня интересовала жизнь и быт эмигранта в Америке. Дело в том, что я обратил внимание, что живущие в Америке индусы, итальянцы, испанцы, все они имеют свою литературу. А мое поколение русских эмигрантов - нет. Конечно, был Довлатов, но опять же, это человек не моего поколения. И для того, чтобы заполнить этот пробел, я стал писать.

- В Америке роман стал бестселлером. Что обусловило, по-Вашему мнению, его популярность?

- Странно, я этого не ожидал... С одной стороны, юмор, американцы любят посмеяться, особенно сейчас. С другой стороны, потому что она написана с точки зрения эмигранта, а американцы либо сами эмигранты, либо их предки были эмигрантами. И, в третьих, русские эмигранты моего поколения ее купили для того, чтобы сравнить свою молодость с моей, а евреи - поскольку несмотря на то, что среди них живут русские евреи, существует мало контактов между этими общинами. Поэтому им было интересно узнать, что же там происходит.

- Роман сейчас переводится на русский язык. Вы не боитесь русской критики, которая, может не принять эту книгу, обвинить Вас в том, что в ней слишком много стереотипов?

- Многие американские критики тоже считают, что я стереотипен, изображая Америку глазами не-американца. Евреям опять же не понравилось, как я представил читателям еврейскую семью. Дело в том, что эта книга - сатира, и в ней тяжело обойтись без стереотипов. Опять же в ней отражен и реальный опыт моей жизни. Но надо сказать, что в разных странах рецензии отличаются, кого-то больше интересует, как я использую английский язык, кого-то - политические или социальные вопросы, но мне всегда любопытны эти мнения...

На Фестивале писателей Прага Гари Штейнгарт зачитал отрывки из своей книги и принял участие в дискуссии о роли традиции. Какое место занимает традиция в его жизни?

- Есть, конечно, русская литературная традиция, которая на меня очень повлияла. Хотя мы и жили в Америке, но родители приучали меня читать Чехова и Достоевского с самого раннего возраста. Поэтому я сохранил какой-то русский язык. С другой стороны, Америка - это страна, где традиции существуют 15 лет, а потом приходит что-то новое. В Риме в этом плане жить интереснее, потому что там все пропитано стариной. Но будущее, мне кажется, за Лос Анжелесом, где нет никаких традиций, или они быстро сменяют друг друга. Некоторые традиции я воспринимаю в качестве кича.

- Признаюсь, что несколько не ожидала такого ответа от уроженца Санкт-Петербурга...

- Нет, конечно, я не против Эрмитажа и каждый год возвращаюсь в Питер. Когда я смотрю на него, я вспоминаю поэзию Мандельштама или Бродского. Так что чувство традиции у меня есть. Но я считаю, что некоторые страны слишком привязаны к своим традициям. Например, Россия или Италия. Опять же, возраст Нью-Йорка старше, чем Санкт-Петербурга, но традиции... Самые выдающиеся экземпляры архитектуры там можно заменить каким-нибудь огромным стеклянным небоскребом. Это мне тоже не нравится. Где-то нужно найти середину. Мне кажется, что Берлин и Амстердам имеют хорошее отношение и к прошлому, и к будущему.

Дополним еще, что Гари Штейнгарт пишет рассказы и эссе для американского издания «The New Yorker». В настоящее время он завершает роман с рабочим названием «Абсурдистан», действие которого происходит в фиктивной советской республике.

24-04-2004