"Кто же он на самом деле: аист или человек?"

13-03-2004

Мы совсем не случайно к музыкальной заставке рубрики «Портрет» прибавили песню из проекта Новая одиссея. Уже второй год мы вместе с журналистами Чешского радио и орнитологами следим за черными аистами. За их перелетом на зимовку. Уже второй год нашим гидом является Мирослав Бобек, или как мы его называем за глаза, «главный черный аист республики». Мы стараемся в мельчайших подробностях рассказывать вам о птицах и их передвижении, но вот о вдохновителе проекта Новая одиссея мы так и не обмолвились. Кто же он, Мирослав Бобек, журналист, орнитолог или на самом деле «черный аист» в образе человека?

- Можно сказать, что я орнитолог, можно сказать, что я журналист. Так как я по специальности зоолог. Но уже в студенческие годы я уже работал на радио в редакции науки. Прежде всего, готовил программы о природе и птицах. После университета я начал работать в редакции науки на радио, а потом начался наш проект «Африканская одиссея». Мы исследовали чешских аистов на пути в Африку. Затем пришла «Новая одиссея». Но всегда я на радио работал как редактор, драматург, главный редактор. Можно сказать, что аисты всегда были только интерес или как хобби, так как черные аисты не входят в мои обязанности.

О птицах, и особенно, о черных аистах, Мирослав Бобек знает почти все и способен об этом рассказывать на всех известных ему языках. Но о самом себе он согласился немного рассказать только на родном чешском. Сейчас Мирослав Бобек - главный редактор интернет-редакции Чешского радио. Как он дошел до жизни такой?

- Это, в определенной степени, тоже связано с черными аистами. Когда в 1997 году на Чешском радио стал внедряться интернет, у нас появилась прекрасная возможность общаться с людьми за границей. Появилась возможность получать информацию и презентовать наш проект. Благодаря этому мы могли вести прямой видеорепортаж с места гнездования черных аистов. Именно это и пробудило мой интерес к интернету.

- Работая на станции, вещающей классическим способом, я занимался интернетом, и потом у меня появилась возможность основать «Чешское радио - online». Более того, думаю, что к той области, которой я занимаюсь, это очень близко. Чешское радио - это служба общественности, а значит и интернет должен выполнять определенные критерии. Должен распространять информацию о культурном наследии, рассказывать о новостях, должен популяризировать науку и т.д.

Но погружение в стихию самого современного и самого электронного информационного средства, не заставило Мирослава отказаться от «живого» микрофона.

- Моя коллега Магдалена составляла своеобразный список того, что вышло в эфир и было посвящено черным аистам. В течение года я выходил в эфир 90 раз. Это только на чешском языке, не считая русского языка. И конечно кроме этого я делаю другие передачи. Так, что о микрофоне я не забыл.

Несмотря на то, что Мирослав согласился рассказывать о себе только на чешском языке, нашим постоянным слушателям не надо доказывать, что главный чешский радиоорнитолог Мирослав Бобек хорошо владеет и русским языком. И это несмотря на то, что сегодня русский язык в Чехии не используется так широко, как раньше, и большинство людей среднего поколения русский язык подзабыло.

- Я благодарю за похвалу, но не могу с этим согласиться. Слушатели наверняка знают, что нас с четвертого класса заставляли учить русский язык. Пять лет в школе, четыре года в среднем специальном учебном заведении, и год или два в ВУЗе. Я учил русский - 10 лет. Но совсем не был способен по-русски говорить. Только тогда, когда, учась в ВУЗЕ, я в первый раз приехал в Россию, то через 14 дней немного пообтесался и начал понимать, что говорят, и был способен произнести несколько слов. С тех пор это не улучшилось. Если бы я тогда в Россию не попал, то сегодня Вы бы из меня не выдавили и двух связных слов на русском языке.

А как Вы воспринимаете Россию? Вы ездите туда довольно часто.

- У меня к России особое отношение. Когда мы учились в ВУЗе, то уже открылись границы и можно было ездить по свету. Но у нас не было денег. А еще до этого можно было ездить в Россию. И для нас, биологов, эта страна была страшно притягательной. Так как благодаря огромной территории там было все, и тайга, и, в Советском Союзе, пустыня и т.д.

- В 1990 году я со своей нынешней женой и еще несколькими друзьями отправился на Камчатку. Это было сумасшедшее приключение. Несколько недель мы ездили и летали по России. Меня с этой страной связывают воспоминания. Когда скажут Сибирь или тайга - у меня наворачиваются слезы - так мне хочется туда снова поехать.

А чем Мирослав Бобек занимается в свободное от работы время? Есть у него хобби?

- На хобби много времени не остается. У меня есть свои обязанности на работе, а все свободное время я трачу на проекты, связанные с черными аистами с Новой одиссеей. С этим очень много работы, хотя так и не выглядит. Поиск денег, организация, написание статей и т.д. Свободного времени мало.

- Когда есть время, то читаю. Если не читаю, и не работаю на радио, и не слежу за аистами, то играю с сыном. У меня маленький ребенок, ему три с половиной, мы ходим с ним ловить и кольцевать птиц. Делаем вместе скворечники. Ну, или сижу с ноутбуком на коленях и все равно что-то пишу.

А когда путешествуете, не тоскуете по дому, по сыну?

- Страшно тоскую. Вероятно, это признак старости. Раньше я очень ждал, когда появится возможность куда-либо поехать. Это не значит, что мне не хотелось возвращаться, это да. Но у меня не было такого ощущения тоски. Теперь, когда принимаю решение, что куда-то еду, я начинаю рассуждать: «А надо ли это. Может лучше остаться с сыном дома. Ну, а когда человек оказывается, например, в Афганистане, то это уже совсем...

Из каждого путешествия Мирослав Бобек обязательно привозит своему сыну сувениры и игрушки.

- Разные мелочи, глупости. Для детей много подарков не находится. Из южных стран привожу какую-то одежду. Вышитую золотыми нитями жилетку, например, из Пакистана. Какую-то шапку из Индии. Из России я в большинстве случаев привозил плюшевые игрушки, которые покупал в аэропорту.

Было бы странно, если бы у журналиста-орнитолога дома не было домашних животных. Вряд ли, конечно, черный аист...

- Есть, есть у нас собака, боксер Маша. Покупали мы ее в целях безопасности. Живем в Праге - не самый безопасный город. Мы себе говорили, что если жена с ребенком куда-то пойдут, так их в случае чего собака может защитить. Конечно, не защитит, потому что разбалована, страшно любит людей и с каждым готова играть. Но это здорово, что она у нас есть, всегда рада, когда приходишь домой. Сын с ней играет.

- А сейчас еще готовимся купить аквариум, потому что мой сын Криштоф страшно хочет рыбок. Надеюсь, что под нами не провалится пол в квартире.

13-03-2004