17 ноября - повод вспомнить о способности чехословацкого народа избавиться от тирании

17-11-2004

17 ноября в Чехии отмечается День борьбы за свободу и демократию. В нынешнем году страна в этот день отмечает юбилей, 15-ую годовщину студенческой демонстрации - решающего импульса к событиям 1989 года, вошедшим в историю под названием Бархатная революция. В нашей программе мы хотели предоставить слово тем, кто так или иначе соприкасался с нею, и познакомить вас с их точкой зрения.

Фото: ЧТКФото: ЧТК Одним из первых наших собеседников стал историк Йиржи Сук, обратившийся к проблематике поворотных дней. Его последняя книга под названием «Лабиринтом революции» была награждена премией Magnesia Litera как лучшая научная публикация 2003 г. События 1989 г., безусловно, во многом были революционными по своим параметрам: улицы были переполнены протестующими толпами, оппозиция, поддерживаемая народом, требовала принципиальных изменений политического и экономического устройства государства, угроза насилия повисла в воздухе. Однако, как подчеркивает историк Йиржи Сук, начинания стоявших во главе всеобщего движения, нельзя назвать революционными.

«Революционеры, как мы их называем, не хотели с самого начала брать власть в свои руки, так как не чувствовали себя компетентными. Я думаю, что это, по существу, были реформисты. Среди них было много свидетелей 1968 года. Они думали, что люди, представляющие частично реформированную коммунистическую власть, предпримут первые шаги, которые поведут к либерализации и демократизации у нас в стране, а потом пройдут свободные выборы, в которых активисты Гражданского форума уже смогут выставить свои кандидатуры».

Напомним, что Гражданский форум, объединивший силы политической оппозиции, был создан 19 ноября в Драматургическом клубе и стал движущей силой Бархатной революции. Его членами стали представители независимых инициатив, деятели культуры, студенты и активные граждане. Неизвестно, как события 1989 г. будут лет через пятьдесят оценивать историки, каким образом это будет излагаться в учебниках, будут ли эти события называть Бархатной революцией или переворотом. Йиржи Суку хотелось оставить вопрос открытым, не торопиться с однозначностью ответа.

Фото: ЧТКФото: ЧТК «Понятие «революция» с 1789 г. имеет очень сильные корни и с той поры является предметом дискурса во всей Европе и во всем мире. Революции беспрестанно происходят и совсем непросто избавиться от этого обозначения, сказав: это событие не вписывается в понятие «революция». Что касается меня, лично для себя я пришел к выводу, что события 1989 г. можно определить как революцию без революционеров».

Книга Йиржи Сука под названием «Лабиринтом революции» была написана на основе звукозаписей, сделанных во время проведения внутренних совещаний Гражданского форума или переговоров делегаций оппозиции с представителями государственной власти - главным образом, записей периода декабря 1989 г. Звуковой материал Й. Суку и сотрудничавшим с ним историкам в 1994 г. был великодушно предоставлен президентом Чехии Вацлавом Гавелом и его советником Владимиром Ганзелом без требований авторизации с их стороны. Полное собрание звукозаписей находится в настоящее время в Институте современной истории ЧР.

Упомянули ли мы о Вацлаве Гавеле, самое время отдать должное его роли в период Бархатной революции. Влияние Гавела - как прямое, так и косвенное - на события того времени было огромным. Вацлав Гавел был душой событий того периода. С самого начала он пользовался авторитетом не только среди обыкновенных людей, но и у различных оппозиционных группировок, объединившихся тогда в Гражданском форуме.

«Естественно, этот авторитет не был безграничным, были слышны и критические голоса в его адрес, но вначале они не были особенно сильными и принимали Гавела в качестве главы Гражданского форума. Он одарил революцию спокойным обликом, наделив ее культурными чертами, хотя это и связано с определенными недостатками и недооценением последствий, которые в связи с этим обнаружились. Основной его вклад - ненасилие и мирный переход к демократии», - подчеркивает Йиржи Сук.

Фото: ЧТКФото: ЧТК - Что повлияло на то, что президентом после событий 1989 г. стал Вацлав Гавел, а не Александр Дубчек, имевший достаточный авторитет как в Чехии, так и в Словакии?

«Политические партии и организации в Словакии, бывшие до того времени составной частью режима, стали решительно насаждать кандидатуру Дубчека как определенный символ Словакии, как ее икону на позицию руководителя событий 1989 г. Oднако, в глазах руководства чешского Гражданского форума (Obcansky forum) и словацкого Общества против насилию (Verejnost protiv nasiliu) Дубчек уже не был олицетворением триумфальной революции. Им хотелось выйти из блудного круга попыток реформы и следовавших за ними репрессивных мер. Дубчек символизировал традицию реформного коммунизма, Гавел демократическую традицию Первой Чехословацкой республики».

Сторонники Гавела разожгли большую предвыборную кампанию, представившую бывшего диссидента как единственного гаранта свободных выборов и демократии. В течение короткого времени большинство людей хотело видеть бывшего диссидента на посту главы государства.

Кроме Вацлава Гавела, в ноябрьских событиях 1989 г. очень значимыми оказались такие личности, как кардинал Томашек или ксендз Вацлав Малы - в среде верующих они стали гарантом перемен. Кардинал Ф. Томашек вместе с В. Гавелом во второй половине 80-х стали ярчайшими символами духовного сопротивления. Принципиальная позиция кардинала Томашека не раз ставила в тупик властьдержащих. Примечательно, что именно ксендзу Вацлаву Малому доверили «дирижирование» революцией в первые решающие дни с балкона Мелантриха и трибуны на Летне, где на митинги собирались тысячи жителей Чехословакии.

Эйфория, сопутствовавшая Бархатной революции, не длилась долго. Приблизительно год спустя студенты назвали революцию 1989 г. украденной. Коммунистическая партия, несмотря на ожидания многих, не исчезла с политической сцены. Пошли слухи, дескать, сценарий революции был подсунут сверху, а дело, по словам «чешского соловья» Карела Готта, вершила группа илюминатов.

В какой мере отразилась определенная непоследовательность инициаторов Бархатной революции на более позднем разочаровании среди граждан, особенно - в среде молодежи?

«Думаю, что определенное чувство тщетного ожидания, испытываемое сегодня многими, впрямую связано с тем, как проходили события того времени. Я предполагаю, что нас в будущем ожидает дискуссия о прошлом, с которым мы не справились, поляризация позиций - возможно, это будет поляризация представителей разных поколений. Придется, несмотря на то, что это все откладывается, вернуться к наболевшему вопросу. Ведь что произошло: в 1993 в ЧР был принято постановление о незаконности и преступности коммунистического режима, но наряду с постановлением компартия Чехии и Моравии продолжает существовать и даже укрепляет свои позиции. Такое шизофреническое состояние не может продолжаться вечно», - убежден историк Йиржи Сук.

-Шизофреническое, как вы говорите, состояние является хорошей предпосылкой вспомнить о теории приватизационного путча, высказанной бывшим чешским диссидентом Петром Цибулкой. Согласно этой теории, революционным процессом в 1989 г. управляла КГБ и государственная тайная полиция Чехословакии, благодаря чему после Бархатной революции стольким номенклатурным кадрам и людям с темным прошлым удалось занять важные позиции...

«Честно говоря, мне очень трудно представить, что кто-либо был способен управлять таким сложным процессом и заранее расставить определенных деятелей на посты, откуда они смогут управлять тем же приватизационным процессом. Конечно, какие-то расчеты велись и у нас, и в России, так как существуют сведения о том, что часть коммунистических номенклатурных кадров в Чехословакии не была довольна тем, как развиваются события в 70-80 гг.. и желала изменений. Это был сложный процесс, но он - я уверен - не управлялся «темными силами», - заключает Йиржи Сук и добавляет, что вполне достаточно, если ноябрь 1989 г. останется поводом вспомнить о храбрости и способности чехословацкого народа избавиться от тирании.

17-11-2004