Александр Дубчек - политик с лицом «грустного пьеро»

17-12-2001

Во второй половине 20-го века мир говорил о Чехословакии лишь два раза - в первый раз летом 1968-го года, а во второй раз осенью 1989-го года. В первый раз речь шла о трагических событиях - самая смелая попытка реформировать коммунистическую систему как раз была раздавлена советскими танками, во второй раз снова родилась надежда - Чехословакия удивительно пристойно свергла коммунистическое правительство, и направилась по пути демократических государств. В обоих случаях в событиях активно участвовал Александр Дубчек, человек, который при жизни стал любимцем всего народа, также как „персоной нон грата", человеком, о котором было запрещено даже говорить, и имя которого одновременно знал весь народ. Уже само его зачатие и рождение, со дня которого в конце ноября прошло как раз 80 лет, было в определенном смысле парадоксальным.Отрывки из автобиографии Александра Дубчека «Надежда умирает последней» перевел Михал Лаштовичка:

«После того, как мои родители вернулись из Америки в родную словацкую деревню Угровец, они нашли семейный дом моего отца в негодном для жилья состоянии. Им пришлось переселиться в маленькую квартиру в доме, который принадлежал местному евангелическому приходу. Однако этот маленький дом был весьма значительный, так как в нем более чем сто лет тому назад родился Людовит Штур, народный поэт, и самый выдающийся словацкий будитель. Мне кажется, что даже это стечение обстоятельств вызвало позже большую вражду режима Густава Гусака, который меня в 1970-м году назвал врагом народа.»

Несмотря на то, что Дубчек чуть-чуть не родился в Америке, он провел детство в России, вернее в Киргизии, куда его отец со всей семьей оправился помогать строить Советский Союз. В Словакию вся семья вернулась только после начала Второй мировой войны. Александр Дубчек еще успел в 1944-м году включиться в словацкое национальное восстание. В политическую жизнь он активно вступил в 1949-м году, когда ему представители коммунистической партии в городе Тренчин предложили работать профессиональным партийным работником.

Александр ДубчекАлександр Дубчек «В конце 1954-го года мне сообщили, что я буду направлен учиться в высшеую политическую школу ЦК КПСС в Москве. По моему мнению, они так решили по двум причинам. Я был довоенным членом компартии, у меня было хорошее семейное происхождение, также как и заслуги в борьбе с фашистами. Я свободно говорил по-русски, что в те времена было далеко не частым явлением. У меня не было врагов - по крайней мере, я сам никаких не знал.»

Интересно то, что вместе с Дубчеком на одном курсе учились также Милош Якеш и Йозеф Ленарт, которые оба активно включились в процесс так называемой „нормализации", и Якеш стал даже последним ген секретарем компартии Чехословакии. После возвращения на родину Дубчек начал работать в комиссии по реабилитации несправедливо осужденных в политических процессах 50-ых годов. Эта работа только утвердила его убеждение в необходимости радикальной реформы коммунистической системы. Главным противником всех чешских реформ был тогдашний президент Чехословакии и одновременно ген секретарь, убежденный сталинист, Антонин Новотны.

«Я до сих пор не предполагал, что именно я заменю Новотного на посту генсекретаря. На собрании президиума 4-го января 1968-го года Новотны начал уступать, и сказал, чтобы каждый присутствующий написал на бумажку имя того, кого он намерен поддержать при выборе ген секретаря ЦК КПЧ. Когда были голоса сосчитаны, оказалось, что я на первом месте.»

Процесс, называемый «Пражская весна» начался. Люди с изумлением осознавали, что первое место в партии, и в государстве занял интеллигентный человек, как характеризовали его пражские интеллектуалы, политик с лицом «грустного пьеро». Дубчек на новом посту сразу взялся за работу. Прежде всего было необходимо одобрить новую программу действий КПЧ. Однако движение народа часто политические решения опережало. Люди жаждали свободы, и казалось, что в этом направлении их ничего не может остановить. Первая встреча Дубчека на новом посту с московским правлением во главе с Брежневом осуществилась уже 29-го января. Пока она была лишь холодной. Первая серьезная критика прозвучала в конце марта на конференции в Дрездене.

«Летом Брежнев неожиданно предложил, чтобы чешская и советская делегации встретились на железнодорожной станции в городе Чиерна над Тисоу на границе Словакии и Украины. Я ему ответил, что я не уверен, найдем ли мы в таком маленьком городке подходящие места в гостинице. Он ответил, что это все равно, так как они приедут на собственном поезде. Боже мой, подумал я, они там собираются стоять лагерем!»

В Чиерной над Тисоу, также как и в других местах, где шли переговоры с чешской делегацией, советские представители постоянно маневрировали, и старались одновременно успокоить опасения чехов и одновременно намекнуть, что развитием ситуации в Чехословакии они недовольны. В этом духе проводилась вся международная политика до 21-ге августа 1968-го года, когда ночью на 22-го войска пяти стран варшавского договора перешли через чехословацкую границу. «Пражская весна» стала лишь историей.

«Около четырех часов утра через мост Главки по направлению к зданию ЦК КПЧ вела черная «волга» колонну танков и бронетранспортеров. Толпа людей перед броневиками раздвинулась, но недостаточно быстро, и произошло столкновение. Советские солдаты начали стрелять из автоматов. Одного молодого гражданина убили у нас на глазах. Председатель парламента Смрковски схватил телефон, набрал номер, и стал на кого-то кричать, чтобы прекратили убивать людей.»

23-го августа 1968-го года Дубчека вместе с его соратниками привезли в Москву. Под продолжающимся в течение нескольких дней давлением все, за исключением Франтишка Кригела, подписали так называемые «Московские протоколы», которые остановили всю чехословацкую реформу коммунистической системы. Началась эпоха «нормализации». В течение нормализации Дубчек был лишен всех постов, и его на несколько месяцев в качестве посла отправили в Турцию, надеясь, что он эмигрирует. Как только Дубчек об этом узнал, он вернулся на родину. После того, как его исключили из компартии, он начал работать в лесном хозяйстве. Много лет вся его семья жила под надзором коммунистической тайной полиции. В 1989-ом году, когда началась так называемая «бархатная революция», Дубчек принял участие на одной из первых противокоммунистических демонстраций сперва в словацкой столице Братиславе, позднее в Праге.

«Вацлав Гавел и я 26-го ноября 1989-го года бок о бок стояли на известном балконе здания издательства Мелантрих на Вацлавской площади. Мы символизировали единство чешских и словацких оппозиционных сил в борьбе с остатками сталинской системы.»

Дубчек был назначен председателем парламента. Он стремился укрепить взаимоотношения чехов и словаков, однако эта задача становилась все сложнее. Кажется почти символическим, что Александр Дубчек трагически погиб в автомобильной катастрофе осенью 1992-го года, лишь за несколько недель до разделения общего чешско-словацкого государства.

17-12-2001