Был ли у чехов выбор на выборах?

28-10-2013

В преддверии 95-летия со дня основания Первой Чехословацкой Республики в Чехии кипит политическая жизнь – страна выбирала тех, в чьих руках на ближайшие несколько лет окажутся судьбы ее граждан – депутатов в Парламент страны. Сегодня мы поговорим о том, как выбирали народных избранников с момента основания Чехословацкого независимого государства.

Вацлавская площадь в Праге 28 октября 1918 г.Вацлавская площадь в Праге 28 октября 1918 г. 28 октября 1918 года пятичленным Национальным комитетом, в состав которого вошли так называемые «мужчины 28 октября» - Антонин Швегла, Алоис Рашин, Йиржи Стршибрны, Вавро Шробар и Франтишек Соукуп, была провозглашена независимость Чехословакии. Для поддержания общественного порядка Национальный комитет установил преемственность законов и правил посредством декретов. Одной из существенных проблем стало составление чехословацкого Парламента, и, поскольку проведение выборов на тот момент было нереальным, Парламент – то есть Революционное национальное собрание – был составлен на основе выборов 1911 года в Австро-Венгерский сейм. Однако тем, что сильно отличало новый Парламент от Австро-Венгерского, было отсутствие немецких политиков, которые отказались от участия, несмотря на то, что их было даже больше, чем словаков. Словакию представляло 44 назначенных депутата. Ситуация изменилась лишь спустя полтора года – 18 апреля 1920 года, когда прошли первые выборы как в Национальное собрание, так и в Сенат. Национальный комитет передал свои полномочия на первом заседании Национального собрания 14 ноября 1918 года. Тогда президентом был избран Томаш Гарриг Масарик, председателем правительства стал Карел Крамарж, министром иностранных дел – Эдвард Бенеш, а военным министром – Милан Растислав Штефаник. Также был торжественно снят герб рода Габсбургов и принята временная конституция.

«Выборы 1920 года значительно отражали революционное настроение, которое тогда господствовало в обществе, из этого вытекал и расклад политических сил, где наиболее сильной депутатской фракцией являлись социальные демократы. Второе место занимали приверженцы консервативного лагеря – партия аграриев. Можно сказать, что и в будущем обе эти партии доминировали в политическом спектре – одна от «левых», другая – от «правых». Однако здесь необходимо отметить, что уже в 1920 году происходит значительный сдвиг – возникновение коммунистической фракции в рамках социальной демократии, из которой в 1921 году родилась коммунистическая партия Чехословакии. В определенный момент в середине 1920-х годов она перенимает ведущую роль в «левом» движении для того, чтобы в 1929 году ее вновь потерять», - рассказывает историк доктор Ярослав Шебек.

Историк Ярослав Шебек (Фото: Чешское радио)Историк Ярослав Шебек (Фото: Чешское радио) Итак, первые выборы в чешский Парламент прошли на основе всеобщего равного прямого избирательного права методом тайного голосования с использованием принципа пропорциональной избирательной системы. В списках граждан, получивших право голосовать, находились как мужчины, так и женщины, что не было обычной практикой в то время. Так что чехословацкое избирательное право того времени в этом смысле можно было назвать очень продвинутым, поскольку Чехословакия одной из первых в мире наделила избирательным правом женщин. Справедливости ради, стоит также отметить, что в некоторых кантонах Швейцарской конфедерации женщины получили право голосовать лишь в 70-е годы 20 века. Какой же состав в итоге первых выборов получило чехословацкое правительство?

«С учетом того, что в 1920 году на выборах со значительным перевесом победили социальные демократы, возникло правительство под руководством социал-демократического политика Властимила Тусара, но при сотрудничестве с коалицией, и сильнейшей партией того времени, которой, как я уже говорил, в то время были аграрники в лице Республиканской партии земледельческого и мелкокрестьянского населения. Это правительство функционировало некоторое время, потому что проблемы возникли с появлением коммунистической партии уже осенью 1920 года, то есть вскоре после выборов. Это правительство распалось, и впервые в истории Чехословакии власть оказалась в руках правительства чиновников. Но хотя оно и появилось на основании политических соглашений, в его рядах не было профессиональных политиков. Это были специалисты, целью которых было успокоить политическую ситуацию, в то время чрезвычайно обостренную по причине революционных настроений. По этой же причине были опасения, что дело может дойти до попытки коммунистического переворота. Это и произошло в декабре 1920 года. Так что правительство чиновников под руководством Яна Черного было должно взять ситуацию под контроль, что ему в результате и удалось сделать».

Иллюстративное фото: Архив Чешского радио - Радио ПрагаИллюстративное фото: Архив Чешского радио - Радио Прага В отличие от актуальной предвыборной ситуации, когда за позиции боролось 23 партии, спектр политических сил, представленных в Первой Республике, был шире в два раза, и в целом в выборах в Палату депутатов в период с 1920 по 1935 года участвовало порядка 50 субъектов. Названия партий вкратце отражали их политическую ориентацию (программу).

«В период Первой Республики у нас существовала одна проблема, из-за которой было невозможно возникновение большей и сильнейшей коалиции или «одноцветного» правительства – это отсутствие 5 % проходного барьера для прохождения в Парламент. Поэтому туда смогло попасть большое число политических партий, которое в какой-то момент доходило и до 15. Эту ситуацию усугубляло то, что наряду с чешскими и словацкими партиями, в Парламент попадали и иные этнические меньшинства, самым многочисленным из которых было немецкое. Практически каждая чешская партия имела противника с немецкой стороны. Как раз это усложняло составление стабильной правительственной коалиции», - продолжает историк Ярослав Шебек.

Как мы уже упоминали, в период с 1920 по 1925-26 годы формировались правительства, состоящие только из чешских и словацких политических партий без примесей иных этнических меньшинств. Это меняется в 1926 году, когда на основе выборов, где большинство получили «правые» партии как с чешской, так и с немецкой стороны, впервые могло сформироваться правительство, где были представлены и немецкие партии в сотрудничестве со своими визави из чешского «правого» гражданского лагеря. Так возникло так называемое правительство «Мужской коалиции». Это продолжается до 1938 года притом, что немецкие партии, которые находятся в правительственной коалиции, сменяются, а позднее той партией, которая выразительно вступает в игру, является немецкая социальная демократия. Ряд партий, принимавших участие в выборах, содержал в своем названии понятия «национальность» или «этническое меньшинство».

Иллюстративное фото: Музей города СкутечИллюстративное фото: Музей города Скутеч «Партии существовали как с чешской, так и с немецкой стороны, то есть не было, к примеру, единой партии, отстаивавшей общие интересы чешских и немецких земледельцев. Однако национальный элемент выразительно присутствовал, главным образом, у тех партий, которые являлись приверженцами национального либерализма или консерватизма. Наиболее яркой партией такого типа с чешской стороны была Национальная демократическая партия, с немецкой же стороны это было гораздо острее, поскольку существовали две сильные партии, имевшие и негативное отношение к чехословацкому государству как раз на основании национальной идеологии – Национальная (Deutsche Nationalpartei) и затем партия Национал-социалистическая, которая опиралась на нацистскую идеологию. Обе эти партии были в 1933 году запрещены».

Интересен тот факт, что в выборах в 1920 и 1925 годах баллотировались самостоятельно две еврейские партии (Еврейская партия и Объединенные еврейские партии). Однако они не достигли успеха, и впоследствии уже не выдвигали кандидатуры самостоятельно. Благодаря тому, что Чехословакия в период Первой Республики была многонациональным государством, то во время выборов помнили о большинстве национальностей, проживавших на ее территории. Так, в Чехии, Моравии и Силезии можно было встретить три варианта выборных бланков и постановлений. В зависимости от региона можно было повстречать документацию помимо чешского, также на немецком языке, третьим языком был польский. Его можно было встретить в регионе тогдашнего края Моравская Острава, однако, всегда в сопровождении чешского или немецкого языка.

Коренным отличием первореспубликанских выборов от нашего времени являлось то, что явка на них была обязательной:

Иллюстративное фото: Чешское ТелевидениеИллюстративное фото: Чешское Телевидение «В отличие от современности, тогда участие в выборах было обязательным для всех и каждого. За отсутствие выписывались штрафы, таким образом, достигался высокий процент участия в выборах. Вместе с заведением избирательного права для женщин, это были два основных отличия, которые, полагаю, во многом изменили и политические отношения. Например, участие женщин привело к тому, что значительную поддержку получили партии католической направленности, традиционными избирателями которых являлись именно женщины, и благодаря чему эти партии получили места в Парламенте, даже несмотря на общее негативное отношение к католической церкви в первые годы после основания Первой Республики», - рассказывает историк Ярослав Шебек.

В документах, сохранившихся в Чешском статистическом управлении, приводятся два примера отсутствия на выборах и санкции за это:

«Йозеф Чадилек из Штарнова, судебный округ Оломоуц, был приговорен к штрафу в размере 500 крон или к 25 дням заключения за то, что в 1925 году хотя и пришел на выборы, однако отказался отдать свой голос с указанием на то, что не знает всех кандидатов на бюллетене, и, следовательно, не может, в соответствии с установками своей совести, отдать им свой голос».

И другой пример:

Иллюстративное фото: Чешское ТелевидениеИллюстративное фото: Чешское Телевидение «Приходской священник Чехословацкой братской церкви из Пусте Рыбне был приговорен к уплате штрафа в размере 20 крон или одному дню заключения за то, что не пришел на выборы в 1925 году, поскольку не хотел нарушать Божью Заповедь. В соответствии с его объяснениями нужно больше слушать Бога, чем людей. А данной Божьей Заповедью является «Помни день праздничный, чтобы святить его». День выборов в 1925 году выпадал на воскресенье. Надо заметить, что участие в парламентских выборах 1925 года приняло 90 % населения страны.

Без чего не могут обойтись ни одни выборы? Конечно же, без предвыборной кампании. Если сегодня в руках кандидатов средств несчетное множество – телевидение, радио, Интернет, как получали голоса избирателей первореспубликанские кандидаты?

«Традиция предвыборных кампаний у нас уходит корнями еще во времена Габсбургской монархии, когда перед выборами как в общий Австрийский парламент, Имперский совет, так и в провинциальные сеймы проходили очень активные предвыборные кампании особенно в прессе. Разумеется, организовывался целый ряд предвыборных встреч, где представители партий агитировали за свою партию, а также призывали проводить агитационные кампании на местах. Практика предвыборной гонки продолжалась в Чехословакии вплоть до 1948 года, когда был установлен коммунистический режим. Тем самым завершилась практика плюралистических предвыборных кампаний. Затем следует сплошной фарс, поскольку избирались только кандидаты Национального фронта, которые были утверждены коммунистическим руководством» - констатирует доктор Ярослав Шебек.

Иллюстративное фото: Чешское ТелевидениеИллюстративное фото: Чешское Телевидение Нынче политики стараются выбрать себе в целевые группы пенсионеров, предпринимателей, матерей в декретном отпуске, средний класс – одним словом, всевозможные слои и прослойки современного общества. Чем и кого стремились привлечь кандидаты в чехословацкий парламент практически сто лет назад?

«Например, аграрии часто говорили на тему таможенной охраны сельскохозяйственных продуктов, что, разумеется, было выгодно для земледельцев, но не слишком выгодно для потребителей, поскольку это увеличивало стоимость продуктов на рынке. Это был один из пунктов, горячо обсуждаемый в 1920-е годы. Для социалистических партий важным положением было усиление социальной охраны рабочих, то есть, улучшение социального и медицинского страхования трудящихся. Специфическую группу составляли партии католической направленности, которые стремились продвигать охрану интересов церкви. Разумеется, радикальными практически во всех вопросах были коммунисты, и, прежде всего, в рамках, так называемых социальных кампаний. Далее были партии национальных меньшинств, например, немецкого, которые также выступали с аналогичными программами – социальными, экономическими, культурными, однако, помимо прочего, там было еще и требование улучшения национальной позиции немцев в Чехословацком государстве».

Спектр тем и программных положений, которые, конечно, менялись под влиянием политической ситуации, был действительно широк. В 1930-е годы партии в положениях своих программ должны были реагировать и на изменение экономической ситуации вследствие экономического кризиса, когда семимильными шагами росла безработица, уменьшался доход домашних хозяйств. Так что перед выборами 1935 года различные партии стремились привлечь электорат обещаниями улучшения экономического положения. Это было одной из важнейших тем во второй половине 1930-х годов.

Эдвард БенешЭдвард Бенеш Давайте послушаем отрывок из предвыборной речи доктора Эдварда Бенеша в 1929 году, который занимал тогда пост министра иностранных дел Чехословакии, а позднее, в 1935 году стал президентом республики. В ней он агитирует избирателей за Национал-социалистическую партию, депутатом от которой он являлся.

«Каждая политическая партия должна быть лишь средством государственной и национальной политики. Она никогда не должна существовать ради себя самой, в этом смысле она является средством и выражением демократии. Национал-социалистическая партия выражает тенденции, директивы и попытки, коллективное проявление которых будет чем дальше, тем больше отвечать потребностям все более многочисленных слоев нашего народа. Это партия маленького чехословацкого человека, партия рабочего, партия наибольшего числа государственных служащих, партия малого предпринимателя, маленького земледельца и арендатора, партия экономически и социально более слабой интеллигенции. Таким образом, в ней сосредоточена наибольшая часть наших демократически мыслящих низших и средних слоев общества. При этом я хотел бы вспомнить энергичное прошлое партии, ее национальный характер и ее освободительную традицию, ее цели и стремления, благодаря которым она стала в наших условиях партией типично чехословацкой и, в лучшем смысле этого слова, партией общегосударственной. Ведущие деятели чешских национал-социалистов полностью осознают, какие значительные не партийные, а, прежде всего, национальные и общегосударственные задачи стоят перед ними. Они строят партию не ради партии, а, прежде всего, для народа и государства, готовят ее для будущих задач, которые поставит перед ней государство. Они хотят превратить ее в партию крепкую, сильную, образцовую, которая станет настоящим оплотом порядка, покоя, счастья и успеха в этом государстве».

Отметим, что выборы 1929 года стали самым большим успехом в истории Национал-социалистической партии. Тогда она набрала 10,4% голосов избирателей. Для сравнения, в 1925 – это было 8,5%, а в 1935 – уже 9,2%.

Итак, последние парламентские выборы в рамках Первой Республики прошли 19 мая 1935 года. Затем в 1938 году осуществились последние выборы в муниципальные советы, после чего последовал Мюнхен и затем – Вторая Мировая война.

«После Второй Мировой войны сильно изменилась политическая система, главным образом, из-за того, что значительно сократилось число политических партий, которые получили разрешение баллотироваться на выборах. В Чешских землях, где в 1946 году впервые проходили послевоенные выборы, было всего четыре политические партии. Причиной этому был как раз негативный опыт с разрозненным политическим спектром, который в 1946 году привел к тому, что общественность абсолютно без проблем приняла факт сокращения числа политических партий. Хотя это было и не слишком демократичным, однако отвечало настроениям, господствовавшим тогда в обществе», - продолжает историк Ярослав Шебек.

Свои кандидатуры выдвигало четыре политические партии, из которых всего лишь одна представляла «правый» лагерь, то есть несоциалистический блок. Это была Чехословацкая народная партия. Она продолжала традицию бывшей главной силы «правых» - партии аграриев, которая с 1945 года уже не имела права деятельности на территории Чехословакии. В Словакии ситуация была несколько иной, поскольку там появились даже новые политические партии. В Чехии же речь шла о партиях, которые уже существовали после 1918 года. Это была Социал-демократическая партия, Национал-социалистическая, Коммунистическая и Народная партия, самой сильной из которых была партия Коммунистическая. Тем самым, она открыла себе путь для того, чтобы в 1948 году путем бескровного переворота заполучить всю политическую мощь в стране.

Итак, последние перед наступлением коммунистического режима выборы в Парламент Чехословакии прошли 26 мая 1946 года. Это были первые послевоенные выборы, и, одновременно, единственные перед приходом к власти коммунистов. Однако политическая система в послевоенной Чехословакии изменилась не только сокращением числа партий.

Здание Федерального собрания, 70-ые годы 20-го века (Источник: Национальная галерея) Здание Федерального собрания, 70-ые годы 20-го века (Источник: Национальная галерея) «В 1946 году политическая система изменилась не только в том, что престал существовать плюрализм партийного спектра, но и в том, что, например, перестал существовать Сенат – то есть Верхняя палата парламента. Он был упразднен после 1945 года и не существовал на протяжении всего периода коммунистического режима. В период коммунизма проходили выборы в Национальное собрание. Первые выборы в Сенат прошли только в 1996 году. Изменением, которое оказало заметное влияние на параметры выборов, стал Закон о Чехословацкой Федерации, который вступил в силу 1 января 1969 года. На основе этого изменилась структура Парламента. Появилось Федеральное собрание, в котором было две палаты – Палата народа и Палата наций. Затем в Чешских землях появился Чешский Национальный совет, а в Словакии продолжил существование Словацкий Национальный совет, который находился там с 1944 года. Это была своего рода аномалия, что, одновременно, существовал и словацкий парламент в рамках словацкой части Чехословакии».

В 1969 году Законом о Федерации регулируется функционирование избирательной системы в духе федерации, которая была тогда провозглашена. Далее эта система изменяется вследствие падения коммунистического режима в 1990 году, когда в июне проходят первые свободные демократические выборы в Федеральное собрание, и тогда уже был введен 5% проходной барьер. То есть в Парламент попадали лишь партии, перешагнувшие границу 5%. С тех пор в Чехии комбинируется две избирательные системы: пропорциональная – в Палату депутатов, и мажоритарная – в Сенат. Итак, наш рассказ об истории выборов в Чехии с момента образования независимого Чехословацкого государства подходит к концу. Как мы уже знаем, в 2013 году произошло одно значительное изменение, не имевшее аналогов в истории выборов в Чешской Республике, – были введены прямые выборы президента страны. В завершение нашего разговора мы попросили доктора Ярослава Шебека рассказать о возможностях развития выборной системы Чехии в дальнейшем.

«Вопрос в том, как дальше будет развиваться состав Парламента. Будут ли укреплять свое положение партии, объединения или тренды, которые будут призывать к введению прямой демократии и в других видах выборов. Существует и другая возможность – введение мажоритарной избирательной системы, которая существует в Сенате, также и в Палате депутатов. Это сокращало бы число политических партий, которые могли бы туда пройти. Многие считают, что введение мажоритарной системы в данном случае явилось бы гарантией стабильного правительства. Однако я считаю, что проблема здесь не в избирательной системе, а в чрезвычайно неудовлетворительной политической культуре, которая существует у нас. Потому что, к примеру, после выборов 2010 года появилось правительство, имевшее 118 голосов в Палате депутатов. Это было одно из наиболее сильных правительств по количеству голосов, и, несмотря на это, оказалось, что оно очень и очень нестабильно. Так что проблема заключается не в избирательной системе, а то, что должно измениться – политическая культура в этой стране», - заключает доктор Ярослав Шебек.

28-10-2013