Чешская аристократия «Под знамением трех деклараций…»

16-10-2014

17 сентября 1938 года наступил переломный момент в истории не только Чехословакии, но и всей Европы. В этот нелегкий и опасный период представители аристократических родов, проживавших на территории Чехословацкой Республики, трижды декларировали свою верность государству и готовность защищать целостность его исторических границ.

Историк Зденек Газдра (Фото: Шарка Шевчикова, Чешское радио)Историк Зденек Газдра (Фото: Шарка Шевчикова, Чешское радио) Это произошло трижды с небольшими интервалами в первый и последний раз в истории чешских земель. Тогда, в этот нелегкий исторический период представители чешской аристократии, для которых целостность государственных границ была куда важнее, чем разделение по национальному признаку, отправились с декларациями на Пражский Град, чтобы провозгласить свою верность государству в момент наивысшей угрозы и заявить о своей принадлежности к его гражданам. Тем ценнее были эти декларации, поскольку с возникновением Первой чехословацкой республики с аристократической прослойкой перестали считаться как с самобытным социальным и политическим сегментом общества.

«Незадолго до заключения Мюнхенского соглашения, которое означало, по сути, конец существования чехословацкого государства в формате Первой Республики, а точнее, 17 сентября 1938 года на Пражский Град отправилась делегация, состоявшая из 12 представителей аристократических родов. Устами Франтишека Кинского они декларировали президенту Эдварду Бенешу готовность защищать независимость Чехословацкого государства, его исторические границы от опасности, грядущей со стороны нацистской Германии», - рассказывает Зденек Газдра, директор Института по изучению тоталитарных режимов.

Выставка «Под знамением трех деклараций…» проходит до 26 октября в Новоместкой ратуше в ПрагеВыставка «Под знамением трех деклараций…» проходит до 26 октября в Новоместкой ратуше в Праге Эта декларация была составлена князем Карлом VI Шварценбергом, и ее содержание лежит в так называемой «земельной плоскости». На практике это означало, что аристократия воспринимала свою родину в определенных исторических рамках вне зависимости от национальности. На чешской территории это касалось, прежде всего, чешской и немецкой национальностей. Для аристократии эта территория, обозначенная историческими границами, сформировавшимися на протяжении истории, должна была остаться неприкосновенной. Аристократии претила «национализация», прежде всего, благодаря ее космополитному восприятию мира, формировавшемуся с середины 17 века. Такое мировоззрение поддерживали и браки с представителями европейских аристократических родов, а также служба короне, связанная с установкой габсбургской монархии.

«Верность чешскому государству, которое наши предки помогали строить и на протяжении тысячелетия сохранить, является для нас обязанностью настолько само собой разумеющейся, что мы решили это совершенно ясно подчеркнуть. Мы считаем своей обязанностью сохранить наследие своих отцов. Земли чешской короны были вместе столько столетий и пережили вместе столько бурь, что мы надеемся, им удастся пережить и эти времена смуты и насилия».

Эмиль Гаха (Фото: Чешское телевидение)Эмиль Гаха (Фото: Чешское телевидение) Это строки из первой декларации, произнесенной в 1938 году Франтишеком Кинским из Костелца-над-Орлици, прозвучавшие сейчас в исполнении Франтишека Кинского, современного представителя рода.

Четыре месяца спустя, уже после отставки Бенеша и вступления в президентскую должность Эмила Гахи, 24 января 1939 года на Пражский Град вновь прибыла делегация аристократии, чтобы вновь устами Франтишека Кинского сообщить о стремлении исполнять свои обязанности по отношению к чешскому государству, на этот раз уже в условиях весьма урезанной территории. Эта декларация была выражением поддержки чехословацкому народу, частью которого считала себя эта часть аристократии, и особенно лично Эмилу Гахе, оказавшемуся во главе государства в столь нелегкие времена.

«Эта общественная активность чешской аристократии, или, точнее, той части аристократии, которая считала себя чешской, и представители которой чувствовали себя чехами, достигает апогея в сентябре 1939 года с третьей декларацией. Ее автором выступил Франтишек Шверценберг, занимавший в то время пост в канцелярии президента Эмила Гахи. Эта декларация совершенно не случайно несет национальный атрибут» - продолжает Зденек Газдра.

Эдвард Бенеш (Фото: Чешское телевидение)Эдвард Бенеш (Фото: Чешское телевидение) Вопреки давлению со стороны нацистских оккупантов, чтобы члены аристократических родов признали свою немецкую национальность, аристократия совершенно четко обозначила в последней декларации свое присоединение к чешскому народу и его языку. 82 подписанта из 33 родов, живших на территории Чехии, проявили смелось объявить себя чехами, даже несмотря на то, что оккупанты считали всю аристократию, проживающую на чешской территории, немецкого происхождения.

«Внезапно появляется примерно треть родов, которые говорят, нет, мы – чехи. Среди них мы можем повстречать как представителей исконно чешских родов, например, Лобковицы, Чернины, Кинские и другие, так и тех, которые на протяжении столетий селились на чешской территории и затем обживались здесь, например, Шварценберги, которые в середине 17 века переселились в Чехию из Германии, или Пэришей, пришедших с Британских островов. Так что эта часть аристократии приняла чешскую национальность, даже несмотря на то, какие последствия это для них имело. Рейнхард Гейдрих и другие представители Протектората наложили на их имения принудительное управление. Целый ряд представителей аристократии был заключен в концентрационные лагеря или притеснялся иными способами».

Дита Елинкова, автор выставки «Под знамением трех деклараций…» (Фото: Архив Института по изучению тоталитарных режимов)Дита Елинкова, автор выставки «Под знамением трех деклараций…» (Фото: Архив Института по изучению тоталитарных режимов) Так, время с 1918 по 1938-39 годы стало периодом формирования новой чешской национальной аристократии. Она нашла свою идентичность, основанную на сопричастности с чешским народом и на антитоталитарных, противонацистских принципах, о чем и заявила в своих декларациях. Разумеется, нацисты не могли закрыть на это глаза. На многие имения было наложено принудительное управление, многие представители родов были отправлены в концлагеря, откуда уже не вернулись.

«Многие аристократические семьи подвергались сильнейшему давлению со стороны верховных управлений Протектората с тем, чтобы они признали свою немецкую национальность и приняли гражданство Рейха. Против них использовались различные формы запугиваний и угроз, как то, наложение принудительного управления на их имения, конфискация имущества. Частой угрозой была и германизация данного региона или отправка в концентрационный лагерь», - рассказывает Дита Елинкова, автор выставки «Под знамением трех деклараций…», проходящей до 26 октября в Новоместкой ратуше в Праге.

Фото: Архив Чешского радио - Радио ПрагаФото: Архив Чешского радио - Радио Прага Под давлением многие семьи были вынуждены принять немецкую национальность, некоторые продолжали сопротивляться. Были и те, кто не поддался ни на какие угрозы, среди них была, к примеру, Антония Шварценбергова, Альфонс Паар, Зденек Радслав Кинский, ключевая личность среди подписантов деклараций. Тем не менее, после 1948 года то, что во время оккупации эти люди остались верны Чехословацкому государству, не сыграло никакой роли. Их имущество было национализировано наравне с остальными.

Разумеется, объявление о своей принадлежности к чешской национальности и приверженность к чешскому языку не переставало делать аристократию аристократией. Она по-прежнему гордилась своим происхождением, и смысл своего существования видела в службе народу и родине. Их традиционные ценности, за которые в условиях Первой Республики представители аристократии неоднократно становились объектом насмешек, теперь приобрели новый масштаб и были востребованы. Еще в сентябре 1939 года правительство Алоиса Элиаша отменило законы, запрещавшие использование аристократических титулов. Пожалуй, это единственное, что получила чешская аристократия за свою преданность и верность государству и народу в те нелегкие времена.

16-10-2014