История чехословацкого антифашистского сопротивления: генерал Люжа

26-07-2004

Генерал Люжа был предан своими же, чехами. Исторические события 25-26 ноября 1944 года восстанавливает спустя 60 лет Петр Шиляев.

Генерал Войтех ЛюжаГенерал Войтех Люжа Расквашенные сапоги, размокшие дороги, пелена тумана и чувство опасности за спиной.

Ни адьютантов, ни аксельбантов.

Сначала они ехали автомобилем, потом поездом, теперь вот - пешком. Им удалось уйти из штаба, откуда осуществлялось руководство движением сопротивления, всего на несколько часов раньше, чем туда ворвались немцы.

Все решала скорость, с которой беглецы передвигались к границе. Их было двое. Тот что повыше ростом - генерал Люжа, тот что пониже - его правая рука полковник Кореш. У них было только две возможности - либо попытаться спастись бегством, либо попасть в лапы врагов.

Гестапо методично и результативно уничтожало чехословацкое подполье. К концу 1944 года оно напало на след последнего из руководителей движения сопротивления - генерала Люжи. 25 ноября он вместе со своим помощником Йозефом Корешем бежал в направлении австрийской границы. Естественно, запутывая следы.

Утром 26-го, промокшие и озябшие, они брели по лесным дорогам и тропам, держа курс на юг. Деревья поредели, и беглецы вышли на опушку. Люжа оглянулся. Кореш поотстал, и он решил его ободрить.

- Гляди, до окраинных домов - рукой подать.
- Километров пять, - тяжело выдохнул Йозеф, невесело пошутив.
- Не больше двух. Туман рассеивается. Жаль.
- Так почти всегда к полудню,если он лежит с утра.
- А вчера лило как из ведра.
- Давай передохнем.
- Соберись. Лучше уж там. -Генерал кивнул в сторону домов.
- Это Пршибыслав?
- Если мы не сбились с пути -да.За ним еще немного, и мы спасены.
- Видишь, - Кореш показал отваливавшуюся подметку.
- В Пршибыславе найдем тебе что-нибудь.

Они пошли медленнее, озираясь по сторонам. Люжа продолжил:
- Думаю, часа два - три у нас в запасе есть. Нацисты доберутся сюда в лучшем случае к вечеру.
- В лучшем для кого? - Опять попытался пошутить Кореш.
- Да, ты прав. В лучшем, в худшем. Для нас, для них. Голова плохо варит. Улепетываем уже сутки без перерыва, не спали - трое.
- Зато мы их все-таки запутали.

Да, гестапо Люжа и Кореш опередили. У них был шанс спастись, а потом, как они планировали, возвратиться и начать все с начала, но уже хорошо подготовив и организовав, заручившись поддержкой союзников, наступлению которых они бы способствовали, так сказать изнутри, будучи опять на своей родине в Чехословакии.

Но вмешался человеческий фактор. Непредвидимый и непредсказуемый.

Двое боевых офицеров, казалось бы, умевших в подобной ситуации как следует ею распорядиться, поскольку не впервые за годы подполья оказались перед лицом реальной угрозы, допустили один просчет.

В одном из домов Пршибыслава они поели, обсушились и начали обсуждать, не обойдется ли им слишком дорого легкая дремота при уверениях хозяина, что он все предусмотрел, и врасплох их никто не застанет, как в двери стали громко и настойчиво стучать. Это никак не могли быть немцы. Это были свои - чехи, но в форме и с оружием. Староста Пршибыслава Гонза, тот самый человеческий фактор, узнал генерала Люжу и позвонил в жандармское отделение.

В протекторате, которым объявила Чехословакию окупировавшая ее Германия, одним из учреждений репрессивной системы,которое служило оккупантам, была жандармерия. Трое ее верных служак, получив сообщение от Гонзы, решили отличиться, арестовав самого генерала Люжу. Тот, ни минуты не колеблясь, начал стрелять и ранил одного из них. В ответ раздались восемь выстрелов. Генерал был убит. Йозеф Кореш покончил с собой.

В тот же день сын генерала Люжи Радомир, как оказалось, спешил ему на выручку и опоздал всего на какой-то час. Узнав о трагедии, он вместе с товарищами - бойцами сопротивления - ворвался в жандармское отделение и захватил находившихся там пятерых жандармов. На суде, который устроили партизаны, обвиняемые отговаривались тем, что не они убили генерала. Однако Люжа-младший приговорил их к смерти. Тем же вечером около девяти часов приговор был приведен в исполнение. Староста Гонза сумел бежать, однако Радомир Люжа отомстил и ему за смерть отца, нашел и расстрелял.

Почти сорок лет спустя, в 39-ю годовщину гибели генерала Люжи, были обнародованы слова его сына: «Мы воевали против оккупантов, а жандармы были прислужниками протектората».

Брат Йозефа Кореша, комментируя события 26 ноября 1944 года по телевидению, со слезами на глазах сказал: «Никогда не думал, что чех может предать или убить чеха. Проклятая война».

До сих пор неизвестно, были ли среди казненных Радомиром Люжей трое убийц его отца.

26-07-2004