История одного угона

30-09-2015

Жестокость коммунистического режима толкала людей, живущих в нем, на самые отчаянные поступки. Желание вырваться из когтей ненавистного строя было так сильно, что не останавливало даже перед самыми, казалось бы, невозможным. Даже если это был угон поезда с ничего не подозревающими пассажирами.

11 сентября 1951 года пассажирский поезд № 3717, как обычно, направлялся из Хеба в Аш на западе Чехии. Поезд вел машинист Ярослав Конвалинка, а незадолго до отъезда к нему присоединился его хороший знакомый дежурный по станции Карел Трукса. Оба они работали на вокзале в городе Хеб. Но помимо этого, они принимали активное участие в движении Третьего сопротивления. В своей автобиографии, выпущенной в конце 1951 года в эмиграции в США, Карел Трукса вспоминал, что видя все зверства режима, они не могли оставаться равнодушными. Они вместе с Ярославом Конвалинкой решили, что будут помогать несчастным людям бежать за границу. Трукса и Конвалинка вступили в подпольную организацию и выполняли все задания, которые получали сверху. Работая на железной дороге, они имели для этого все возможности. Однажды их вызвал к себе руководитель группы. Новости были плохими – на Труксу, Конвалинку и еще одного члена группы – Ярослава Швеца, врача из города Аш, были готовы ордеры на арест. Не оставалось ничего другого, чем бежать, и они решили угнать пассажирский поезд через границу у Аша до Зельба.

«Швец был врачом, и Служба госбезопасности хотела, чтобы он с ней сотрудничал и доносил. Он не хотел этого делать, не хотел изменять своей профессии, но, по всей вероятности, его заставили подписать сотрудничество. Однажды к нему пришел его знакомый из Хеба – Трукса, и сказал, что он должен будет бежать, и что бежать он собирается, угнав поезд. С этого момента они уже сотрудничали, и Швец был вовлечен во всю эту историю», - рассказывает Иржи Лишка, племянник бежавших супругов Швец.

В поезде № 3717 помимо самих Конвалинки и Труксы, ехали их семьи с детьми. На первой остановке Франтишковы Лазне машинист Ярослав Конвалинка выскочил из поезда и закрыл кран, регулирующий поступление воздуха в трубопровод воздушного тормоза. В Газлове, на последней станции, где поезд по расписанию делал остановку, к ним присоединился и Ярослав Швец – также с женой и детьми.

В угнанном поезде находилось 112 человек – пассажиры и обслуживающий персонал. Среди них находилась и молодая учительница Герта Фролихова, которая, как и многие другие, ничего не подозревала о готовящемся побеге. Впоследствии она и еще 76 человек решили вернуться в Чехословакию. О ее пребывании в так называемом «Поезде свободы» рассказывает ее супруг учитель и журналист из Аша Павел Йетлеб:

Карел Трукса и Ярослав КонвалинкаКарел Трукса и Ярослав Конвалинка «Моя будущая супруга Герта каждый день ездила во Франтишковы Лазне и каждый день во второй половине дня возвращалась оттуда домой к своим родителям в Аш. Она была выпускницей гимназии и уже работала учительницей. В поезде она ехала со своими товарищами, которые были на год ее младше и еще ходили в гимназию. Ребята, как всегда, играли в карты. И вот один вдруг посмотрел в окно и воскликнул: «Где это мы? Мы не на вокзале в Аше!» Все были удивлены, испуганы и выбегали смотреть в тамбур, что происходит. А там у стоп-крана стоял молодой человек с пистолетом, чтобы никто не мог дернуть стоп-кран, пока поезд не пересек границу».

Доктор Швец, охранявший стоп-кран с пистолетом, успокаивал пассажиров: «Мы сейчас пересекаем чехословацкую границу, не бойтесь. Кто захочет, сможет вернуться домой». Пограничники не знали, что делать с поездом, пересекающим границу, поэтому лишь стреляли ему вслед. Поезд с красной звездой, полный чехословацких граждан, остановился на немецкой стороне. Немецкий железнодорожник не понимал, что ему делать, а потому позвонил на ближайшую станцию Зельб. Карел Трукса по телефону попросил передать американскому представительству просьбу о политическом убежище. Совсем иначе ситуация была представлена Чехословацким радио на основании свидетельств некоторых похищенных, которые затем вернулись домой.

«11 сентября группа террористов под управлением и снабженная деньгами и оружием американским агентом, провела похищение пассажирского поезда, следующего по направлению из Хеба в Аш. Террористы с оружием в руках вынудили пассажиров и обслуживающий персонал не препятствовать им в угоне поезда через чехословацкую государственную границу», - гласило сообщение по Чехословацкому радио.

Вот как представляла ситуацию рабочая Анна Кубалкова, которая вошла в поезд в Карловых Варах и планировала ехать в Аш:

«Этот поезд был угнан гангстерским способом. Предательская эмигрантская группа из Западной Германии ожидала террористическую группу из Чехословакии под предводительством доктора Швеца. 20 мужчин осталось там, они приветствовали предательскую эмиграцию из Западной Германии. Вскоре пришли немецкие полицейские, которые вошли в поезд и вели его до самого Зельба. Там появились американцы с пулеметами, вооруженными войсками и американским передатчиком. Наш локомотив забрали, перегнали его на запасные пути, а вместо нее направили против поезда пулемет».

В станции Зельб...В станции Зельб... Неподалеку находился американский лагерь, откуда приехали военные грузовики, которые отвезли всех пассажиров в лагерь. Тут же появились сотрудники радио «Свободная Европа» из Мюнхена, и стали спрашивать гимназистов, хотят ли они остаться? На что ребята отвечали, что они бы остались, если бы это было заранее запланировано, а так об этом ничего не знают родители. Эти слова редактор «Свободной Европы» тут же передал в прессу, и ребятам не оставалось уже ничего иного, как действительно остаться.

В американском лагере были зафиксированы данные обо всех пассажирах поезда, при этом все были опрошены – кто желает остаться, а кто хочет вернуться в Чехословакию. Со всеми обходились доброжелательно, вне зависимости от того, хотел ли человек остаться или вернуться. 16-летняя ученица Вера, сегодня носящая фамилию Бидронёва, решила также вернуться домой:

«Нас привезли в военный лагерь американцев. Каждому из нас выдали полотенце, мыло, зубную щетку и пасту, американские сигареты. Всех нас удивило, что там был военный священник. Мы могли там свободно перемещаться по территории лагеря. Затем нас одного за другим стали вызывать, мы не понимали, зачем. Там записывали все наши данные. Когда пришла моя очередь, меня спросили, как меня зовут, где я родилась, а потом – не хотите ли остаться здесь? Я сказала «нет, нет». – А почему? – спросили меня? Я ответила, что я у родителей одна, и просто не хочу».

35 человек решили остаться на Западе. Кроме организаторов побега и их семей, остались три ученика хебской гимназии, которые побоялись вернуться. На границе вернувшихся ждал старый чехословацкий автобус и видимо-невидимо полицейских, которые кричали на них. Их отвезли в Аш, где до четырех утра допрашивали в полиции. Последствия не заставили себя долго ждать – директора гимназии в Хебе уволили, так же, как и классную руководительницу оставшихся на Западе учеников. Их родители были вынуждены покинуть Аш, поскольку в этом городе не могли жить неблагонадежные люди. Наказаны были и родственники доктора Швеца, которые остались в Аше – Мария и Йозеф Лишка. Их обвинили в том, что они знали о готовящемся побеге и не сообщили об этом. Оба они получили по 6,5 лет лишения свободы.

Вечером 17 ноября в сопровождении американских военнослужащих из Франкфуртского аэропорта беглецы улетели в Соединенные Штаты, где их ждала новая, свободная жизнь.

Ежегодно в Чешской Республике награждаются десятки участников движения Третьего сопротивления – противоречивого периода с точки зрения сегодняшней истории. Обсуждение этого периода разделяет чешское общество на две части – одна считает, что участники этого движения боролись с режимом, несмотря на человеческие жизни, приносимые в жертву, а потому можно поставить вопрос так: герои ли они или преступники? Другая часть считает, что жертвы эти были оправданы во имя борьбы с коммунизмом.

30-09-2015