Меценат, ученый и патриот Войта Напрстек

01-03-2006

На пражской Бетлемской площади в квартале Старе место можно найти легендарную, восстановленную Бетлемскую часовню, в которой, вернее в ее оригинальном здании, проповедовал великий реформатор Ян Гус. Там же находится легендарный пивоваренный завод «У Галанку». В отличие от монументальной часовни, напоминающей скорее храм, пивоваренный завод кажется почти незаметным, скромным зданием в стиле архитектуры 19-го века. Однако сразу за подъездом и за живописным двором удивленный посетитель найдет пространное здание, в котором несколько этажей занимает один из самых интересных пражских музеев - этнографический и географический музей имени Войты Напрстека.

Путешественник, этнограф, ученый и великий меценат науки Войта Напрстек стал своего рода символом чешского национального возрождения в 19-м веке, все чехи уже много десятков лет знают, и посещают его музей, в котором находилось множество экспонатов, показывающих давнюю жизнь североамериканских индейцев, эскимосов, экзотических африканцев и давних китайцев. О его личности писал еще при жизни его друг, лучший чешский поэт и прозаик Юлиус Зейер, однако, как ни странно, настоящая научная работа о жизни великого чеха, до конца 20-го века не существовала. О Войте Напрстеке было опубликовано множество брошюр, каталогов и справочников, но это все. А Войта Напрстек на самом деле прожил интереснейшую жизнь.

Он участвовал в экспедициях, изучающих жизнь экзотических народов в Америке, как молодой революционер боролся за национальную свободу чешского народа, а также интересовался развитием техники, началом научно-технической революции. Выразительной и интересной личностью также была мать Напрстека Анна. Происходила она из несостоятельной пражской семьи, в первом супружестве с официантом Яном Новаком родила 10 детей, из которых остались в живых лишь трое. После смерти мужа она решила взять в аренду пивоваренный завод на Малой стране в Праге и вторично вышла замуж за Антонина Фингергута. Ему она родила еще двух сыновьей, старшего Фердинанда и младшего Войтеха, который родился в апреле 1826-го года.

Так как семейный пивоваренный завод на рынке процветал, супруги решили арендовать более крупный и надежный завод «У Галанку» на Бетлемской площади. К сожалению уже в 1832-ом году неожиданно умер Антонин Фингергут, и Анне пришлось управлять самой семейным пивоваром. Однако в финансовом отношении семья была обеспечена. Благодаря этому сын Войтех мог учиться в пражской Академической гимназии, в которой преподавал также известнейший чешский лингвист и ученый Йосеф Юнгманн. Тем временем уже Войта подписывался исключительно фамилией Напрстек, чешским переводом своей немецкой фамилии Фингергут, и требовал, чтобы школьные упражнения по риторике могли проходить на чешском языке.

В большом здании завода «У Галанку» он организовал с поддержкой своей матери театральные спектакли со своими одноклассниками, чешские патриотические беседы и чтения чешских стихов. Его мать Анна, которая ему в его деятельности изо всех сил помогала, таким образом, также стала деятелем чешского национального возрождения. В 1846-м году Войтех Напрстек уехал в Вену учиться на юридическом факультете. Однако гораздо больше его интересовали лекции о Дальневосточной культуре, статьи об утопическом социализме и деятельность в славянских студенческих объединениях. Кроме того, он писал этнографические статьи об Армении в журнал «Пчела», издаваемый известным чешским поэтом-сатириком Карелом Гавличеком Боровским.

В 1848-м году началась в Вене, также как и в Праге, противогабсбургская революция, закончившаяся провалом. Решающие реформы не удалось продвинуть, и на австрийский престол вступил тогда восемнадцатилетний император Франц Йосиф Первый, правящий до самой Первой мировой войны. Войта Напрстек принял активное участие в демонстрациях, также как и в студенческих волнениях и очутился под серьезной угрозой ареста. Вместе со своей первой любовью, Катинкой Кракоровой он решил уйти временно в эмиграцию в Америку, откуда Войтех мечтал начать путешествие по дальневосточным странам. Однако все оказалось не так просто. Напрстек и его подруга в Америке сперва страдали от недостатка и безработицы. Напрстек работал каменщиком, маляром, делал гробы, колол дрова, и, прежде всего, продавал свои личные вещи.

Етнографический и географический музей Войты НапрстекаЕтнографический и географический музей Войты Напрстека Вероятно, в 1852-м году он инкогнито заехал в Европу, навестить мать и попросить у нее поддержку. Несмотря на то, что мать была рассержена из-за его внебрачного сожительства с Катинкой, она все его долги в Америке оплатила. Тем временем уже Напрстек жил в городе Милвоки недалеко Мичигенского озера, где он начал издавать газету для земляков, и даже начал карьеру юриста, сперва как судебный переводчик, затем стал частным нотариусом. Его мечты о научной этнографической работе сбылись в 1856-м году, когда он принял участие в научной экспедиции, финансированной американским правительством, с целью расследовать жизнь индейцев племени Дакота. Успех, который его там ожидал, оказался неизмеримым. Индейцы его, в конце концов, провозгласили своим начальником и преподнесли ему столько даров, что Напрстек решил уложить их в особом этнографическом музее. Этот музей стал основой будущего пражского известнейшего музея имени Напрстека.

Когда в 1858-м году Напрстек узнал об амнистии австрийского императора Франца Иосифа, он немедленно решил вернуться на родину. К сожалению уже без своей любимой Катинки, которая в Америке, в конце концов, вышла замуж за другого. В Праге Напрстек не только основал свой этнографический музей, но превратил родной дом «У Галанку» в центр чешской патриотической интеллигенции. Кроме этнографии и науки Напрстек начал живо интересоваться вопросом эмансипации женщин, и эту тему постоянно продвигал, будучи членом пражского городского управления.

Через два года после смерти своей матери Войта Напрстек, в конце концов, женился в 49 лет на своей давней подруге Иосефине Кржижковой. Так как он был атеистом, он заключил лишь гражданский брак. Нечто такое до тех пор никто в Праге не совершал. Интересен также факт, что Напрстеку удалось добиться официального одобрения своей чешской фамилии лишь в 1880-м году, после 30 лет постоянных переговоров. Смерть застигла его как раз в разгаре работы над организацией первой чешской этнографической выставки. Войта Напрстек даже и после смерти одержал первенство. Он стал первым чехом, труп которого был сожжен. Так как в Праге не существовал крематорий, пришлось тело Напрстека отвезти в Немецкий город Готту. Урна с его пеплом затем была перевезена в его музей, где хранится до сих пор.

01-03-2006