Милан Отагал: 17 ноября только студенты поняли, о чем идет речь

17-11-2004

Знакомство с книжным миром Чехии сегодня на этом не заканчивается. В прошлом году издательство «Докоржан» выпустило книгу историка, подписавшего в свое время «Хартию- 77», Милана Отагала «Студенты и коммунистическая власть в чешских землях 1968-1989». Нас сегодня будет больше интересовать студенческое движение 1989 года, о нем мы и побеседуем с автором книги Миланом Отагалом. Но для начала вспомним, чем отличились студенты в чешской истории до «бархатной» революции.

Если заглянуть глубоко в историю, то это события 1848-1849 годов, когда чешские студенты активно поддерживали венских революционеров. В 20 веке это, несомненно, политическая демонстрация в Праге 28 октября 1939 года - уже после оккупации страны нацистскими войсками. В день государственного праздника на улицы Праги вышло более 100 тысяч человек. Похороны погибшего в результате подавления демонстрации студента Карлова университета Яна Оплетала послужили поводом к новым акциям протеста. Они были жестоко подавлены гитлеровцами. В ночь с 16 на 17 ноября 1939 года были арестованы и расстреляны девять руководителей Союза студентов Чехии, более 1000 учащихся и педагогов чешских вузов были заключены в концлагеря. Были закрыты все чешские университеты и институты, имущество их было конфисковано. В 1948 году студенты протестовали против прихода коммунистов к власти. Затем следуют двадцать лет тишины - приобщения чешских (тогда чехословацких) студентов к господствующей идеологии. Подъем произошел в 1968 году, когда был основан Союз студентов вузов Чехии и Моравии. После оккупации Чехословакии студенты протестовали против присутствия на территории государства советских войск и ограничения государственного суверенитета. В период «нормализации» все проявления студенческой активности ограничивались официальным Союзом социалистической молодежи.

Как вспоминает Милан Отагал, перелом произошел в середине 1980-х годов, с приходом к власти в СССР Михаила Горбачева.

Фото: ЧТКФото: ЧТК «При этом интересно, что для нового поколения студентов 1968 год ничего не значил. Никакого социализма или чего-то в этом духе. Для них это пустой звук. Наоборот, они вступают в конфликт с уществующим «истеблишментом». Лучше всего это выразил один из студенческих лидеров Шимон Панек, когда сказал, что студентам было ясно - с этим режимом они просто не могут сосуществовать; если они хотят активно и свободно проявлять свою волю, они, так или иначе, вступят в конфликт с режимом. Поэтому их девизом с самого начала был: «Бить большевика!». Такой негативный девиз, зато по сути выражавший мнение студентов».

Несмотря на то, что студенческие лидеры явно проигрывали по авторитету диссидентам, тому же Вацлаву Гавелу, роль студентов в событиях 1989 года была ключевой, считает Милан Отагал.

«17 ноября только студенты поняли, о чем идет речь. Поняли, что момент решающий, и выбрали единственное возможное оружие - забастовку. Она родилась мгновенно, того же 17-го ноября. Они поняли и то, что в одиночку не справятся. Им на руку сыграло привлечение актеров, пользующихся огромной популярностью. Когда студенты выезжали в деревни и села, склоняли людей к генеральной ставке, им говорили: «Мы вас не знаем, вот если бы Бартошка приехал (известный актер - прим.ред.), мы бы тут же пошли с вами». Проще говоря, на свою сторону студенты заполучили группу людей с огромным авторитетом и популярностью, и эта группа стала распространять их идеи. По моему мнению, для революции решающими были первые дни. В первые два дня все было в руках студентов, они дали программу, объяснили суть, дали инструмент, которым можно бороться, с властями они, на самом деле, отказывались особенно разговаривать, знали их силу. Но как только возникает Гражданский форум, вперед выходят те люди, которые заработали авторитет, пребывая в многолетней оппозиции. И я думаю, то, что молодые люди это поняли и вошли в Гражданский форум, было выражением их политической мудрости. Думаю, под напором студентов этот режим рухнул гораздо быстрее, чем, если бы продолжались попытки прийти к соглашению между оппозицией и так называемыми «разумными» коммунистами».

Фото: ЧТКФото: ЧТК О роли студентов в «бархатной» революции Милан Отагал пишет не первый. Известна в Чехии книга активного члена студенческого движения Вацлава Бартушки «Полуясно». Произведение Отагала отличает перенесение акцента на свидетельства очевидцев тех событий.

«Эти беседы для меня были важны по двум причинам. Во-первых, они указывали на менее известные факты. Почему произошли изменения в руководстве Координационного комитета забастовочного центра студентов, мы не узнаем, если не спросим людей, там работавших. Но еще важнее, по-моему, этот метод потому, что посредством этих бесед можно выяснить, как человек жил, как относился к преподавателям, а они к нему, как он, например, узнал о событиях 1968 года. Это события, которые формировали человека. И он стал таким потому, что вырос в определенной среде, ходил в определенную школу, дружил с определенными людьми. Если мы хотим понять, почему студенты вели себя так, как вели, мы должны понять, как они мыслили. И об этом мы узнаем из бесед с ними».

Итак, студенты - основная движущая сила «бархатной» революции. Революции, сбившей с ног чехословацкий тоталитарный колосс, стоявший к ноябрю 1989 года на глиняных ногах. Давайте взглянем на события 17 ноября и последующие глазами 15-летней школьницы Маркеты Черноушковой. 17 ноября родители отпустили ее с другом на демонстрацию, посвященную Международному дню студентов. Акцию, разрешенную властями. В пражском районе Альбертов собралось около 15 тысяч человек. Сначала целью демонстрантов было лишь возложение венков к гробу поэта Карела Гынека Махи.

«Мы пришли на Альбертов, где началась разрешенная студенческая демонстрация, и прежде, чем я успела оглядеться, я поняла, что демонстрация направляется к центру города. В эту минуту я поняла, что происходит что-то масштабное, то, что может плохо кончиться для участников. Но мы все находились в каком-то приподнятом настроении, ощущали одновременно опасность и приобщенность к великим событиям».

Власти не утвердили маршрут демонстрации, который проходил через центральную площадь города - Вацлавскую, однако пятидесятитысячная колонна демонстрантов свернула по направлению к ней.

«Когда мы проходили по Национальной улице, со всех сторон к нам начали подтягиваться полицейские кордоны. Улицу наглухо перекрыли. Тогда, в свои 15 лет, я впервые поняла, что такое действительная опасность»,

- вспоминает Маркета.

Часть демонстрантов, около 2 тысяч человек, оказались отрезаны от остальной толпы полицейскими кордонами.

«Я, только благодаря тому, что я была ребенком, смогла уговорить одного из полицейских пропустить меня через кордон. Но по ту сторону я осталась дожидаться своего спутника. И я видела, как все мужчины - участники демонстрации, и некоторые женщины проходят между рядами полицейских, которые жестоко избивают их. Когда я увидела это, со мной случился мой первый и последний истерический припадок, я упала на землю и начала рыдать, и рыдала до тех пор, пока из-за кордона не выбежал мой друг и не начал меня успокаивать».

Маркете повезло, она не пострадала. 568 избитым участникам демонстрации повезло меньше. Появилась информация о том, что на демонстрации погиб студент Мартин Шмид. И хотя она была ложной, все-же она вызвала сильную волну протестов, направленных против коммунистического режима.

«В нашей гимназии был основан так называемый забастовочный комитет, он координировал действия учащихся, которые начали бастовать. Я и все мои одноклассники стремились быть в курсе всего происходящего, мы не отходили от радиоприемников и телевизоров, ходили на последующие демонстрации на Вацлавскую площадь. К нам в школу приходили студенты из вузов, беседовали с нами, объясняли, как проходят переговоры с правительством».

А вот как вспоминает о тех ноябрьских днях россиянка, давно живущая в Чехии.

«Все мы следили за демонстрациями, за тем, как меняется правительство, как неохотно уходят коммунисты. Как они не идут на компромиссы и придумают разные шаги, чтобы как-то удержаться. Все это мы переживали. Мой сын тогда ходил в школу, был еще совсем маленький. Но дети в школе уже знали имена всех политиков, кто за какую партию, кто с кем и против кого. Политизированы были страшно. Они смотрели с нами новости, слышали наши разговоры. Так что время было непростое».

Во время «бархатной» революции политизированы, как мы узнали, были даже школьники младших классов. А как относится к событиям 15-летней давности нынешняя чешская молодежь? Об этом мы спросили представителя гражданского объединения «Молодые консерваторы» из города Брно Роберта Коциана. Специально к круглой дате «Молодые консерваторы» совместно с Центром по изучению демократии и культуры объявили среди чешских школьников литературный конкурс - на лучшее эссе о значении «бархатной» революции.

«Мы считаем, что современная молодежь имеет смутное представление о 40-летней коммунистической диктатуре в Чехословакии. 15-летняя годовщина падения коммунистического режима для нас подходящая возможность вызвать у студентов интерес к тому времени. Мы хотим, чтобы молодые люди поняли - эти страшные 40 лет не должны повториться в нашей истории»,

- говорит Роберт Коциан.

И на этом наша программа, посвященная 15-летию «бархатной революции», подходит к концу. С вами прощаются Ася Чеканова и Лорета Вашкова.

17-11-2004