Чехословацкая «соломинка» для русской культуры

16-11-2016

Иван Бунин, Дмитрий Мережковский, Питирим Сорокин – это лишь начало длинного списка имен тех, кто в самые тяжелые послереволюционные годы смог опереться на руку, протянутую им Чехословакией. «Русская акция» президента Т. Г. Масарика дала шанс на выживание эмигрантским издательствам и буквально спасла от голодной смерти цвет русской культуры, бежавший в Европу от большевистского режима. В этом глава молодого Чехословацкого государства видел одну из своих важнейших миссий, считает историк Вратислав Доубек.

Т. Г. Масарик, фото: архив Чешское радиоТ. Г. Масарик, фото: архив Чешское радио Разговаривая о Русской акции помощи президента Т. Г. Масарика в прошлых передачах, мы затронули лишь ее образовательную часть – создание системы учебных заведений для русских и украинских студентов, оказавшихся в Чехословакии после революции 1917 года. Однако этим Русская акция Масарика не исчерпывалась.

Вратислав Доубек: «Масарику было свойственно очень серьезное отношение к русской духовной среде, к русской культуре и науке. Он считал себя человеком, который может помочь их сохранить, и это было необходимо. Множество представителей интеллигенции оказалось тогда за пределами своей родной страны, в эмиграции. Многие из них в эти годы начали обращаться к президенту Чехословакии, так как очень быстро стало известно, что у него есть не только желание, но и возможности оказывать реальную помощь.

Вратислав Доубек, фото: Университет ПалацкогоВратислав Доубек, фото: Университет Палацкого У Т. Г. Масарика была концепция поддержки издательств, так как он стремился превратить Прагу в реальный центр русской академической, научной и культурной иммиграции. Он стремился, чтобы в чешской столице был создан русский архив, что удалось.

Но кроме этого Томаш Гарриг Масарик оказывал и прямую финансовую помощь конкретным людям, которая предоставлялась через МИД и личный фонд президента.

Архивные документы и корреспонденция первого чехословацкого президента свидетельствуют о том, что, например, Сергей Маслов, организатор издательства «Крестьянской России», получил 90 тысяч чехословацких крон на поддержку русских писателей. Причем никто не устанавливал, кому конкретно эти деньги могут быть предоставлены.

Томаш Гарриг Масарик оказывал поддержку писателям по всей Европе.

Например, в архиве есть письмо Ивана Бунина 1921 года, в котором он описывает Масарику, в каком страшном положении он находится. От Масрика Буниным было получено 50 тысяч крон.

Бунин сообщал Масарику о своем бедственном положении

Иван Бунин (1933), фото: открытый источникИван Бунин (1933), фото: открытый источник С просьбой об оказании поддержки Т. Г. Масарику написали друзья писателя Дмитрия Мережковского. Это очень интересно, так как Масарик Мережковского не понимал, высказывал в адрес его произведений жесткую критику и отказался от него как от декадента. Однако, несмотря на это, получив где-то в 1926 году письмо от друзей Мережковского, проживавшего тогда уже в Париже, чехословацкий президент в течение пяти лет предоставлял ему ежемесячную ренту.

В начале 30-х годов личный фонд Масарика и его возможности были уже иными, чем десятью годами ранее. Но это не останавливало его, и он продолжал оказывать помощь потомкам своих любимых писателей, которые оставались в России или же проживали в Европе.

В этом списке, например, Лев Львович Толстой, сын Льва Николаевича, который обещает Масарику написать воспоминания о своем отце».

Лев Львович Толстой, фото: открытый источникЛев Львович Толстой, фото: открытый источник Кроме личного отношения к России и культуре этой страны, у Масарика были и политические цели главы государства.

- «Что касается литературы, то здесь играло роль стремление пропагандировать молодое чехословацкое государство. Масарик был уверен, что если о Чехословакии будут в позитивном ключе писать именно эти люди - русские, не являющиеся ни чехами, ни словаками, то их слова будут иметь больший вес.

Поэтому поддержка, в надежде, что они будут писать на «чехословацкие» темы, оказывается не только самым первоклассным авторам.

Можно вспомнить, например, украинского писателя Бориса Лазаревского, который около года жил в Чехословакии, но потом уехал во Францию – в Ниццу, в Париж. С ним чехословацкий президент переписывается около 10 лет. Будучи уже во Франции, Лазаревский обещает Масарику писать рассказы на «чешские темы». И свое обещание он сдерживает. Эти рассказы потом были изданы в переводах на чешский язык.

Поддерживает глава Чехословакии и философов, например, Бориса Яковенко, который жил в Италии. Масарик приглашает его также и в Чехословакию.

Т. Г. Масарик, фото: Josef Jindřich Šechtl, Wikimedia Commons, CC BY-SA 3.0Т. Г. Масарик, фото: Josef Jindřich Šechtl, Wikimedia Commons, CC BY-SA 3.0 Средства, шедшие на оказание поддержки подобного рода, выделялись Масариком даже несмотря на критические замечания со стороны президентской канцелярии, чьи сотрудники роптали, обращая внимание на объемы расходов. Чехословакия была далеко не самым богатым государством. Если бы чехи и словаки знали, сколько денег вкладывается в «Русскую акцию помощи», то многие бы разразились критикой.

Яковенко тогда приехал. Он жил в Марианских Лазнях, где написал труд о философии Масарика и Бенеша. Тогда он составил первую библиографию Т. Г. Масарика.

Чехословацкую помощь русские получали по всему миру

Среди тех, кому чехословацкий президент предоставил материальную помощь, были не только иммигранты. Были среди них и официальные лица. Этнолог Петр Богатырев, занимающийся Словакией и Закарпатьем, входящим тогда в состав Чехословакии, например, посещает страну с официальной делегацией советской России. С точки зрения Масарика, научная пропаганда также очень важна. В начале 30-х годов Масарик поддерживает Богатырева во время его стажировки в Мюнстере, в Германии, где последний читает лекции о Кареле Чапеке, о чехословацкой литературе. Президент очень ценит пропаганду в пользу молодого Чехословацкого государства».

Этнолог Петр Богатырев, фото: открытый источникЭтнолог Петр Богатырев, фото: открытый источник – Масарик оказывает помощь еще одной категории людей, причем тех, которые не могли принести такую уж значительную пользу государству. Это ученые, инженеры, оказавшиеся здесь, но для которых Чехословакия не являлась конечным пунктом путешествия.

«Тут снова мы встречаем самых разных людей. Некоторые хотели получать не поддержку, а ссуду. Они писали Масарику о том, что нашли работу где-то в Китае, что им нужны деньги для семьи, на переезд, на первые месяцы или годы. В архиве много материалов, из которых следует, что эти люди получали деньги, а затем, когда они находили работу, то возвращали их в форме определенных денежных взносов. Сюда же относились и ученые, которые хоть и приезжали в Чехословакию, но с намерением ее затем покинуть. Масарик поддерживал их, поскольку осознавал, насколько важной работой занимаются эти люди. Например, через Берлин в Прагу приезжает социолог Питирим Сорокин. Здесь он сблизился с Масловым и с издательством «Крестьянская Россия». Там он работает около года и поддерживает контакты с Масариком, и при его поддержке затем уезжает в Америку, где начинает преподавать.

Роман Якобсон, фото: открытый источникРоман Якобсон, фото: открытый источник Сюда же относится известный лингвист Роман Якобсон, который приезжает сюда еще молодым студентом, учится в Немецком университете Праги. Он пишет диссертацию на «масариковскую» тему. Он получает некую поддержку, хотя о ее характере нам неизвестно. Сохранилось только письмо, в котором он благодарит Масарика за то, что он его поддерживал. Некоторыми из этих людей были старинные друзья Масарика с военных или еще довоенных времен, как, например, журналист и писатель Амфитеатров, который в то время жил в Италии.

Масарик передавал деньги тем, кто остался в Советской России

Для Масарика был важен философ, которого он знал еще в довоенные годы, и который после войны и революции остался жить в России, – Эрнест Леопольдович Радлов. Он работал библиотекарем в Петербурге, занимался Соловьевым, классической философией. Он был для Масарика очень важным человеком, который снабжал Масарика литературой, советовал ему книги по России. Он выступал как бы в роли посредника между Масариком и Россией, между Масариком и российской научной средой. Однако после революции, будучи уже пожилым человеком, он не эмигрировал. В России у него была семья – двое сыновей. Интересно, что несмотря ни на что Масарик хочет поддерживать своего старого друга, хотя и не может делать это прямо, будучи президентом. Письма, которые получал от него Радлов, проходили цензуру, однако ему все же удалось получать деньги. Через курьеров, которые, приезжая в Россию, передавали Радлову деньги. А дипломатической почтой Масарику пересылали письма Радлова, который сообщает, что его «спасает эта помощь», потому что он находился в России в ужасном положении.

16-11-2016