Судьба найденыша положила начало традиции рождественских елок на чешских площадях

19-12-2019

В Чехии первопроходцем по части многих инноваций и новшеств часто становится Прага, однако самая первая публичная рождественская елка появилась не в столице, а в городе Брно. А сама традиция ставить праздничную ель в общественных местах зародилась в Чехии благодаря драматической истории – брошенной на произвол судьбы малышки Лидушки. Мать, родившая внебрачную дочь от русского военнопленного, оказалась без крыши над головой и средств к существованию. Почти полуторагодовалого ребенка она оставила в зимнем лесу. Лидушку ждала гибель, если бы не случайность, которая привела ее спасителей в лес незадолго до Рождества.

Рудольф ТесноглидекРудольф Тесноглидек Сто лет назад, во второй половине дня 22 декабря 1919 года, трое друзей – писатель Рудольф Тесноглидек, судебный эксперт Йозеф Тесарж и будущий художник Франтишек Коуделка – отправились в лес у Биловиц-над-Свитавой на юге Моравии, чтобы срубить елочку к Сочельнику. В то время Тесноглидек жил в Биловицах. Они не подозревали, что совсем скоро войдут в историю родного края и всей Чехии.

– Когда мужчины миновали охотничью сторожку «Лисичка-плутовка», то услышали из соседней чащи странные звуки. Приблизившись к месту, откуда они доносились, пришедшие увидели совершенно беспомощную маленькую девочку, что повергло их в крайнее изумление вперемешку с испугом. Малышка лежала под огромной елью уже посиневшая от холода – температура воздуха тогда была около двух градусов выше нуля. Закутав девочку в пальто, друзья отнесли ее в сторожку, а когда малютка отогрелась, отвезли в полицейский участок в Биловице. Потом с найденышем на руках они отправились в детскую больницу в Брно.

Там выяснилось, что брошенная девочка является 17-месячной Лидушкой (уменьшительное от Людмила), которую в лесу оставила ее мать Мария Косоурова, родившаяся 19 ноября 1894 г. При допросе в суде она утверждала, что оказалась в безвыходном положении, родив внебрачного ребенка от русского военнопленного. Ее выгнали из дома, и она якобы искала помощи у брненской благотворительной организации «Чешское сердце», однако неудачно, поэтому осталась без денег и не могла заботиться о дочери,

– рассказал «Чешскому Радио» учитель местной школы Павел Ковач.

Памятник в биловицком лесу, Фото: Zdeněk TruhlářПамятник в биловицком лесу, Фото: Zdeněk Truhlář

Отцом ребенка являлся русский военнопленный

Памятная доска в биловицком лесу, Фото: Zdeněk TruhlářПамятная доска в биловицком лесу, Фото: Zdeněk Truhlář Судя по архивным данным, Мария Косоурова ранее работала служанкой в Прштице или в Бранишовице. Отцом ее ребенка являлся русский, попавший в плен во время Первой мировой войны, – его определили на полевые работы вблизи Брно. Девочка появилась на свет 8 июля 1918 года.

Взять молодую женщину с маленьким ребенком в услужение местные жители отказывались, поэтому она, по ее словам, и решилась на отчаянный шаг. Что касается утверждения Косоуровой об отказе в помощи со стороны так называемого помогающего объединения České srdce, которое было основано вначале в Праге, а позже также в Моравии и Силезии, сведений об этом не сохранилось и сохраниться вряд ли могли. Эта организация помогала продовольствием пострадавшим в войну семьям и голодным детям.

На суде женщина утверждала, что она не желала смерти своему чаду и, спрятавшись за деревом, ждала, надеясь, что ребенка кто-то подберет.

«Подсудимая является женщиной, жаждущей лишь наслаждений жизни...»

из книги "Рудольф Тесноглидек и  рождественское дерево республики", Moravské zemské muzeum, Brnoиз книги "Рудольф Тесноглидек и рождественское дерево республики", Moravské zemské muzeum, Brno Писатель и публицист Рудольф Тесноглидек, человек весьма чувствительный и страдавший большую часть жизни депрессиями, на следующий день после судебного заседания написал в газете Lidové noviny, что «мать оправдывалась так, как будто повторяла трогательный рассказ, рассчитанный на наивных читателей. Но на самом деле подсудимая является женщиной сильной, здоровой, жаждущей лишь наслаждений жизни, и выслушала приговор с невозмутимым спокойствием, даже не справившись о своей маленькой Лидушке».

Как бы там ни было, дочь Марии Косоуровой в итоге была спасена и удочерена вполне преуспевающей супружеской четой Полаковых, глава которой работал метрдотелем. Мать Лидушки приговорили к пяти месяцам тюрьмы строгого режима с учетом того, что женщина «частично призналась в содеянном, ранее не была судима и находилась в состоянии крайней нужды». По тем временам она отделалась очень мягким приговором.

Первая рождественская елка появилась в 1924 году на «Свободяке»

из книги "Рудольф Тесноглидек и  рождественское дерево республики"/   Moravské zemské muzeum, Brnoиз книги "Рудольф Тесноглидек и рождественское дерево республики"/ Moravské zemské muzeum, Brno Сегодня об этой истории напоминает памятная доска, установленная на огромном валуне под высокой елью в биловицком лесу. Именно здесь была найдена девочка, судьба которой заставила писателя Тесноглидека всерьез задуматься о помощи детям, которые являются неблагополучными или осиротели. Именно с этой целью в 1924 году он организовал установку первой рождественской елки в центре Брно, на площади, которую в народе называют «Свободяк» (Svoboďák), то есть площадь Свободы, чтобы со временем собрать средства для строительства дома для сирот. Постепенно традиция распространилась по всей Чехии.

– Писатель взял за образец традицию установки рождественского дерева в Дании, которая появилась там в 1914 году, и организовал первую в стране ель на общественном месте в Брно, а именно на площади Свободы. Ель была названа «Деревом республики», и ее целью было организовать сбор пожертвований для одиноких и неимущих детей,

– рассказал Павел Ковач.

Воспоминания, увековеченные в рассказе о «елочке для двух стареющих детей»

из книги "Рудольф Тесноглидек и  рождественское дерево республики", Моравский областной музей, Брноиз книги "Рудольф Тесноглидек и рождественское дерево республики", Моравский областной музей, Брно На собранные средства позже удалось построить детдом Dagmar в Брно-Жабовресках, сообщила газета Mlada fronta Dnes. Вспоминая о том памятном дне, Рудольф Тесноглидек написал в своем рассказе «Под рождественским деревом» (Pod vánočním stromem), что «они шли срезать маленькую хрупкую елочку для двух стареющих детей, чьи души не старели любовью», ("maličkou drobnou jedličku pro dvě stárnoucí děti, jichž duše nestárla svou láskou").

Год спустя после удочерения Лидушки вместе с друзьями он отправился проведать девочку у приемных родителей и был счастлив увидеть «взгляд светящихся больших бездонных глаз, выражения которых не передал бы и большой поэт… В них было столько радости жизни, возвращенной ей случайно, жизни, чей ужас ей довелось пережить, самой того не осознавая».

Супруги Полаковы с Лидушкой, фото: Zdeněk TruhlářСупруги Полаковы с Лидушкой, фото: Zdeněk Truhlář
19-12-2019