В президенты Чехословакии Горбачев продвигал своего однокурсника

18-11-2019

В 1950 году в общежитие юрфака МГУ заселились двое молодых людей – помощник комбайнера из Ставрополья и активист чехословацкой компартии. Их звали Михаил Горбачев и Зденек Млынарж. Первый станет генсеком ЦК КПСС, второй после вторжения в Чехословакию уйдет с высоких постов, будет исключен из компартии и эмигрирует на Запад. Именно своего студенческого друга архитектор советской перестройки хотел в 1989 году видеть на посту президента, уверен чешский историк Михал Махачек. По его версии, «Горби» считал это шансом реформировать, но сохранить социализм.

Михаил Горбачев, фото: Общественное достояниеМихаил Горбачев, фото: Общественное достояние

Когда к концу 1989 года стало очевидно, что всевластию чехословацкой компартии приходит конец, а Густаву Гусаку придется съезжать из Пражского Града, не только в ЧССР, но и в Москве начали размышлять, кто может занять освободившееся место. Историк Михал Махачек представил результаты своих розысков в российских архивах: Михаил Горбачев хотел, чтобы новым президентом страны стал его институтский товарищ Зденек Млынарж (1930–1997), бывший крупный партийный функционер, который после советского вторжения подписал «Хартию-77» и уехал в Австрию. Однако, как известно, чехословацкий народ сделал иной выбор, в который Кремль не вмешался.

Зденек Млынарж, фото: Чешское телевидениеЗденек Млынарж, фото: Чешское телевидение В московском архиве Михал Махачек обнаружил любопытное свидетельство: «Существует запись телефонного разговора, состоявшегося 18 декабря 1989 года между Карелом Урбанеком, тогдашним главой компартии Чехословакии, и правой рукой Горбачева – Александром Николаевичем Яковлевым. Они обменивались информацией о предстоящих президентских выборах в Чехословакии. Урбанек сообщил, что сильным кандидатом на этот пост является Вацлав Гавел от Гражданского форума, однако он, мол, еще попытается изменить ситуацию, объявив референдум. Яковлев сообщил, что как раз в это время в Москве находится Зденек Млынарж».

Зденек Млынарж в горбачевской Москве

Историк, подробно изучивший этот эпизод, сообщил, что Млынарж даже, вероятно, находился в тот момент вместе с Горбачевым в соседней комнате. Яковлев проинформировал Урбанека, что с Млынаржем встречались члены ЦК КПСС, и спросил, какую функцию мог бы выполнять в Чехословакии «этот товарищ» в текущей политической ситуации, и можно ли его выдвинуть на пост президента страны. Собеседнику в Праге не оставалось ничего другого, как ответить, что рассмотрит этого альтернативного кандидата. Позднее Карел Урбанек уточнил, что Зденек Млынарж не может быть президентом, потому что у него как эмигранта нет гражданства Чехословакии.

историк Михал Махачек, фото: Лубош Ведрал, ЧРоисторик Михал Махачек, фото: Лубош Ведрал, ЧРо «Однако принципиальная проблема состояла в другом – Зденек Млынарж не пользовался доверием ни у аппарата компартии Чехословакии, ни у оппозиционных движений, ни у большей части общества. Об этом обстоятельстве Горбачев упомянул десять лет спустя, отвечая на вопрос журналиста: «Я думал, что настало время свободы, и что люди захотят, чтобы пришли Дубчек, Зденек и другие, кто сыграл большую роль в Пражской весне. Однако им сказали: "Спасибо, но ваше время ушло" Я очень уважал Зденека и желал ему успеха, но этого не произошло, по крайней мере, не в той степени, что я ожидал». То есть Горбачев тогда прокомментировал ситуацию достаточно нейтрально», – рассказывает Михал Махачек.

Сын Млынаржа Владимир, ранее занимавший пост министра информатики, в ответ на вопрос «Чешского Радио» сообщил, что никогда не слышал о желании Горбачева видеть его отца в кресле президента Чехословакии.

Газета "Правда" за 1989 г., фото: Катерина АйзпурвитГазета "Правда" за 1989 г., фото: Катерина Айзпурвит К 1989 году Горбачев и Млынарж были знакомы уже почти сорок лет. Бок о бок они провели все пять лет учебы на юрфаке – с 1950 по 1955 год, в 1953-м оба переживали из-за смерти Сталина. Позже сам Млынарж признавался, что был убежденным сталинистом.

Чешский гость в «двушке» Горбачевых в Ставрополе

После окончания вуза пути друзей расходятся: Горбачев отправляется в Ставрополь, Млынарж в ЧССР, но они продолжают переписываться. Вероятно, именно это близкое знакомство определило симпатии Горбачева, который не раз говорил, что после народов СССР ему ближе всего Чехословакия.

Михаил Горбачев вспоминал о том, как в начале лета 1967 года вместе с женой Раисой Максимовной принимал старого чешского друга в Ставрополе: «Он работал тогда в Институте государства и права Чехословацкой Академии наук и приезжал в Москву в связи с подготовкой предложений о проведении политической реформы. В столичных академических кругах его выступление встретили более чем прохладно. Затем он побывал в Грузии, а оттуда на несколько дней заехал погостить в Ставрополь. Мы жили в двухкомнатной квартире на четвертом этаже. Это была первая в нашей семейной жизни отдельная квартира, и нам она нравилась. Зденек же весьма скептически осмотрел наше жилище. Видимо, по чехословацким меркам для первого секретаря горкома партии она выглядела весьма скромной. Зденек расспрашивал о положении в Союзе, в крае, о нашей жизни. Многое он поведал нам о процессах, происходящих в Чехословакии, падении авторитета Новотного. Я почувствовал, что Чехословакия стоит на пороге крупных событий. Прошло полгода, и из газет я узнал, что Млынарж перешел на работу в аппарат ЦК КПЧ, стал одним из авторов известной «Программы действий КПЧ», а затем активным деятелем Пражской весны. Я написал ему письмо, но ответа не получил. По намекам начальника краевого управления КГБ мне стало ясно, что письмо мое пошло совсем по другому адресу».

Михаил Горбачев и Зденек Млынарж, фото: Prezentace Michala MacháčkaМихаил Горбачев и Зденек Млынарж, фото: Prezentace Michala Macháčka

Однако как партийному функционеру Горбачеву пришлось исполнить ритуальные действия по выражению поддержки и оправданию вторжения в августе 1968 года в Чехословакию войск стран Варшавского договора.

В период Пражской весны Зденек Млынарж был избран секретарем ЦК КПЧ. В августе 1968 года, сразу после вторжения, в числе других партийных лидеров его насильно вывезли в СССР, где он поставил свою подпись под «Московским протоколом», которым перечеркивались реформы в Чехословакии. Млынарж еще успел побывать членом президиума ЦК КПЧ, однако, поняв, что оккупация продолжится, в ноябре 1968 года ушел со всех постов, а в 1970 году был исключен из компартии. Новое место работы он нашел в Национальном музее, где занялся энтомологией.

Перестройка как продолжение Пражской весны

Газета "Правда" за 1989 г., фото: Катерина АйзпурвитГазета "Правда" за 1989 г., фото: Катерина Айзпурвит Зденек Млынарж подписал «Хартию-77», а затем эмигрировал в Австрию. Когда в 1985 году его институтский товарищ Михаил Горбачев стал генсеком ЦК КПСС, чехословацкий эмигрант начал пристально следить за переменами в Советском Союзе. В своей книге «Холодом веет из Кремля» Млынарж писал: «Горбачевская политика является исторической реабилитацией чехословацкой попытки реформы в 1968 г., независимо от того, что по этому поводу говорит или может сказать Горбачев…Нынешняя советская политика создает благоприятные условия для возможной реформы в Чехословакии. Можно сказать, что при Горбачеве не возникла бы угроза военной интервенции за перемены, подобные проводившимся в период Пражской весны».

По данным историка Михала Махачека, политическую аналитику и прогностику Зденека Млынаржа читали не только на Западе, но и в Москве. Михаил Горбачев говорил, что ничего плохого о себе он там не нашел. В идеях Млынаржа он прочитывал все те же стремления 1960-х по реформированию социализма при сохранении его как базовой общественной модели, считает историк Махачек. Позже на основе личных бесед Горбачева и Млынаржа появилась книга «Диалоги о Пражской весне, перестройке и социализме». Зденек Млынарж скончался в апреле 1997 года. Михаил Горбачев приехал в Прагу, чтобы проводить старого друга в последний путь.

В книге «Жизнь и реформы» Михаил Горбачев пишет: «Реформаторы Пражской весны с энтузиазмом встретили нашу перестройку и требовали перемен у себя на Родине… Ведь что такое 68-й год уже с точки зрения 87-го, 88-го годов? Это как раз и есть те 20 лет, на которые запоздала перестройка...»

18-11-2019