В русском плену: Киев – Мурманск – Баку

28-10-2017

Во время Первой мировой войны Йозеф Бачовский попал в русский плен. Ему предстоит проделать огромный маршрут по просторам Российской империи. Киев – Екатеринбург – Мурманск – Баку. Это лишь несколько точек на карте, куда судьба забросила чехословацкого солдата. Книга публициста Либуши Коубской иллюстрирует жизнь, надежды, разочарования и стремления самых обыкновенных людей.

– Когда впервые вы смогли познакомиться с дневником своего деда?

Либуше Коубска, Фото: Дневник дедушки (Dědečkův deník), издательство ВышеградЛибуше Коубска, Фото: Дневник дедушки (Dědečkův deník), издательство Вышеград – Когда мне было где-то двадцать пять лет, мой дядя отдал мне его на хранение как семейную реликвию. Этот дневник принадлежал моему дедушке, он вел его в период Первой мировой войны. Будучи австро-венгерским ополченцем, он был откомандирован на Галицкий фронт, где, спустя несколько месяцев, проведенных там в крови и грязи, попал в русский плен. На протяжении последующих четырех лет он не переставал писать этот дневник – несмотря на то что был военнопленным и оказался в очень суровых условиях. Стоит отметить, что свои записи он составлял очень аккуратно, у него была маленькая потрепанная тетрадочка, которую он все время носил в кармане своей униформы. Ее обложка – это, по сути, обложка моей книги, которая, разве что, немного большего формата.

Чувствовалось, что свои записи Йозеф Бачовский делал очень увлеченно, видно, что все те места, где он уже успел побывать, и куда направлялся, события, с которыми он сталкивался, его очень волновали и интересовали.

– Расскажите, пожалуйста, поподробнее о жизни вашего деда в русском плену. Как он описывал этот непростой период?

 Дневник дедушки (Dědečkův deník), автор: Либуше Коубска, издательство Вышеград Дневник дедушки (Dědečkův deník), автор: Либуше Коубска, издательство Вышеград – Вместе с остальными австрийскими пленными он был транспортирован в грузовом автомобиле в Киев. Необходимо сказать, что о том, что он попал в плен, дедушка пишет с большим воодушевлением, поскольку благодаря этому у него появился хоть какой-то шанс пережить весь этот ад. На фронте тогда был сущий кошмар: все его друзья и знакомые из соседних деревень, которые были мобилизованы вместе с ним и отвезены на поле боя, погибли. Он остался практически один.

– Жизнь пленных солдат была далеко не простой, их постоянно перебрасывали в самые разные, отдаленные места Российской империи. В книге Либуши Коубской представлена карта, где подробно отмечены их странствия. Они были за Уралом, в Челябинске, Екатеринбурге, попали в сибирскую глубинку, где их «разобрали» по дворам местные крестьяне, и тем пришлось на них работать. Пленным давали скудный паек, предоставили кое-какой кров. Условия, разумеется, были достаточно примитивными, но жить было можно. Из Сибири они постепенно перебирались в западные регионы страны – пока не добрались до Санкт-Петербурга, а оттуда – в Мурманск, к Белому морю...

– Условия там, наверняка, были неимоверно тяжелыми, невыносимыми. Несмотря на суровый полярный климат, лютые морозы, они вынуждены были рубить деревья и прокладывать железную дорогу. Однако и эти испытания ему удалось пережить, а спустя какое-то время моего деда вместе с другими пленными снова транспортировали – на этот раз к Каспийскому морю, в Баку. Еще в его дневнике можно найти запись, в которой говорится, что в настоящий момент он находится неподалеку от персидской границы... Здесь, на юге, жить, конечно же, было лучше. Более того, поскольку за время своего плена дедушка успел освоить русский язык, у него появилась возможность устроиться местным писарем, что, безусловно, отразилось и на качестве его «новой жизни».

Йозеф Бачовский и Мария, Фото из книги Дневник дедушки (Dědečkův deník), издательство ВышеградЙозеф Бачовский и Мария, Фото из книги Дневник дедушки (Dědečkův deník), издательство Вышеград И там Йозеф Бачовский не переставал вести свой дневник, тщательно документируя быт южан, отображая их образ жизни, обычаи... Вместе с тем, до него доходила информация и из «внешнего» мира, касающаяся, прежде всего, ситуации на фронте, продвижения войск.

– Правда ли это, что он получил «отпуск» из плена?

– Да, так все и было. Военнопленные действительно поехали, можно сказать, отдыхать на родину, в Моравию. Семья моего дедушки тогда жила на границе Чехии и Моравии. К счастью, их «отпуск» продлился навсегда, так как именно в это время закончилась Первая мировая война.

– Когда ваш дедушка попал в русский плен, на территории бывшей Австро-Венгрии у него осталась жена – ваша бабушка. Как она восприняла эти события?

– Она очень переживала, ей было нелегко. Из семейных рассказов мне запомнилось, что тогда была нехватка мужчин, все отправились воевать, был эдакий «голод» в этом отношении. На тот момент у моей бабушки Марии на руках был маленький ребенок, мальчик, родившийся осенью 1913 года (дедушка ушел на фронт 1–2 августа 1914 года). Ей повезло, что рядом с ней находились две ее сестры и мама – так было легче пережить это суровое время. Но и им приходилось нелегко: если посмотреть на фотографии тех лет, мы видим, что они были буквально «кожа да кости», выглядели невероятно исхудавшими. Но, как бы там ни было, они сумели со всем справиться, выжили.

– Кого вы больше успели запомнить: бабушку или дедушку?

Фото из книги Дневник дедушки (Dědečkův deník), издательство ВышеградФото из книги Дневник дедушки (Dědečkův deník), издательство Вышеград – Я помню обоих. Бабушка была немкой, она происходила из чешско-немецкой семьи. Я ездила на каникулы в деревню Моравска Храстова, где они тогда жили. Мне было неполных пять лет, когда дедушка погиб при трагических обстоятельствах, поэтому запомнила я его, можно сказать, только во время похорон. Тем не менее, определенные воспоминания у меня, все же, остались (хотя, сейчас уже трудно определить, где были мои собственные, а где – семейные истории, которые мне впоследствии часто приходилось слышать от своих родственников) – это был букет из лилий, который мне дедушка подарил на день рождения. Помню, что тогда он в моих глазах выглядел стариком (вдобавок, на тот момент у него уже были проблемы с передвижением – наверняка, последствия нахождения в плену). Больше всего мне запомнился его силуэт, очертания фигуры, припоминаю, как мы с ним вместе ходили в лес и в поле...

Со своей бабушкой Либуше Коубска успела провести гораздо больше свободного времени – несмотря на то что та умерла, когда ей было всего девять лет. В своей памяти она ее хранит как очень неординарную, примечательную, эмансипированную женщину. Бабушка, по ее словам, довольно хорошо говорила по-чешски, но с ней часто беседовала и по-немецки, читала ей сказки братьев Гримм в оригинале, старалась повышать уровень ее образованности. Пани Коубска, в свою очередь, знакомила ее с патриотическими рассказами Алоиса Ирасека. Бабушка была счастлива, она просто обожала литературу, ей нравилось, что и в ее семье есть люди, которые уважают словестность так же, как и она.

– Она была очень практичной, замкнутой, начитанной женщиной. Могу сказать, что впоследствии другого такого интересного человека я в жизни уже никогда не встретила.

– Насколько это был тяжелый труд – погружаться в истории, судьбы и воспоминания своих предков – особенно если вы знали, что потом вашу книгу будут читать совершенно незнакомые вам люди?

– Вы знаете, этот вопрос меня очень долго беспокоил, я постоянно спрашивала себя, смогу ли я это сделать, есть ли у меня на это моральное право... Мне повезло, что на тот момент, когда я работала над книгой, у меня был отличный помощник – профессор-иммунолог, врач, ученый Цтирад Йон, я ему читала свой рукописный текст. Он меня в этом плане очень поддерживал, говорил, что такие человеческие истории и судьбы не должны быть забыты, навсегда исчезнуть... Какие-то главы данной книги были очень волнующими, какие-то – грустными, жестокими... Однако именно эти эмоции заставляли меня идти вперед, помогали сформулировать суть, не дали пропасть дневнику деда.

Либуше Коубска (*1948) окончила Факультет социальных наук Карлова университета, четырнадцать лет исполняла обязанности редактора зарубежного вещания на «Чехословацком радио», с 1990 по 1998 гг. работала в газете Lidové noviny, а позже, в качестве главного редактора, – в журнале Přítomnost, освещающем события в культуре и политике. Коубска является автором книг о науке и медицине, занимается составлением книжных портретов и диалогов (например, «Астроном и дипломат» (Hvězdář diplomat, 2010), «Все будет иначе» (Všechno dopadne jinak, 2011), «Если ты можешь даровать радость – ты должен» (Můžeš-li udělat radost, musíš, 2012) и др.). В настоящий момент она преподает журналистику на Факультете социальных наук Карлова университета, публикует рассказы и фельетоны.
Жанр диалога для Либуши Коубской – это, прежде всего, возможность понять конкретного человека, попытаться приоткрыть завесу тайны, которая его окружает, узнать о нем немного больше, передать читателю не просто «голую» информацию, но и темы для размышления.
Книга «Дневник дедушки: Обыкновенная жизнь и необыкновенные истории. Или наоборот?» вышла в 2017 году в издательстве Vyšehrad.

28-10-2017