Восток – Запад. Славянский узел Волыни.

18-01-2017

В чешской истории есть один яркий эпизод, мостик, переброшенный из Австро-Венгерской в Российскую империю. Это, наверное, самая известная глава в истории эмиграции этнических чехов – переселение на Волынь, ставшее своеобразным завершением «революционного этапа» 40-х годов XIX века. Корни, пущенные славянскими переселенцами полтора столетия назад в землю опустевших польских помещичьих владений, до сих пор остаются тем узлом, в котором переплелись судьбы чехов, украинцев, русских и поляков. В студии «Радио Прага мы вновь» приветствуем научного сотрудника пражского Института Т. Г. Масарика, историка Вратислава Доубека.

Волынские чехи, иллюстративное фото: ЧТВолынские чехи, иллюстративное фото: ЧТ История переселения чехов на Волынь началась со вспыхнувшего в январе 1863 года польского восстания. Речь идет о заселении опустевших земель польских помещиков, изгнанных из своих поместий. Эмиграция на Волынь стала спонтанно предпринятым шагом экономически активного чешского населения Австро-Венгрии. Первые 17 чешских семей приехали на новые места непосредственно в год восстания.

В поисках лучшего

- «На территории чешских земель к тому времени уже созрели предпосылки для перемещения части населения куда-либо в поисках более дешевой земли, которую можно было бы обрабатывать, обеспечивая тем самым пропитание для своих семей. Миграционный поток начал нарастать уже в 50-х годах XIX века, но был направлен в большей степени на Запад и через океан – в Соединенные Штаты. Однако именно возможность получения свободных и более дешевых земельных участков на востоке – а до Волыни было всего около 50–100 километров от восточной границы Австро-Венгерской Империи – выглядела очень привлекательной в глазах многих чехов.

Надо сказать, что основная, самая мощная волна эмиграции начинает подниматься после 1867 года. Тогда в Москве прошла этнографическая выставка, на которую приехала делегация «нероссийских» славян из Австро-Венгрии и с Балкан. Данная делегация встретилась с министром иностранных дел России, а также удостоилась в Санкт-Петербурге аудиенции у российского императора. После окончания войны с Пруссией это была попытка установить новые контакты на востоке».

Под крылом славянских организаций

Этот же период был ознаменован и активным созданием славянских благотворительных обществ, в том числе в Санкт-Петербурге, Москве, Одессе, в Киеве. И именно они взялись за активное развитие славянского сотрудничества, в том числе ратовали и за переселение австро-венгерских славян в Россию. В 1863 г. миграционная волна усиливается, и в 1868 году мы обнаруживаем уже 135 чешских семей, переселившихся в Российскую империю.

- «Кроме того, история хранит и имена двух, говоря сегодняшним языком, активистов, организовывавших переселение на Волынь – Франтишек Пршибыл, бывший военный, к тому времени уже несколько лет проживающий в Варшаве, и бывший учитель Йозеф Олич.

Флаг Австро-Венгрии, Фото: Thommy9, CC BY-SA 3.0Флаг Австро-Венгрии, Фото: Thommy9, CC BY-SA 3.0 Йозеф Пршибыл с этой целью отправился в Австро-Венгрию и вел в чешских землях активную агитацию за переселение, аргументируя выгоды переезда дешевизной земли, языковой близостью и небольшим расстоянием от родных мест. Ища поддержку, Франтишек Пршибыл вел беседы на данную тему и с передовыми чешскими политиками – Ригром, Палацким. Естественно, что от них он не добился поддержки – чешские политики не были заинтересованы, чтобы люди убегали из родных мест. Подобного рода деятельности препятствовали и австро-венгерские власти, и даже полиция, а Франтишек Пршибыл даже был арестован. Однако это происшествие, наоборот, еще больше увеличило его популярность в Центральной и Восточной Чехии. В этих регионах было очень много желающих воспользоваться новой возможностью».

Нельзя забывать и о деятельности российских славянских организаций, которые также поддерживали эмиграционную волну.

- «С ними сотрудничало немало высокопоставленных лиц, например, графиня Антонина Дмитриевна Блудова. Она поддержала славянскую колонизацию окраин Российской империи – и на Кавказе, и на Волыни. Франтишек Пршибыл и графиня Блудова составили «Записку о чешских переселенцах», которую получил бывший министр народного просвещения граф Дмитрий Толстой. Благодаря его поддержке переселение чехов на Волынь приобрело официальный характер.

В конце 60-х годов XIX века генерал-губернатор Юго-Западного края Российской империи Александр Михайлович Дондуков-Корсаков оказал проекту поддержку и разработал основные принципы переселения чехов на Волынь».

Гуситство - православие

Гуситы, Фото: открытый источникГуситы, Фото: открытый источник Важным вопросом для реализации плана оставалось вероисповедание. Для России чехи являлись приверженцами гуситской веры.

- «В российской историографии, например, у историка Евгения Новикова (в 1870-х гг. он служил послом Российской империи в Вене) или, по мнению Александра Фёдоровича Гильфердинга (славянофил, историк), отказ гуситов от католических постулатов сближает их с древнеславянской традицией.

Именно эта аргументация легла в основу политики поддержки чешских переселенцев, которые «по своей вере приближаются к русскому православию».

Генерал-губернатор Дондуков-Корсаков писал: «Гуситство, по мнению некоторых ученых, – не что иное как православие, по крайней мере, оно ближе к православию, чем к католичеству. Если здешние чехи успеют восстановить древнюю гуситскую церковь, то она приблизится только к православию». Конечно же, русское правительство желало, чтобы переселенцы ассимилировались. Оно хотело, чтобы чехи трудились на земле, но в конечном итоге приняли и российское подданство, и православие. Это была своеобразная борьба за превращение чехов в российских подданных, за превращение их в русских. И началась она в 70-х годах XIX века».

Первые чешские поселения на Волыни были образованы по немецкому примеру, то есть были изолированными. И именно по этой причине Пршибыл и Олич в чешских землях агитировали для переезда на новые места не только земледельцев, но также учителей и ремесленников, которые бы помогли создать в чешских деревнях некое «комплексное сообщество». Существовала также и потребность в своих, владеющих чешским языком священниках.

- «Этот план увенчался успехом. В начале 70-х годов на Волынь приехали, Вацлав Грдличка и Ян Саска. И именно тогда в чешском обществе начинается некая борьба между католиками и протестантами.

В 1878 году Саска и Грдличка объединили свои усилия, чтобы разработать основы вероучения, которое было бы близко к русскому: «Чтобы чехи, как католики, так и протестанты, тесно сблизились с русским народом, мы хотим сблизить оба вероисповедания в одну народную – гуситско-чешскую церковь, которая ослабляет контрасты между учением греческо-католическим и протестантским». Эта национальная идея должна была объединить чехов в качестве подданных российского императора.

Волынские чехи, Фото: Мартин Доразин, Чешское радиоВолынские чехи, Фото: Мартин Доразин, Чешское радио Наибольшей силы волна чешской эмиграции на Волынь достигла в середине 70-х годов XIX века. В 1873-75 годах на Волыни проживало уже более 2000 чешских семей, то есть около 15 тысяч переселенцев. Ежегодно чешские поселения пополнялись примерно 150 семьями.

До 1874 года пришлые чехи в России были освобождены от воинской повинности. Отмена данной льготы и усиление давления на принятие российского подданства ослабило эмиграционный поток.

К 1884 году, через десять лет после начала эмиграционного процесса, на Волыни проживало около 19 тысяч чешских переселенцев. До начала Первой мировой войны количество чехов на Волыни составляло от 25 до 35 тысяч человек».

Как долго чешские переселенцы держались обособленно, не смешиваясь с коренными русскими? Мы знаем, что до сих пор, ныне уже на территории Украины, сохранились «чешские» населенные пункты.

- «Чешские переселенцы хотели не только работать, но также и повышать свои возможности в российском обществе, занять места, например, учителей, чиновников. Для этнических чехов в рамках Российской империи такие возможности постепенно сокращались. Чтобы строить карьеру чиновника или священника, необходимо было принять российское подданство. В 80-х годах XIX века чешских переселенцев, которые хотели остаться в России и приняли как православие, так и российское подданство, было достаточно большое количество. Во втором поколении этот процесс был уже совсем органичным.

Чехи постепенно превращались в российских подданных, но когда вспыхнула Первая мировая война, потомки чешских переселенцев, русские с чешскими корнями стремились служить в отрядах «чешской дружины». Именно они основывали первые отряды, позже превращавшиеся в чехословацкие легионы.

18-01-2017