«Хартия-77» в Москве как напоминание о гражданских правах

20-02-2018

Чешское протестное движение, критиковавшее нарушение прав и свобод в ЧССР, вошло в историю как «Хартия-77». Выставка, открывшаяся в московском центре «Мемориала», рассказывает об этом уникальном социальном и культурном феномене и той роли, которую чехословацкие диссиденты играли в общей волне отстаивания свободы в социалистическом лагере.

"Хартия-77" – это свободное, неформальное, открытое сообщество людей разных убеждений, разных верований и разных профессий, которых объединяет воля по отдельности и совместно добиваться уважения к правам человека и гражданина в нашей стране и в мире.

Чешский центр в Москве и «Мемориал», посвятившие экспозицию к 40-летию появления «Хартии», стремились рассказать в России о причинах и развитии чехословацкого правозащитного движения, достигнутых результатах, репрессиях и главных действующих лицах тех лет.

Подробности открытия московской выставки «Радио Прага» сообщил публицист Петр Поспихал.

– Что увидели те, кто пришел на открытие в московский «Мемориал»?

– Там установлены панели с сопроводительными текстами, на которых представлен общий иллюстративный срез реалий эпохи, фотографии главных инициаторов появления «Хартии-77». Сопроводительные тексты составлены на русском языке. Та российская публика, которая ходит на эту выставку, в целом, хорошо информирована и знает контекст этих событий. Полагаю что история «Хартии-77» в сопроводительных русских текстах отображена достаточно точно.

Петр Поспихал, фото: Давид Немец, ЧРоПетр Поспихал, фото: Давид Немец, ЧРо – Знают ли россияне в целом о «Хартии»? Говорит им что-то эта страница истории Чехословакии и диссидентского движения?

– Это зависит от того, с кем вы в России это обсуждаете. Разумеется, многие о нем не знают, но и в Чешской Республике, вне всякого сомнения, найдется немало тех, которым это понятие ничего не говорит, поскольку у людей бывают разные интересы и разный уровень знания истории. Однако полагаю, что хорошо информированная публика, которая ходит в московский центр «Мемориала», знает и о «Хартии-77», и о подобных движениях в Советском Союзе, относящихся к той же исторической эпохе».

"Хартия-77" – это не организация, у нее нет устава, постоянных органов и организационно обусловленного членства. К ней принадлежит каждый, кто согласен с ее идеей, участвует в ее работе и поддерживает ее. «Хартия 77» не является платформой для оппозиционной политической деятельности. Она хочет служить общественным интересам, как это делают многие подобные инициативы в разных странах на Западе и Востоке.

– Как прошел вернисаж, и чему вы посвятили свое выступление на открытии выставки?

– Вместе с референтом «Мемориала», который занимается Центральной Европой, мы прочитали большую часть очень интересных документов, оригиналы которые хранит российская правозащитная организация. Там есть письмо, в котором более 50 советских граждан выражают свою поддержку «Хартии-77». Этот документ был составлен 12 февраля 1977 г., то есть сразу же вслед за нашим. Под этим письмом стоят подписи таких людей как, например, академик Андрей Сахаров, Анатолий Щаранский и других известных советских диссидентов того времени. Это показывает большую близость наших фундаментальных идей – и сейчас, и тогда, понимание того, что права человека являются неотъемлемыми, что они есть у каждого, что борьба за свободу и европейские ценности – моральная обязанность в любой стране мира, где права человека нарушаются. В СССР также понимали это движение как исключительно ненасильственное сопротивление, и хотя оно осуществлялось в иной форме, чем «Хартия-77», но защищало те же ценности. И люди там тоже рисковали получить многолетние сроки, рисковали быть репрессированными, даже в большей степени, чем в Чехословакии тех лет.

«Свобода общественного высказывания подавлена централизованно управляемыми средствами массовой информации, издательскими и культурными учреждениями. Ни одно политическое, философское или научное мнение, ни одно художественное произведение, хоть чуть выходящее за рамки официальной идеологии или эстетики, не может быть опубликовано; исключена возможность публичной защиты от лживых и оскорбительных нападок официальной пропаганды; клеветнические обвинения нельзя опровергнуть, и напрасна всякая попытка добиться исправления или опровержения с помощью суда…»

Выставка продлится до 25 марта 2018 г., по – пт, с 11.00 до 19.00, общество «Мемориал», Москва, Каретный Ряд, 5/10

– Как можно сформулировать историческое значение "Хартии-77"?

– Прежде всего, это требование "Хартии-77", чтобы государство соблюдало права собственных граждан, которые само обязалось соблюдать, чтобы этих прав можно было добиться. Я полагаю, что это – существенная ценность, которая показывает путь цивилизации в ХХ веке, потому что это давление снизу в авторитарных и тоталитарных режимах требовало того, что сегодня государство считает само собой разумеющимся. Однако к этому приходилось идти под давлением снизу. И именно "Хартия-77" смогла создать это давление снизу, в том числе и благодаря большому резонансу за рубежом – уже тогда в 1977 г., показав, что является примером, которому могут следовать и в других странах, в которых историческая ситуация в то время была очень похожей.

Ответственность за соблюдение гражданских прав в стране, естественно, ложится на политическую и государственную власть. Но не только на нее. Каждый несет свою долю ответственности за положение в стране, в том числе и за соблюдение узаконенных пактов, которые обязательны как для органов власти, так и для всех граждан. Чувство этой разделенной ответственности, вера в значение гражданственности и стремления к ней, общая потребность искать ее новое и более эффективное выражение – всё это привело нас к мысли создать "Хартию-77", возникновение которой мы сегодня провозглашаем.

– Вы являетесь не только свидетелем, но и участником тех событий…

Чешский центр в Москве, фото: Чешский центр в МосквеЧешский центр в Москве, фото: Чешский центр в Москве – Когда была составлена "Хартия-77", мне еще не исполнилось 17 лет. Формально свою подпись под ней я поставил позже, однако деятельность в движении начал уже тогда. Я чувствовал себя в безвременье, в сером мире, где не происходит никаких событий, где в жизни отсутствуют какие-либо перспективы, а гражданское общество подавлено. Так что я воспринял «Хартию» как очень важный импульс, который способен продвинуть развитие общества и не вызывает сильную конфронтацию, которую я не смог бы поддержать. Ненасильственный призыв к соблюдению прав человека было тем, что меня очень привлекло в мои 17 лет. Так что я стремился всячески помогать движению – устанавливал контакты между разными людьми, выпускал самиздат и совершал различные другие шаги, которые привели к тому, что я попал в тюрьму, а потом еще раз и еще раз. Однако я пережил множество значительных событий, познакомился со многими удивительными людьми. Мне всегда казалось, что имеет смысл бороться за вечные и общечеловеческие ценности, за правовое государство, права человека. Что это – большое дело, в котором следует принимать участие.

В подготовке выставки принял участие журналист, историк и дипломат Ян Шиха, основатель пражской библиотеки самиздата Libri Prohibiti Иржи Грунторад, Люба Свободова, Ондржей Матейка, Бланка Морулова, Петр Котик, Патрик Эйхлер. Устроителями экспозиции выступили МИД ЧР, Чешский центр в Москве и Институт изучения тоталитарных режимов.

20-02-2018