По стопам Фердинанда Магеллана: чешская кругосветка

25-10-2004

8 сентября 1522 года, то есть 482 года назад, в испанском порту Санлукар-де-Баррамеда бросил якорь корабль "Виктория". Это был единственный уцелевший корабль из пяти, совершивших первое в мире кругосветное путешествие под командованием португальца Фердинанда Магеллана. Путешествие Магеллана повторили на точной копии его «Виктории» несколько чехов. Только в отличие от команды португальского мореплавателя, которая была в пути 3 года, чешская команда бороздила моря и океаны 5 лет. Чешская кругосветка завершилась в сентябре этого года. Именно ей будет посвящена сегодняшняя рубрика «Чешские путешественники».

В мире существует множество копий знаменитых парусников времен великих географических открытий - «Санты-Марии» Христофора Колумба, «Золотой лани» грозы всех морей и континентов Френсиса Дрейка, «Ундевера» съеденного Джеймса Кука. Но, если верить нашему сегодняшнему гостю Ивану Орлу, то копия магеллановского корабля «Виктория» на свете только одна. И это судно было изготовлено в Чехии - как ни парадоксально, в стране, в которой моря нет. Тем не менее, именно команда, возглавляемая чехами, повторила на копии «Виктории» первое кругосветное путешествие, подтвердившее почти 500 лет назад шарообразность Земли. Как говорит Иван Орел, построить «Викторию» всю жизнь мечтал один из самых известных чешских яхтсменов Рудольф Краушнайдер.

- В 1995 году он начал в Орлицких горах рубить лес на строительство корабля. О проекте начали говорить, около Краушнайдера начали собираться люди. Я был одним из тех, кто пришел и начал помогать строить.

Строило чешскую «Викторию» 12 человек, в кругосветку отправилось 9, а вернулось спустя 5 лет только трое, среди них и Иван Орел. Остальные не выдержали тягот многолетнего путешествия.

- Условия на нашем корабле были очень похожи на условия на кораблях 16 века. У нас не было холодильника, душа, туалета, телевизора. Все очень по-спартански, так же, примерно, как это было 500 лет назад. Кто-то выдержал полгода, кто-то год.

Иван Орел выдержал все пять лет, хотя, как он признается, несколько раз готов был покинуть лодку. Он рассказывает, что самым опасным был первый год, когда чешская «Виктория» плыла без мотора, только на парусах - так же, как и ее тезка из экспедиции Магеллана. Но и после того, как мотор был куплен и установлен, команда, в основном, полагалась на паруса. В том числе, и в целях экономии: на топливо для мотора нужны были деньги, а финансовая ситуация чешской команды часто оставляла желать лучшего.

В течение пяти лет чешские «магелланы» посетили 56 стран и островов, трижды они переплыли Атлантический океан, по одному разу - Тихий и Индийский. Интересно, почему кругосветка заняла у чехов 5 лет, на 2 года больше, чем у команды португальского мореплавателя?

- С одной стороны, мы были в лучшем положении - у нас был мотор и точные карты, мы знали, куда плыть. Но мы за первые 2 года трижды переплывали Атлантический океан, сначала, чтобы купить мотор в США, потом возвращались через Бермудский треугольник и Канарские острова в Европу, а потом снова через Атлантику плыли в Бразилию.

Во времена Магеллана на кораблях типа «Виктории» экипаж составлял 30-40 человек. Чешской «Викторией» иногда управляло всего 3 человека. Кроме того, команда чешского судна не ставила перед собой цели - уложиться в какие-либо временные рамки. В некоторых странах «Виктория» стояла у причала по полгода, а то и по 9 месяцев. Уставшие от путешествия покидали корабль, возвращались домой. На смену им приходили знакомые и друзья путешественников, они узнавали, где «Виктория» бросила якорь, и приезжали.

- Мы также проводили набор в команду среди путешественников и любителей приключений, которых мы встречали по пути. Всего с нами плыло 60 человек, мужчин и женщин, девяти разных национальностей. Они должны были очень быстро решить - присоединяться к нам или нет. Когда мы пристали в Австралии, к нам пришел австралиец и попросился в команду. Мы сказали: «Хорошо, но у тебя есть 12 часов на то, чтобы собраться и попрощаться со всеми». И он успел.

- Вы не боялись брать на борт женщин? Говорят, что это не к добру.

- Да, раньше женщин на корабль не пускали, говорили, что это приносило несчастье. Но, я думаю, это потому, что женщина вносила раскол в команду. Мы, наоборот, всю дорогу имели на борту женщин. И никаких проблем.

Все премудрости морской науки матросы чешской «Виктории» познавали уже на корабле. Иван Орел говорит, что у большей части их команды никакого опыта работы на корабле не было. Да и сам Орел освоил управление судном в течение первого года плавания на «Виктории». Дома, в Южной Моравии, он окончил институт по технической специальности. Жил в Англии, в Париже изучал искусство, вел богемный образ жизни.

- Пять лет на «Виктории» Вас изменили?

- Такой долгий отрезок времени, конечно, меняет человека. Я узнал себя. Узнал, что я не такой терпимый, как я раньше думал, узнал, как реагирую в стрессовых ситуациях, как я их преодолеваю.

Этот опыт очень полезен, говорит мой собеседник, но повторить такое долгое путешествие он уже вряд ли решится. Спустя год, заметил он, путешествие теряет свое волшебство. Экзотика превращается в рутину. Человек привыкает к пальмам, к акулам за бортом, к песчаным пляжам.

Хотя чешская «Виктория» позволяла себе отклонения от маршрута португальского мореплавателя, обойти вниманием Магелланов пролив она не могла. «Это было одно из самых прекрасных мест, где мы были», вспоминает мой собеседник.

- В проливе тяжело плыть - там сильные течения, сильные ветры. Мы проплывали там в середине лета, но температура не поднималась выше 10 градусов Цельсия. Шел дождь со снегом, в воде плавали ледяные глыбы. Красивое место!

Из 237 человек, отправившихся в путешествие вместе с Магелланом, 219 человек не вернулись домой, включая и самого Магеллана. Были ли в пятилетней кругосветке чешской команды трагические ситуации?

- Когда мы были на острове Ваноту, над нами пронесся «хурикан», мощнейший тропический циклон. Хотя период «хурикана» закончился более двух месяцев до этого. Циклон порвал нам два паруса. Несколько раз мы попадали в бури, несколько раз сидели на мели. Но в целом нам везло: у членов экипажа за 5 лет не было ни одного серьезного ранения.

Во время плавания Иван Орел вел путевой дневник. Сейчас он пишет на его основе книгу. И надеется, что выпустить ее ему удастся без помощи спонсоров. Кстати, никаких спонсоров не было и у чешской «Виктории». Команда подрабатывала на берегу, чтобы купить себе еды, экономила на всем, зато, как говорит Иван Орел,

- Мы никого не должны были благодарить, говорить «спасибо», и на наших парусах не красовалось какое-нибудь «Мальборо». Они были белыми.

25-10-2004