60 лет со дня депортации евреев в Колине

12-06-2002

Ровно 60 лет прошло с тех пор, как в июне 1942 года более 2 000 евреев было депортировано из чешского города Колин. В прошлую субботу и воскресенье в Колине состоялся митинг в память погибшим от рук немецких оккупантов. Подробнее – Алла Ветровцова.

Синагога в Колине (Фото: Ben Skála, CC BY-SA 2.5 Generic)Синагога в Колине (Фото: Ben Skála, CC BY-SA 2.5 Generic) Советник городской мэрии Яромир Чабела не принадлежит к еврейской общине Колина, но он был среди тех, кто пришел на встречу почтить память погибших сограждан.

- Почти каждый год в Колине вспоминают о депортации колинских евреев, которая проходила 5, 9 и 13 июня 1942 года. Гости посетили оба еврейские кладбища, здесь состоялись богослужения, а в воскресенье в присутствии общественности прошел памятный митинг, в котором также принял участие посол Израиля в Чехии Артур Авнон.

О судьбе уничтоженной нацистами деревне Лидице в наказание за покушение на протектора Чехии и Моравии Гейдриха, сегодня знает весь мир, но мало кто знает, что также пострадало и еврейское население города Колин, расссказал г-н Чабела.

- Депортация евреев из Колина также проходила в связи с убийством Гейдриха, из них выжили только 50 человек. Как рассказала одна из организаторов встречи в Колине, Хана Гринфилдова, немцы были настолько педантичными, что они хотели ликвидировать 1000 колинских евреев, но поскольку их было 1050 человек, то пятидесяти из них посчастливилось выжить.

Хана Гринфилдова была одной из 50 гостей из Америки, Англии и Израиля на встрече. Она – одна из тех немногих евреев, которые пережили войну в концентрационных лагерях. Г-жа Гринфилдова приехала в родной город из Израиля, где она проживает уже 50 лет, и где вышла ее книга о судьбах евреев под названием «Фрагменты памяти».

10 июня 1942 года г-жа Гринфилдова, в числе 1 050 колинских евреев, вошла с небольшим чемоданчиком в поезд, который не отправился в Терезинское гетто, но был остановлен за Колином.Немцы бесконечно пересчитывали людей, вспоминает она сегодня.

- Так как приказ звучал убить 1 000 евреев, а в поезде было 1 050, они высадили из поезда ровно 50 людей, среди них была я, моя мать и сестра, и без вещей мы пешком шли 3 км в Терезин. Поезд с 1 000 узников уехал, и это был единственный еврейский транспорт, о судьбе которого до сих пор ничего не было известно.

И только недавно г-же Гринфилдовой попался на глаза выпуск еврейской хроники в Лондоне, где говорится о том, что в архивах Беларуси нашли упоминание об этом колинском транспорте, который прибыл туда 13 июня 1942 года, так что, возможно, это тот самый «потерянный транспорт», как его называют.

Г-жа Гринфилдова, когда ей говорят «вам повезло, что вы выжили», отвечает лаконично: «Каждое утро, когда я просыпаюсь, у меня перед глазами стоит картина умирающей в газовой камере матери».

Но о своем чешском детстве она говорит снежностью, и, по ее словам, счастлива, что родилась в одной из самых демократичных стран в Европе.

12-06-2002