Антонин Кубалек – чешский пианист, живущий в Канаде

24-05-2002

Известный чешский сатирик Карел Гавличек Боровский уже в середине 19-го века заметил, что на чехов дома спрос обычно незначителен, зато в мире они часто становятся известными. Такова была и судьба чешского пианиста Антонина Кубалека, который выступил в четверг в Праге на международном музыкальном фестивале «Пражская весна». С Антонином Кубалеком разговаривал Михал Лаштовичка:

Антонину Кубалеку, одному из лучших чешских пианистов пришлось сперва прославиться в мире, прежде, чем его талант признали также на родине. Так как он уехал в 1968-м году по политическим причинам, до бархатной революции в 1989-м году о нем запрещено было даже говорить. Мы попросили Антонина Кубалека рассказать, как он начинал свою карьеру в Канаде:

- Я, также как и многие другие, уехал в эмиграцию в 1968-м году. Это значит, что я уже более 33 лет живу за границами Чехии. Таким образом, за границей я живу уже дольше, чем на родине. В Праге я окончил консерваторию, и потом я еще два года учился на музыкальном факультете Академии искусств. Этот факультет я, к сожалению, не окончил, так как я отсутствовал на уроках политической экономии, и мне не поставили зачет в зачетную книжку. Вследствие этого я лишился стипендии, и мне пришлось уйти c факультета.

Значит, руководство факультета в эти времена интересовалось скорее тем, как будущие пианисты разбираются в идеологии, чем в музыке. А как вас встретила Канада?

- В Канаде мне удалось продвинуться сравнительно быстро. Мне очень помог бывший дирижер чешской филармонии Карел Анчерл, который там работал шефом симфонического оркестра в городе Торонто. Он меня везде очень рекомендовал, и так случилось, что я выступил со своим сольным вечером лишь полгода спустя моего приезда в Канаду.

В заключение мы попросили Антонина Кубалека рассказать, каково его отношение к русской музыке:

- Здесь, на фестивале «Пражская весна» я включил в свой репертуар сонату Игоря Стравинского с 1924-го года, так как весь фестиваль в этом году посвящен памяти Стравинского по случаю 120-й годовщины его рождения. Кроме того, я исполняю «Мимолетности» Сергея Прокофьева. Я очень люблю русских композиторов Чайковского и Шостаковича. Мне также очень нравятся произведения, которые не слишком часто исполняются, например, соната Глазунова для фортепьяно, или этюды Лядова, посвященные Ференцу Листу.

Кроме «Мимолетностей» Прокофьева и Сонаты Стравинского Антонин Кубалек в четверг исполнил произведение чешского композитора Йосефа Сука «Жизнь и сон» и избранные «Чешские танцы» Бедржиха Сметаны.

24-05-2002