«Аустерлиц», или Концлагеря в зеркале исторической памяти

20-07-2017

Документальный фильм украинского режиссера Сергея Лозницы «Аустерлиц» является размышлением о сохранении исторической памяти на фоне действующего музея бывшего концлагеря. Он снимался на территории Германии – в Дахау, Заксенхаузене, Бухенвальде, куда устремляются тысячи туристов. Как рождался замысел картины? Об этом мы побеседуем с автором ленты.

Сергей Лозница (Фото: Petr Novák, CC BY-SA 3.0)Сергей Лозница (Фото: Petr Novák, CC BY-SA 3.0) – Я однажды попал в такой мемориал в Бухенвальд и был поражен, обнаружив себя там со стороны как туриста. Поражен простой мыслью – как я с любопытством туриста могу на все это смотреть, поскольку для меня все это, прежде всего, места памяти и кладбища? Место, где можно и нужно уйти в себя, можно молиться, ставить свечку, чтить память погибших и думать о том, как такое было возможно. Это единственное, о чем там можно думать, но не заниматься получением энциклопедических знаний. Это мое, может, неправильное мнение, но я так считаю, – говорит режиссер.

Сергея Лозницу, как он признался, преследовало ощущение, что в ситуации превращения подобных мемориалов в места туристического паломничества они лишаются своей духовной составляющей.

– Все начинает выхолащиваться с этим обязательным посещением, с определенными текстами, которые вам дают абсолютно четкий нарратив, как была устроена система уничтожения. Мне сразу же приходит в голову мысль: «Почему у нас есть такие места, в которых рассказывают, как одни представители рода человеческого уничтожали других, но нет таких мест и музеев, где рассказывалось бы о том, как вести себя в условиях тоталитарного режима и в таких ситуациях, чтобы спасти себя и спасти другого? Где приводились бы примеры, каким образом обществу противостоять силам, которые пытаются его разрушить. Это – отнюдь не праздный вопрос, поскольку то состояние относительной свободы, которое есть в разных обществах, все равно каждому гражданину необходимо защищать.

– Тем более, что текущее состояние свободы в целом ряде регионов – очень хрупкое.

Нет таких мест, где рассказывалось бы о том, как вести себя в условиях тоталитарного режима

– Да, да, и как, например, противостоять пропаганде, которая сейчас настолько изысканная, что люди не замечают, как становятся объектами, а потом и субъектами этой пропаганды? Вот такие музеи в этих местах и имело бы смысл открывать.

Однако эти размышления все же не были главным, что подтолкнуло документалиста, ныне работающего в Германии, к съемкам картины «Аустерлиц». Сергей Лозница стремился разобраться в том, каким образом сам язык и форма, используемые для презентации истории теми, кто инициирует подобные экспозиции и создает мемориальныe oбъекты, способны повлиять на наше отношение и восприятие конкретных исторических событий. Продолжает С. Лозница:

– Мы потом, в каком-то смысле, становимся рабами этой формы.

– То есть вы в данном случае опасаетесь диктата навязанного нам восприятия?

– Да … Ведь эта форма откуда-то приходит… Например, в том виде, в котором существуют эти мемориалы в Восточной и Западной Германии, вы в какой-то степени можете видеть наследие этих двух традиций, двух разных стран – я имею в виду ГДР и продолжение этого наследия. Например, в Западной Германии, в Дахау или в Берген-Бельзене, есть места отдаленно, но тем не менее, напоминающие храм, где вы можете поставить свечку, а в Заксенхаузене вам негде ставить свечку. Нет храма, нет какого-то культового сооружения, и это – тоже наследие советской традиции, которая исключала подобные вещи. Вот если вы придете в Трептов-парк (Treptower Park – знаменитый берлинский парк), «алтарь» там – место на холме, куда кладут цветы. Грот, куда заходят – вместо алтаря. И люди кладут цветы и одновременно крестятся, хотя это – не храм. Все это – очень странная вещь, но хотя бы это там есть.

– Происходит некое замещение: человек интуитивно находит способ, как выразить свою скорбь и уважение…

«Аустерлиц» (Фото: © imperativ film)«Аустерлиц» (Фото: © imperativ film) – Да, но вот в Заксенхаузене и в Бухенвальде этого нет, то есть присутствует форма повествования, которую я бы сравнил с набором энциклопедических знаний о фактах, которые там имели место. Но где лежит эта граница, чтобы язык не стал элементом выхолащивания самой сути и не замещал собой все эти предметы, которые в свою очередь замещают собой все произошедшее?

Таким вопросом задается Сергей Лозница, недавно представивший «Аустерлиц» на Международном кинофоруме в Карловых Варах. Вскоре режиссер покажет и свою новую картину «Кроткая» – на фестивале «Летняя киношкола» в г. Угерске Градиште, который продлится с 28 июля по 6 августа.

20-07-2017