"Бархатная революция" была не только для горстки диссидентов

09-11-2004

Петрушка Шустрова была одним из самых известных чешских диссидентов. Как жили представители оппозиции при коммунистах, хорошо известно. Может ли Петрушка Шустрова представить себе, что «бархатной революции» бы не было? Как бы выглядела ее жизнь?

«Вы меня ошарашили таким вопросом. Это кошмар, такое себе представить. Но допустим: тогда моему младшему сыну было 6 лет, и он пошел в школу. Наверное, мне бы потом разрешили устроиться на работу, что мне было запрещено с 1982 года. Наверное, я бы сидела где-нибудь на почте и штамповала конверты, и после работы я бы по-прежнему писала для разных самиздатов, ну и работа в Комитете по защите несправедливо обвиненных. Иногда я бы ходила на допросы, полиция бы мне прослушивала телефон.

Вы знаете, если хорошо подумать, для меня лично это бы не было трагедией. Я ведь привыкла к такой жизни. Если человека не били на какой-нибудь демонстрации, то в принципе - ничего страшного. Мне было наплевать на репрессии. У меня была хорошая семья, друзья, и работа редактора самиздата мне нравилась. Хотя это, конечно, не настоящая журналистика».

Как изменилась ваша жизнь после 17-ого ноября 1989 года?

«С 18-ого ноября я работала в «Независимом пресс-центре», на основе которого потом возник журнал «RESPEKT». Потом я перешла на федеральное, тогда еще чехословацкое, министерство внутренних дел. Сначала я была советником, потом замминистра. В 1992-ом году, когда мы министерство очистили от всех наших кгбешников, я вернулась в редакцию «RESPEKT». С тех пор я занимаюсь журналистикой, иногда мне удается снять фильм, перевожу книги».

Значит, вы не жалеете о том, что «бархатная революция все-таки пришла?

«Конечно, нет. Хотя я была довольна и своей предыдущей жизнью. Но хорошо, что для нашего общества открылось окно свободы. Это хорошо для всех, не только для горстки диссидентов».

09-11-2004