«Бархатное» разочарование

14-11-2014

Через пару дней страна будет отмечать 25 лет со дня начала «бархатной революции», в результате которой рухнул коммунистический режим. О том времени говорят не только «домашние» - чешские - историки, политики, журналисты и простые граждане. События ноября 1989 года, после которых началось капиталистическое развитие Чехии, обсуждают и за рубежом.

Фото: Peter Turnley, Public DomainФото: Peter Turnley, Public Domain Немало иностранных ученых, историков и журналистов посвятили целые труды чехословацкой «бархатной революции». Сейчас многие зарубежные специалисты, занимающиеся странами Центральной и Восточной Европы, пытаются понять, насколько оправдали ожидания чехов, Европы и всего мира события 1989 года.

Один из самых известных в мире специалистов по Чехии – англичанин Эдвард Лукас. Долгое время он писал в том числе и из Праги. Он является редактором авторитетного еженедельника The Economist. Тираж этого издания составляет почти полтора миллиона экземпляров, причем журнал популярен не только в Великобритании, но и за ее пределами. Так что статьи Эдварда Лукаса читают во всем мире.

- Господин Лукас, 25 лет назад в Чехословакии началась смена строя. Рухнул коммунистический режим. Государство пошло по западному, демократическому пути развития. Четверть века – немалый срок. Как бы вы оценили результаты «бархатной революции»? Восторг, оптимизм, скептицизм? Получили ли чехи то, чего они ожидали?

Эдвард Лукас (Фото: Saeima, CC BY-SA 3.0 Unported)Эдвард Лукас (Фото: Saeima, CC BY-SA 3.0 Unported) - Основное разочарование в результатах «бархатной революции» выражается немыслимой коррупцией в Чехии на всех уровнях. Вспомните, как вожди революции мечтали избавиться от коррумпированных функционеров. Не избавились. Даже бывшие коммунистические лидеры Чехии активно занимаются бизнесом. Абсолютно ужасно в стране была проведена приватизация, совершено множество сомнительных сделок. Взять, к примеру, историю с продажей «Шкоды Пльзень». После «бархатной революции» люди хотели только заработать, ничего иного, они обманывали акционеров, умышленно банкротили предприятия. Так было тогда. Опасаюсь, что сейчас дела обстоят еще хуже. Все политические партии Чехии, ее правительство, президент буквально «легли» под сомнительные бизнес-группы, часть которых связана с Россией. Все это очень грустно.

- Как вы считаете, удалось ли Чехии занять достойное место в рамках Европейского Союза?

- И в этом плане – полное разочарование. Сначала, несмотря на все то плохое, что творилось во внутренней политике Чехии, ее внешняя политика вызывала симпатию и уважение. Я говорю про эпоху Вацлава Гавела. Чешская Республика хотя бы за что-то «воевала»: за права Тибета, соблюдение прав человека в Бирме. Я это очень ценил. Да, международная политика Чехии была в чем-то идеалистическая, но в этом был и свой плюс, особый колорит. Сейчас ничего этого нет. Разочарованием стало и председательство Чехии в ЕС. У страны был шанс проявить себя хоть в чем-то. Не смогли. Во время председательства в ЕС в Чехии начался правительственный кризис, ушел в отставку кабинет министров, и все стали заниматься только «домашней политикой», ругаться друг с другом, позорить себя на всю Европу и мир. Так что уже долгое время Чехия не может привлечь к себе внимание Европы хотя бы чем-то позитивным.

Джеймс Крапфел, фото: McGill UniversityДжеймс Крапфел, фото: McGill University Канадский историк Джеймс Крапфел является автором книги «Революция с человеческим лицом». Эта его работа считается одним из самых серьезных анализов событий 1989 года в Чехословакии. Сейчас Джеймс Крапфел преподает в университете Монреаля.

- Господин Крапфел, что вы думаете о современной Чехии? Какой вы ее видите накануне годовщины «бархатной революции»?

- Если судить по тем опросам общественного мнения, которые проводились в Чехословакии сразу после «бархатной революции», то будущее страны должно было стать ярче, гуманнее, демократичнее. Более открытым. К сожалению, эти ожидания не оправдались. Какой основной девиз был у «бархатной революции»? Нет насилию. Это означало «нет» физическому, психологическому, экономическому и общественному насилию. Люди хотели и ждали справедливости, все должны были стать одинаковыми перед законом. Народ мечтал о настоящем самоуправлении, чехи и словаки хотели сами решать, каким быть их будущему. «Уже никаких решений о нас без нас», - так говорили в 1989 году, вспоминая, в том числе и оккупацию 1968 года. Еще одним девизом «бархатной революции» был гуманизм. Ожидалось, что общество и система изменятся так, что всем людям будет комфортно. Все надеялись, что ярким и необычным личностям в новой Чехии найдется место. Что система не станет их «давить». Вместо этого в стране снова, под разными предлогами и по разным причинам, на многих людей начинают вешать различные ярлыки.

14-11-2014