«Человек в беде» не несет ответственность за личную жизнь своих сотрудников

31-08-2004

На прошлой неделе в чеченском поселке Алханкала Грозненского района был задержан сотрудник чешской гуманитарной организации «Человек в беде», подозреваемый в подрыве бронетехники федеральных сил. Первым эту информацию в российской сети Интернет опубликовал сайт РосБизнесКонсалтинг. Новость тут же облетела остальные СМИ, не обошло ее стороной и Чешское информационное агентство ЧТК. «Радио Прага» также выясняло подробности.

- В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий сотрудниками второго розыскного оперативного бюро Главного управления МВД РФ по Южному федеральному округу, в селе Алханкала в районе Грозного Чеченская Республика, задержан активный член бандгруппы «Джамаад» Макаев, 1978 года рождения, сотрудник чешской гуманитарной организации «Человек в беде», которому доказано совершение им 12 сентября 2002 года в составе бандгруппы подрыва автомашины «Урал» с сотрудниками ОМОН. Материалы в отношении Макаева направлены в прокуратуру Чеченской Республики для приобщения к материалам уголовного дела, возбужденного по признакам преступления, предусмотренного статьями 205-я часть 3-я и 105-я часть 2-я. Мероприятия на причастность Макаева к совершению других тяжких преступлений, выявление и задержание оставшихся на свободе членов бандгруппы продолжается, - сообщили нам в пресс-службе Главного управления МВД по Южному федеральному округу.

Как реагировала организация Человек в беде на задержание и обвинение господина Макаева? Говорит Шимон Панек, директор секции гуманитарной помощи организации «Человек в беде»:

- Пока у нас нет никакой официальной информации, которая бы поступила либо от администрации либо от структур МВД. То что мы знаем, мы знаем из СМИ. Так что реагируем очень просто - мы просто ждем конкретные данные. Если есть обвинение, должен быть, наверное, суд? И посмотрим. Ни в коем случае мы сейчас не собираемся комментировать, виноват он или нет. Потому что существуют органы, которые занимаются расследованием и есть суды. Вопрос, надеюсь, будет решен судебным путем.

- Какую функцию выполнял в организации господин Макаев?

- Он был один из нескольких сотен сотрудников, которые работают с нами уже более четырех лет на Кавказе. Через нашу организацию прошло несколько сотен работников. Он выполнял самую обыкновенную работу: часть времени как водитель, часть времени таскал мешки с продуктами. Никакой менеджерский или директорский пост он не занимал. Одно время был ночным сторожем. Люди просто переходят с места на место, в зависимости от того, какую работу нужно выполнить.

- Как проходит набор местных сотрудников, можно ли быть полностью уверенным, что человек не связан с террористическими организациями?

Логотип организации «Человек в беде»Логотип организации «Человек в беде» - Как мы можем проверять личную жизнь людей? Можно ли исключить, что кто-то, кто работает, например, на радио, не связан с уголовным миром в Праге в свое свободное время? Я уже говорил, что для нас за эти четыре года работало несколько сотен человек. Их личную жизнь, конечно, мы не можем стопроцентно проверить. Мы делаем все, что можем, чтобы между людьми, которые с нами работают, не были люди, связанные ни с той, ни с другой стороной: ни со службами, ни с боевиками, с террористами, - потому что мы - гуманитарная организация. Наша задача - помогать мирному населению. Но стопроцентную проверку, как неправительственная организация, мы сделать не можем, конечно, ни у кого. Стараемся, но в количестве нескольких сотен человек в обстановке Северного Кавказа, по-моему, никто не в силах проверить каждого стопроцентно.

- Как часто российские СМИ информируют своих граждан о гуманитарной миссии «Человека в беде»? Например, о задержании вашего сотрудника, обвиненного в подрыве омоновцев сообщили все интернет-сайты России. А о той помощи, которую вы оказываете жителям Грозного, рассказывают?

- Рассказывают тоже, немного. Не только о помощи, которая идет через «Человека в беде», но также о помощи, которая идет через датские, французские, австрийские и другие гуманитарные организации. Но, во-первых, это «немодно» - информировать о заграничной гуманитарной помощи, а во-вторых, СМИ всегда больше информируют о плохих событиях, чем о хороших.

- Не может ли повредить подобный факт организации «Человек в беде» в Чечне и в России?

- Я надеюсь, что это не повредит нашей работе, потому что мы не собираемся поддерживать господина Макаева, если он виноват. Конечно, он должен предстать перед судом, и если он не виноват, я надеюсь, что его отпустят. Но все-таки это его личный вопрос. Я не вижу никакого повода связывать то, что господин Макаев сделал или не сделал, с работой гуманитарной организации «Человек в беде». И надеюсь, что эта ситуация не станет для российских властей поводом или возможностью как-то на нас давить и сделать нашу работу в Чечне и Ингушетии еще сложнее.

31-08-2004