Докажи то, не знаю что

15-04-2003

Сегодня мы продолжаем тему, начатую во вчерашней радиогазете. Речь снова пойдет о финансовых компенсациях лицам, незаконно вывезенным из Чехословакии в СССР в годы сталинских репрессий - многие из них уже не вернулись к своим семьям. Год назад чешский парламент принял соответствующий закон о компенсациях, но фактически он не действует - ни одному из родственников вывезенных в СССР до сих пор не перепало ни кроны из государственной казны. Проясняет ситуацию председатель комитета потомков русских эмигрантов «Они были первыми» Владимир Быстров.

Владимир Быстров к закону о компенсациях для пострадавших от сталинского режима имеет самое непосредственное отношение - его собственный отец был в числе тех, кого насильственно вывезли из Чехословакии.

- Я в 1990-м году написал статью о судьбе моего отца и в ответ хлынул поток писем. Так возник комитет потомков русских эмигрантов. В начале 1990-х годов уже существовал проект закона, но потом распалась Чехословацкая республика и закон о компенсациях приняли только в Словакии. В Чехии он попал в стол.

Во многом именно благодаря деятельности комитета «Они были первыми» законодатели снова вспомнили о невинно пострадавших гражданах Чехословакии.

- С тех пор мы, комитет, проводили работу по восстановлению памяти о том, что случилось: открыли музейную экспозицию, мемориальную доску. В 1995-м году вышло постановление парламента ЧР, в котором приносились извинения людям, вывезенным из Чехословакии, и их потомкам. Потом появилось постановление о добавках к пенсиям вдов этих людей. Так все и пошло.

Заявление о выплате компенсаций в Управление соцобеспечения написало всего около двухсот человек, но, сомнению не подлежит, что незаконно перемещенных в Советский Союз граждан было намного больше. В чем тут дело?

- Разумеется, на самом деле из страны вывезли гораздо больше людей, но в законе четко указано, что эти похищенные на момент похищения должны были быть гражданами Чехословакии, а их потомки, обращающиеся за компенсацией, должны иметь чешское гражданство. В итоге и набралось более двухсот человек, которые узнали о законе и отвечали его требованиям. Главная проблема, что указанные в законе вещи естественны и поэтому чиновнику непонятны.

Одной из причин того, что закон о компенсациях действует только на бумаге, по мнению Владимира Быстрова, являются внесенные в него изначально невыполнимые требования. В документе, к примеру, прописано, что компенсация выплачивается за каждый месяц с момента перемещения человека за пределы Чехословакии.

- Подтверждается это только временем пребывания в лагере, но это не всегда то же самое. К тому же, у кого на руках бумага? У того, кто выжил, а не у того, кто исчез, сгинул в лагерях. У родственников последних бумаги нет, есть косвенные доказательства - когда люди искали, просили, получали информацию. Здесь чиновник не может сказать просто: «да» или «нет», он должен думать.

Или, к примеру, еще одна загвоздка - законодатели предписывают, что человек, рассчитывающий на компенсацию, не должен быть судим по послевоенным законам о сотрудничестве с немецкой армией.

- Каким образом вы можете подтвердить, что вас не судили? Вы можете доказать, что вас судили, а не наоборот. Люди писали заявления, где своей честью ручались - так, мол, и так. Но чиновников это не устроило - «мы должны это проверить». И проверяют непроверяемое, то, что можно проверять 100 лет.

И как же бороться с бюрократами-чиновниками? Правовыми методами - считают члены комитета «Они были первыми».

- Готовится жалоба в административный суд - он существует в Чехии с нового года и рассматривает жалобы граждан на действия государственных органов, а также жалоба в Конституционный суд - на то, что государственные органы бездействуют.

15-04-2003