Есть ли у полярников личная жизнь?

16-11-2004

«Полярный» месяц в Чехии в разгаре. Если вы помните, недавно мы рассказывали о серии мероприятий, проводящихся в Праге в связи с 110-летием Ивана Папанина, всемирно известного покорителя Северного Полюса. Каждую неделю в Российском центре науки и культуры проходят показы тематических фильмов и беседы с первым чешским полярником Мирославом Якешом и гостем из России - полярником, ученым и писателем Виктором Боярским.

Полярник, ученый и писатель... Этим «послужной список» Виктора Боярского не исчерпывается. Он еще, к тому же, кандидат физико-математических наук, и, что сейчас более актуально, директор российского государственного музея Арктики и Антарктики. На Северном Полюсе был 33 раза. В 1989 года он, как представитель России, принимал участие в международной Трансантарктической экспедиции. На лыжах и собачьих упряжках 6 ее участников прошли через Южный Полюс, преодолев более 6000 километров без чьей-либо помощи извне. Это был самый протяженный маршрут, когда-либо проложенный по Антарктиде. Как Виктор Боярский познакомился с чехом Мирославом Якешом, по приглашению которого он приехал в Чехию?

«Я, по роду своих занятий, с 1997 года вожу коммерческие туры на Северный Полюс. Самый разный состав, в том числе, и европейцев. Первое место занимают итальянцы, немцы, англичане. Чехов было достаточно мало. Но в прошлом году на Шпицбергене я познакомился с Мирославом Якешом, и он сказал, что готов выступить в роли гида».

Как говорит Виктор Боярский, чешские туристы на Северном Полюсе смогут не только поднять свой флаг, но и выпить чешского пива. Если оно, конечно, не замерзнет. А ограничений по возрасту у туристов нет?

«Я считаю, что длительный путешествия арктические рассчитаны на людей от 40 лет, 35-40, потому что очень важно, чтобы у человека был жизненный опыт. Полярный опыт тоже, конечно, необходим. Но жизненный опыт - это комплекс, совокупность таких навыков, которые позволяют человеку адекватно себя вести в трудной ситуации, в коллективе».

На одной из встреч в российском центре в Праге Виктор Боярский рассказывал об операции по спасению дрейфующей станции СП-32 в марте этого года. И о том, как живут сегодня российские полярники, стоит ли перед ними вопрос выживания.

«Он стоял, и стоять будет всегда, но выживание в конкретный исторический период понимается на разном уровне. Десять лет назад было достаточно зарабатывать 10 долларов, сейчас уже недостаточно. Другое дело, что после многолетнего перерыва - 12 лет у нас не было дрейфующих станций, в прошлом году была запущена на частные деньги станция «Северный Полюс - 32». Она продрейфовала 11 месяцев, практически, полный цикл. А в этом году уже на государственные деньги в сентябре запущена станция СП-33. Даст Бог, эта программа возобновится, она имела смысл. Поэтому есть небольшая доля оптимизма, с которой мы смотрим в будущее».

Я долго беседовала с Виктором Ильичом, а когда закончила, выяснилось, что не спросила его о самом интересном - о личной жизни полярников. Но я тут же исправилась. Какая же у полярников личная жизнь?

«Нет личной жизни у полярников. Полярник либо полярник, либо у него есть личная жизнь. Это 2 вещи непересекающиеся. Кто в свое время пережил самый сложный период - первые 5-7 лет, тех дома ждут, конечно. Ну, а те, кто не пережил, тот не пережил. Это наиболее трудно в молодые годы. Сейчас это уже часть жизни, привычка, но сложности все равно есть каждый раз».

16-11-2004