Горбачев сегодня – слабое эхо 80-х

16-09-2016

В Праге началась двухдневная конференция, организованная по инициативе первого и единственного президента СССР Михаила Горбачева. На первом месте повестки международного форума –европейская безопасность и та роль, которую может в данной структуре играть Россия.

Михаил Горбачев, Фото: ЧТКМихаил Горбачев, Фото: ЧТК Состояние здоровья Михаила Горбачева не позволило политику лично встретиться с участниками конференции, однако, по сообщению организаторов, свое видение ситуации в мире и способов преодоления сегодняшних проблем он представит собравшимся в своем видеообращении.

Как воспринимался в Чехословакии Михаил Горбачев в кульминационный период своей политической карьеры – во второй половине 80-х, и к кому в Чешской Республике он обращается сегодня?

На вопросы «Радио Прага» отвечает специалист по политической истории, научный сотрудник Института им. Т. Г. Масарика и Архива Академии наук ЧР Вратислав Доубек.

Михаил Сергеевич Горбачев как официальный представитель СССР посетил Чехословакию в 1987 году. В своей речи, произнесенной им в Праге почти три десятилетия назад, он обратился к коммунистическому руководству дружественной социалистической страны. В 1987 году руководство Чехословакии все еще воспринимало Горбачева как лидера главного государства социалистического блока и выражало свою готовность «шагать в ногу», или декларированные постулаты перестройки могли напоминать «Пражскую весну» 1968 года и восприниматься в качестве угрозы?

Вратислав Доубек, Фото: Архив Университета им. ПалацкогоВратислав Доубек, Фото: Архив Университета им. Палацкого Вратислав Доубек: «По-моему, оба этих подхода были важны и играли свою роль. Чехословацкое государство, ЦК компартии не было уверено в том, как сложатся отношения с Советским Союзом в будущем. Было неизвестно, чего можно ожидать от перестройки. Для консерваторов само понятие «реформ» было очень опасным. А перестройка – это же реформа! Надо сказать, что с понятием «перестройка» в Чехословакии пришли не экономисты, а государство – премьер-министр Любомир Штроугал. Он и его окружение были теми, кто воспринимал «перестройку» как попытку осуществить широкомасштабные культурные и политические изменения. Однако коммунисты-консерваторы, именно из ЦК, опасались этого процесса. В обществе циркулировали разные мнения. Прежде всего, ожидание. Что такое «перестройка»? Что такое «гласность»? Что может перенять Чехословакия, и что это будет означать для страны?..»

– Как восприняли визит Горбачева, заявления о перестройке и призыв присоединиться к этому процессу в рядах противников коммунистического режима? Они видели в этом реальный шанс начала перемен? Коммунистический режим в Чехословакии пал спустя всего два года.

«Они ждали и искали любых возможностей для осуществления изменений. Голос, звучавший из Москвы, они воспринимали как весьма важный для чешской политики. Однако все же партнером Горбачев для них стать не мог. Он являлся партнером коммунистов, настроенных на проведение реформ, а оппозиция воспринимала Михаила Горбачева как политика, продвигающего разоружение, политика, готового вести дискуссию. Для чехословацкой оппозиции самыми важными аспектами были гласность и возможность дискутировать».

Степень откровенности

Во время визита Горбачева в Прагу в 1987 году от главы СССР ждали извинений за вторжение 1968 года. Могли в тот момент прозвучать подобные слова?

Михаил Горбачев и Раиса Максимовна, Фото: ЧТ24Михаил Горбачев и Раиса Максимовна, Фото: ЧТ24 «Проявлялись в обществе чаяния и такого рода, но, в первую очередь, это было ожидание – какая степень откровенности будет выбрана? Дело в том, что посредником, сообщавшим о таких понятиях как гласность и перестройка, о намерениях Москвы и Горбачева, было чехословацкое телевидение и печать. Общество ожидало раскрытия сущности понятия «гласность», о которой ходили разные слухи. Однако будет ли именно Горбачев откровенен, извинится ли он или просто откроет эту щекотливую тему, было неясно. Ожидания существовали, но касались они степени откровенности его выступления, его политики, его отношения к Чехословакии».

В 1999 году, когда отмечалась десятая годовщина падения тоталитарного режима в Чехословакии, первый президент Чешской Республики Вацлав Гавел удостоил Михаила Горбачева высшей награды страны – Ордена Белого льва. Вы считаете это награждение оправданным? В 1989 году, в дни «Бархатной» революции, Горбачев действительно целенаправленно поддержал Чехословакию?

«Вопрос стоит так: воспринимал ли Вацлав Гавел Горбачева как коммуниста-реформатора и наградил ли он его как такового. С точки зрения чешской политики, это была награждение политика, ускорившего процесс перемен. Для Чехословакии было очень важно, что в середине 80-х Горбачев стал человеком, который сказал: «Это ваше дело». Для оппозиции и последующего развития событий это было очень важно. И, во-вторых, это была награда за политику разоружения. Что также было важной темой после «Бархатной» революции».

Как символ прошлого

Как воспринимается Михаил Горбачев в Чешской Республике сегодня, когда он уже длительное время не является активным политиком, а лишь комментирует то, что происходит в мире на политической сцене? Он выступает с критикой сегодняшнего режима в России, режима Путина, но и одновременно выразил поддержку аннексии Крыма, что для Чешской Республики и Европейского союза неприемлемо.

«При всем уважении к личности Михаила Горбачева, сегодня он в глазах современного чешского общества и политиков большой роли не играет. Он, прежде всего, является символом прошлого. Его комментарии в чешском обществе отзываются очень слабым эхом».

Проведение в Праге конференции, организованной Фондом Горбачева, под названием «Общая безопасность после холодной войны. Как решать новые проблемы? Европейская безопасность и Россия» вам кажется обоснованным? Кто-то будет в Чехии прислушиваться к голосу Горбачева?

«Это уже академический вопрос. Конечно, есть политики, которые ищут свою точку зрения по отношению к России. Принимая Горбачева, они декларируют широту своего восприятия России и понимание всех слоев российской политики. Примером такого подхода и символом подобной политики, по-моему, является президент Милош Земан. Однако «русский вопрос» для большинства чешских политиков – щекотливая тема. Они очень осторожно к дискуссиям на тему России, безопасности, отношений Восток – Запад. И они избегают дискуссий, которые им кажутся не столь важными».

16-09-2016